<<
>>

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования, указываются научная новизна работы, теоретическая и практическая ценность исследования, определяются объект, предмет, цель работы и её задачи, объясняются методы и источники исследования, а также излагаются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Теоретические предпосылки концептологического иссле­дования FAMILIE в лингвокультуре немецкого субэтноса» включает 3 разде­ла «Понятие концепта и его структуры», «Типы концептов», «Соотнесённость концепта с дискурсами и речевыми жанрами». В ней содержится обзор подхо­дов к исследованию концепта, рассматривается терминосистема, используемая 9

в диссертации, устанавливается дискурсивно-жанровая основа исследования.

В современном языкознании концепты понимаются по-разному. Это объ­ясняется, с одной стороны, тем, что концепты представляют собой сложные сущности, часто с противоположными и несовместимыми признаками, они с трудом вписываются в формально-логические схемы (Карасик 2009, 23), с дру­гой стороны - разными подходами к изучению этого объекта, разработанными в лингвистике.

Обзор специальной литературы, данный в диссертации, позволяет сделать вывод: все подходы к исследованию единиц концептосферы (логико­понятийный, психолингвистический, лингвокогнитивный, лингвокультуроло­гический, этнолингвистический) взаимосвязаны и могут объединяться в один интегративный подход. Поскольку полная реализация интегративного подхода - дело будущего, в реферируемой работе представлена только начальная сту­пень анализа, обобщающая разные подходы. И в этом случае концепт опреде­ляется как квант переживаемого знания, единица сознания, которая соединяет индивидуальный опыт отдельного человека и концентрированные культурные смыслы сообщества и/или общества и характеризуется этноспецифичностью.

В качестве же ведущего подхода к изучению концепта FAMILIE в языковой кар­тине мира российских немцев Сибири избран лингвокультурологический. Он заключается в том, что концепт признаётся базовой единицей культуры, имею­щей своё имя.

Выяснено, что у концепта отсутствует чётко фиксированная структура. В этой связи лингвисты выделяют 1) разные слои, которые складываются в про­цессе эволюции концепта, 2) ядро и периферию как компоненты полевой структуры концепта, 3) суперконцепты и субконцепты, находящиеся в иерар­хических отношениях с базовым концептом, 4) обобщённые признаки, образу­ющие разные уровни концепта. В предлагаемой работе апробируются «разно­структурные» методики моделирования концепта с целью более или менее полного выявления компонентов FAMILIE, объективированных в языке и куль­туре российских немцев Сибири.

Учёными предложены разные типологии концептов и изучены типологи­ческие черты отдельных концептов (Болдырев 2001; Попова, Стернин 2001; Пименова 2011; и др.). Учитывая разные теоретические построения и конкрет­ные результаты описания ‘семьи’ в разных языках и культурах, определяем ‘семью’ как универсальный концепт, отличающийся этномаркированностью и имеющий лингвокультурный характер. Это актуальный поликонцепт, относя­щийся к типу устойчивых, но способных к развитию концептов. Также концепт ‘семья’ является транслируемым, непараметрическим, конкретным, вербализо­ванным.

Г.А. Гуняшова считает самым главным признаком FAMILIE его социаль­ный характер (2007). На наш взгляд, этот вывод обусловлен исследованием нормативного и публицистического дискурсов и акцентированием внимания на параметрах семьи как социального института. Другой исследователь причисля­ет СЕМЬЮ к аксиологическим концептам, поскольку он объединяет в себе мо­рально-нравственные и культурно-исторические ценности русского народа 10

(Матвеева 2007). Думается, что данный вывод обусловлен также материалом исследования - пословицами и поговорками. Очевидно, концепт ‘семья’ явля­ется многогранной ментально-культурной единицей и в разных дискурсах вы­свечиваются разные его грани.

Поскольку считается, что к концепту можно «подняться» дискурсивно и недискурсивно, в реферируемой работе выбран первый путь. Вслед за Н.Ф. Алефиренко, дискурс понимается как сложное когнитивно­коммуникативное явление, состоящее из текста и различных экстралингвисти- ческих факторов (2009, 9).

После перечисления разных типов дискурсов, выделенных учёными с точ­ки зрения социолингвистических, прагмалингвистических, тематических и жанровых признаков, в диссертации дифференцируются прежде всего институ­циональные (официальные) и неинституциональные (неофициальные) дискур­сы, относящиеся к научной, деловой и разговорной сферам общения. Объеди­няющим же началом этих дискурсов являются простые информативные жанры письменного типа: сообщение, ответ, признание. Простые информативные жанры могут быть компонентами сложных (комплексных) жанров: бытового рассказа, рассказа-воспоминания, рассказа-объяснения и др.

Вторая глава «Структурно-содержательные компоненты FAMILIE, объективированные в институциональном и неинституциональном дис­курсе немецкого языка» состоит из 2-х разделов, посвящённых характеристи­кам концепта FAMILIE, представленным в 1) научном и 2) бытовом типах дис­курса российских немцев Сибири. В ней содержится диахронический и сопо­ставительный анализ «имени» концепта FAMILIE на базе лексикографических источников; выстраивается таксономическая модель FAMILIE как единицы концептосферы немецкого сообщества с выделением его базового, супер- и субординатного уровней. Здесь же обобщаются семантические признаки изуча­емого концепта, актуализированные в биографических жанрах российских немцев.

Глава открывается изложением результатов историко-этимологического и дефиниционного анализа имени концепта на основе простых информативных жанров сообщения - словарных статей толковых и этимологических словарей немецкого и русского языков.

Рассмотрение лексико-семантических единиц - репрезентантов концепта FAMILIE - в научном (лексикографическом) дискурсе показало, что на протя­жении веков константной осталась лишь одна сема ‘объединение’.

Исторически более поздние значения (Familie как общность родителей и детей, Familie как общность родственников) в современном немецком языке стали актуальными.

Словари демонстрируют развёрнутую семантическую структуру Familie. В рамках «имени» концепта наблюдается метафорический перенос на живой (жи­вотный и растительный) и неживой мир. В иллюстративном материале словар­ных статей обнаруживается Hausкак дополнительное «имя» концепта FAMILIE.

Немецкий репрезентант изучаемого концепта соотносится с такими рус­скими словами, как семья, семейство, род. В семантическом плане они являют- 11

ся частичными эквивалентами. Это свидетельствует о том, что понятийные слои концептов FAMILIE и СЕМЬЯ полностью не совпадают.

Совокупность разных значений слова Familie,выявленная на основе сло­варей, в тексте книги «Помни имя своё» (2008) полностью не проявляется. Терминологические значения отсутствуют. Актуализируются лишь первые его 2 значения, составляющие семантическое ядро «имени» концепта: 1) ‘Gemeinschaft von Eltern und Kindern, Verwandschaft’; 2) ‘alle mit einander verwandten Personen, auch aus früheren Generationen, die schon tot sind’. Это объ­ясняется, с одной стороны, информативной ограниченностью биографического дискурса, с другой - особенностями обыденного понятия в отличие от научного понятия. Третье значение ‘Gemeinschaft der Menschen, die gemeinsame Tätigkeit, Interessen, Freundschaft haben’, по наблюдениям К.В. Кулаковской (2014), объ­ективируется в «островных» говорах Томской области, и его можно считать ре­презентантом пассивного слоя FAMILIE как единицы картины мира немецкого субэтноса.

В рассказах российских немцев Сибири фиксируется связь FAMILIE и HAUS: Hier ist meine Heimat, mein Haus, ich habe hier viele Freunde und Bekann­ten, das alles, ohne das ich schon mein Leben nicht vorstellen kann ... (Помни имя своё 2008, 33).

На основе контекстного анализа выясняется, что FAMILIE вступает в сложные иерархические отношения со смежными концептами. При построении таксономической модели данного образования выявляются его базовый, супер- и субординатный уровни.

В качестве суперконцептов для FAMILIE выступают более крупные кон­цепты, репрезентированные семемами ‘народ’, ‘нация’, ‘этнос’, которые можно объединить в одно микрополе.

Генетическое начало своей семьи говорящие ведут чаще всего от первых немцев-переселенцев в России (die ersten Deutschen in Russland)обычно в пери­од правления Екатерины Второй, реже - от далёких предков в Германии.

Второе микрополе возглавляет суперконцепт RUSSLANDDEUTSCHE, ре­ализующийся с помощью лексических единиц, последние из которых являются прецедентными: Kolonisten, die ethnischen Deutschen, die deportierten Deutschen, Zwangsaussiedler / Spezialaussiedler, die Verbannten, Übersiedler, Russlanddeut­sche, «Volksdeutsche», «nicht umgebrachte Faschisten»и др. В зависимости от государственной политики наименование этнической общности российских немцев меняется.

Третье микрополе репрезентирует суперконцепт SIPPE / РОД. Он объекти­вируется такими «именами», как Sippe, Geschlecht, Stammbaum.Последнее «имя» содержит образный элемент ‘дерево’.

Суперконцепт ‘род’ имеет 3 компонента, выделяемые при помощи «вре­менных» классификаторов: 1) предшествующие поколения; 2) поколение, жи­вущее в настоящее время; 3) будущее поколение.

Концепт FAMILIE составляет базовый уровень таксономической модели. Слова, выражающие его, образуют четвёртое микрополе. Его возглавляют 2 «имени» концепта - Familieи Haus.

Изучаемый концепт имеет разветвлённую субординатную структуру. Од­ним из главных субординатных концептов является VERWANDTEN / РОД­СТВЕННИКИ. Слова, обозначающие конкретных родственников по отноше­нию друг к другу, составляют пятое микрополе. В основе вертикального члене­ния VERWANDTEN находятся «временные» классификаторы (прошлое - настоящее - будущее), в основе его горизонтального членения классификаторы со стороны отца - со стороны матери. Классификаторы «родство по крови», «родство по свойству», выделенные во всех обобщающих работах о ‘семье’, слабо проявляют себя в проанализированном материале.

Кроме того, на субординатном уровне отмечается концепт NACHKOM­MEN / НАСЛЕДНИКИ. Он членится на «direkte NACHKOMMEN» и «indirekte NACHKOMMEN», каждый из которых подразделяется в свою очередь на ряд частных концептов.

При построении таксономической модели FAMILIE обнаруживается не­чёткость границ того или иного концепта. Одни и те же концепты могут вхо­дить в состав разных объединений. Вследствие этого все уровни - базовый, су- перординатный, субординатный - вариативны.

В состав номинативного поля, объективирующего концепт FAMILIE, вхо­дят простые и сложные слова, словосочетания, находящиеся в системных от­ношениях. Так, отмечаются синонимические единицы: Vorfahren - Ahnen; Großmutter - Oma; Vetter - Cousinи др., а также антонимические: Deutsche - Russe; Tante - Onkel; Neffe - Nichteи др. Гиперо-гипонимические связи пред­ставлены, например, словами: Kinder: Sohn, Tochter; Enkelkinder: Enkel, Enkelin и др. Обнаруживаются также конверсивы, например: Eltern - Kinder, Großeltern

- Enkelkinder.Некоторые из них одновременно являются антонимами: Ehemann

- Ehefrau, Vater - Mutterи др. Парадигматические связи лексических единиц свидетельствуют о существовании в мышлении когнитивных сцеплений, кото­рые в специальной литературе называют по-разному: «таксоны», «слоты».

На основе анализа рассказов, содержащихся в книге «Помни имя своё» (2008), выделяются обобщённые семантические признаки изучаемого концепта: 1) количественные, 2) качественные, 3) событийно-временные, 4) простран­ственные. Качественные признаки в свою очередь подразделяются на биологи­ческие, хозяйственно-экономические, национально­

этнические, социокультурные, психические, нравственно-духовные.

Количественные параметры семьи тесно связаны с биологическими пара­метрами. Немецкая семья предстаёт как целостный феномен, включающий в ряде случаев не только родителей и детей, но и несколько поколений родствен­ников: Zur Zeit hat meine Großmutter 10 Enkelkinder, dabei nimmt die Anzahl der Familienmitglieder ständig zu (с. 40).Следовательно, кроме нуклеарной семьи, существует и расширенная семья. Помимо этого, в рассказах упоминаются полные и неполные, основные и повторные семьи.

Биологические и количественные параметры семьи наглядно демонстриру­ет генеалогическое древо семьи.

Немецкая семья, в понимании информантов, выступает не только как единство супружества, родительства, родства, но и как хозяйственно- 13

экономическая единица. Эффективность хозяйственно-экономической деятель­ности семьи измеряется понятием «достаток». Основу экономического благо­получия российских немцев составляет земля: Die Erde ist doch die Grundlage, sie bringt uns Nahrung (с. 9).

Важным хозяйственно-экономическим признаком семьи российских немцев является дом как строение, приусадебный участок, подсобное хозяй­ство.

Изменения в общественно-политической жизни России обусловили транс­формации многих хозяйственно-экономических черт семьи российских немцев.

Другая группа признаков - национально-этническая. В рассказах наблюда­ется, с одной стороны, осознание немцами своей исконной национально­этнической принадлежности, с другой - констатация общности с русским этно­сом: Nach der Nationalität bin ich Deutsche, im Übrigen aber - Russe (с. 33).

В настоящее время в рамках изучаемого сообщества выделяются однона­циональные и смешанные семьи.

Наиболее важный национально-этнический признак - владение родной формой языка и отношение к ней российских немцев. Несмотря на запреты в советское время, во многих случаях родной язык остался внутрисемейным средством коммуникации. Сейчас возрождение этнического самосознания рос­сийских немцев сопровождается усилением интереса к немецкому языку.

Национально-этнические признаки семьи тесно связаны с социокультур­ными признаками. Для традиционных семей прежде всего характерен патриар­хат, сопровождаемый авторитарностью и субординацией: Die Familie Dulzon hielt sich an dem strengen Willen des Vaters fest (с. 17).При отсутствии отца или дедушки главой немецкой семьи становится старший сын.

Значимым социокультурным признаком рассматриваемого субэтноса явля­ется наличие общей исторической родины - die historische Heimat.

События, связанные с 1941-1945 гг., привели как к утрате общего террито­риального и временного признаков отдельных социумов российских немцев, так и к разрыву немецкой семьи как малого этнического объединения. Der zwei­te Weltkrieg zersplitterte das Leben der Familie ... in zwei Teile ... (с. 16).

В ряду признаков семьи ведущими являются психические. Любовь, друж­ба, привязанность - приоритеты семьи российских немцев, свойственные преж­де всего супругам. Эти черты, в свою очередь, ведут к доброте, внимательно­сти, отзывчивости по отношению к членам семьи.

Психические черты переплетаются с нравственно-духовными. Согласно данным рефлексии, российские немцы отличаются терпением, стойкостью, честностью, уважительным отношением к старшим в семье и другими чертами. Фундаментом нравственно-духовных качеств российских немцев является ре­лигия. Die Kinder wurden streng erzogen. Man lehrte sie arbeitsam, ordentlich, ge­duldig, ehrlich sein, die Eltern und die Ältesten achten, den Gott lieben (с. 82).

Наличие семьи предполагает прикреплённость её к какой-либо террито­рии, т. е. пространственные признаки. Как и многие народы, российские немцы разграничивают понятия большой и малой родины. В качестве первой обычно

выступает Германия либо Россия. Малой родиной для российских немцев яв­ляются конкретные локусы России.

Нельзя не сказать о том, что одно из главных отличий семейных связей от родственных - критерий совместного проживания членов одной семьи. И в этом плане в годы репрессии многие семьи российских немцев становились дислокальными.

Учёт продолжительности семейной общности, изменений, происходящих с семьёй, оправдывает использование термина «семейный цикл жизни». Обычно семейный цикл определяется стадиями родительства и начинается с предроди- тельства. Затем следует стадия репродуктивного родительства и социализаци- онного родительства. Завершается семейный цикл стадией прародительства (Социология семьи 2007, 64). В тяжёлые годы испытаний российских немцев эти циклы часто становились неполными.

В основе деления семейной жизни российских немцев на временные от­резки могут лежать разные обряды: крещение, свадьба, похороны. Семейный цикл может выделяться по другим основаниям и иметь неодинаковое количе­ство фаз (болезни, разводы и т.д.). Разлуки, смерти создали многообразие «осколочных» форм семей российских немцев и в ряде случаев даже привели к их разрушению.

В течение XX-XXI вв. большинство вышеперечисленных групп признаков подверглись трансформации.

Описанные во второй главе диссертации обобщённые семантические при­знаки (количественные, качественные, пространственные, событийно­временные) можно считать денотативным слоем понятийной части FAMILIE, выраженным в языке. Для обнаружения других слоёв изучаемого концепта в исследовании реализован ряд экспериментов.

Третья глава «Элементы интерпретационного поля концепта FAMI­LIE, проявленные в экспериментальном материале» состоит из 5-ти разде­лов, в которых рассматриваются: 1) понятие лингвистического эксперимента; 2) итоги свободного психолингвистического эксперимента и 3) социолингвисти­ческого анкетирования в среде российских немцев Сибири; 4) образно­оценочные и 5) метафоро-метонимические компоненты FAMILIE как единицы концептосферы российских немцев Сибири. В данной главе содержится анализ фактологии, систематизированной в результате опроса информантов. В ней описываются ассоциативно-смысловые, образно-коннотативные компоненты концепта FAMILIE. Экспериментальный материал дополняется текстовым.

В 2014 г. автором диссертации проведён опрос в виде свободного ассоциа­тивного эксперимента и очного, аудиторного, полного социолингвистического анкетирования среди слушателей курса немецкого языка при Российско- немецком Доме г. Томска, а также среди сотрудников ТПУ, принадлежащих к этнической группе российских немцев. В эксперименте участвовали 30 инфор­мантов в возрасте от 25-ти до 65-ти лет. Среди них присутствовали 5 мужчин и 25 женщин, имеющих разный социальный статус и разную профессиональную характеристику. Испытуемые разделены по возрастному признаку на 2 группы:

от 25-ти до 45-ти лет (зрелость I ступени) и от 45-ти до 65-ти лет (зрелость II ступени).

В результате опроса на слово-стимул Familieотмечаются ассоциации сле­дующего характера: 1) простое существительное - Vater, Mutter, Großeltern, Verwandten, Sohn, Tochter, Dorf, Haus, Hilfe, Arbeit, Weihnachten, Ostern, Heimи др.; 2) сложное существительное - Familienessen, Familienfeste, Enkelkinder; 3) прилагательное - gut, groß, schon;4) словосочетание: Erholung mit der Familie, Unterstützung der Verwandten, gemeinsame Interessenи др.

Результаты 2-х экспериментов подтверждают, что в ядерную часть изучае­могоконцепта входят EHELEUTE (EHEMANN / EHEFRAU) и KIND / KINDER, в околоядерную часть - субконцепты, обозначающие конкретных родственни­ков по восходящей и боковой линиям. Кроме этого, в ядерную часть включают­ся аксиологические элементы, репрезентирующие прежде всего отношения между мужчиной и женщиной. По показаниям информантов, семья зарождает­ся «до семьи» именно с взаимных отношений, с желания любить и быть люби­мой или любимым. В экспериментальном материале отмечается много слов, номинирующих межличностные отношения в семье.

В плане социальной дифференциации испытуемых наблюдается следую­щее: для второй зрелой группы важны такие межличностные отношения, как die Treue, die Sorge, die Verehrung der Eltern, die gegenseitige Achtungи т.д.; пер­вая же зрелая группа акцентирует внимание на das Lachen, das Glück, die Liebe. Более молодое поколение информантов полагает, что семья может считаться полноценной, если присутствует один из родителей. Таким образом, с течением времени культурные стереотипы в среде российских немцев меняются.

В целом же немецкие семьи - это крепкие и дружные семьи, для которых малохарактерны разводы. В экспериментальном материале присутствует назва­ние семьи без детей - ein Paar.По мнению российских немцев, бездетная семья - ненастоящая семья. Sie kann zerstort werden, wenn es die Fortsetzung der Gene­ration nicht gibt.Также подтверждается наличие в концептосфере изучаемого субэтноса FAMILIENKLANS - понятия о расширенной семье. Семья создаётся, как правило, человеком разумным, однако в состав семьи может входить жи­вотное (der Kater).

Семья предполагает объединение живых существ в рамках дома. Дом в идеальной модели немецкой семьи соотносится с землёй, деревней. В качестве важного признака семьи отмечается ein eigenes Haus auf dem Boden.

FAMILIE проявляет себя во многих ассоциатах, в том числе в die Arbeit, das Einkommen.Редкие прецедентные высказывания, которые вспомнили ин­форманты, связаны с детьми и трудом.

К числу ценностей семьи российских немцев относится также сохранение традиций, связанных во многом с соблюдением христианских обычаев и ритуа­лов. В семьях изучаемого сообщества обязательно отмечаются рождество и пасха, и эти праздники принято проводить в кругу семьи.

В собранном материале наблюдается преобладание положительной само­оценки немецкого субэтноса. Проведённый опрос не только подтверждает рас­пространённость качеств, уже выявленных ранее (die Pünktlichkeit, die Ar- 16

beitsamkeit, die Sauberkeit, die Sparsamkeit, die Zurückhaltung, die Zuverlässigkeit, die Sorgfalt, die Organisiertheit, die Verbindlichkeit, die Verantwortung),но и рас­ширяет данный перечень другими качествами (der Humor, die Hoflichkeit, die Güte, die Anständigkeit).

Ценностные ориентации и установки членов немецких семей направлены в сторону нравственных идеалов семейности. В отличие от немецкого этническо­го сознания, где семья может осознаваться как война, плен, тюрьма, западня, дьявольский круг (Гуняшова 2007), и в отличие от русского этнического созна­ния, где семья может осознаваться как узы, цепи, тюрьма (Киреева 2008), омут (Добровольская 2005), в сознании представителей немецкого субэтноса ‘семья’ вызывает лишь положительные эмоции. Семья для немецкого субэтноса не только оптимальная форма человеческого существования, возможности про­должения рода, но и способ выживания в трудных условиях и защиты от внеш­них обстоятельств, место бытового и душевного комфорта, обретения счастья.

Формы репрезентации знаний о семье различные. Изучаемый концепт предстаёт в виде «картинок», фреймов, сценариев, гештальтов (в эксперимен­тальном материале доминируют 2 первые формы). В их основе лежат различ­ные первичные (элементарные и комбинированные) и вторичные (ассоциатив­ные) образы о семье: зрительные, абстрактно-зрительные, зрительно-вкусовые, зрительно-тактильные, зрительно-тактильно-вкусовые и абстрактно-зрительно­тактильные. Образный слой FAMILIE может соотноситься как с понятийной, так и с коннотативной частью концепта.

Ценностные составляющие концепта FAMILIE наиболее ярко проявляются в его метафоро-метонимическом слое, в основе которого лежат биоморфные, социальные, пространственные, событийно-временные и предметно­вещественные признаки.

Прежде всего обнаруживаются биоморфные признаки концепта FAMILIE, включающие флористические, орнитологические и антропоморфные признаки.

Семью или род российские немцы часто представляют в виде ветвистого дерева (ein Baum mit Wurzeln, Stamm und Äste; Stammbaum),которое со време­нем может всё больше разрастаться. Wurzeln sind unsere Vorfahren (Urgroßel­tern), Stamm - das sind Vater und Mutter, Äste - das sind Kinder und Enkelkinder. Семья также представляет собой некий плод, у которого есть ядро, сердцевина. Sie /Familie/ kann zerfallen werden, wenn es keinen Kern gibt.

По мнению некоторых респондентов, семья - это дерево с гнездом (ein Baum mit dem Nest).

Кроме этого, изучаемый концепт наделяется многочисленными антропо­морфными признаками. Семья воспринимается как единый биологический ор­ганизм и ассоциируется прежде всего с кровью: Blutsverwandschaft. Разновид­ностью антропоморфных признаков являются витальные субпризнаки - общие для всех живых существ особенности: жизнь и смерть. Участники эксперимен­та сравнивают различные этапы семьи с жизнью одного человека: Intrauterines Leben - Verhältnisse vor der Hochzeit, Geburt - Hochzeit, erwachsen sein - Ent­wicklung, Krankheit - Streit, Genesung - Versohnung, Tod - Ende. Das Ende kann

natürlich (natürlicher Tod) oder unnatürlich sein - Krankheit, Verletzung das ist Scheidung.

Семья, подобно человеку, живёт. Под влиянием внешних обстоятельств семья может погибнуть или уцелеть.

Другие разновидности антропоморфных признаков - соматические и фи­зиологические.

Familie как единое целое характеризуется эмоциональными признаками, присущими человеку: glückliche oder nicht glückliche Familien; wunderbare Fami­lien, liebevolle Familienи др.

Персонификация семьи заключается также в наличии у семьи общего наименования - фамилии. У каждой семьи, как и у человека, есть своя история. См., например: Die Geschichte der Familie Schroder(Помни имя своё 2008, с. 27). Семья, подобно человеку, оставляет после себя материальное и идеаль­ное: Nachkommen, Kinder, Enkelkinder, nächste Generationen, Sippe, Liebe, Tradi­tionen, Erinnerungen, entweder Kinder oder einen guten Rufи др.

Кроме этого, концепт FAMILIE репрезентируется многочисленными соци­альными признаками. Семья выступает, во-первых, как социальный институт, который находится в определённых отношениях с другими социальными ин­ститутами, производственными объединениями и т.д. Как социальный инсти­тут, немецкая семья воспитывает, обучает, поощряет, помогает, оценивает.

Семья российских немцев может выступить в качестве единой, сплочённой группы людей. Как коллектив, она может быть большой, дружной: große Fami­lien, einmütige Familien.У неё есть общие результаты работы.

FAMILIE характеризуется такими социальными признаками, как богатый, бедный. Богатство немецкой семьи измеряется не только материальными кри­териями, но и наличием детей. Так, внутренняя форма прилагательного kinderreichуказывает на большую ценность детей: kinderreiche Familien.

Событийно-временные признаки, характеризующие концепт FAMILIE, осознаются в тесной связи с человеком: Geburt - Erwachsene - Hochzeit - Kinder - ein eigenes Haus - Beerdigung; Geburt - Tauffest - Beerdigung; Geburt der Kin­der - ihre Erziehung - Bildung der Kinder und Berufskariere der Eltern - Reife - Geburt der Enkelkinder.Кроме того, каждая семья характеризуется с точки зре­ния настоящего, будущего и прошлого.

Выделяются также пространственные метафоры FAMILIE. В сознании немецкого субэтноса семья сравнивается с глобальным образом космоса и вер­бализуется лексемой Galaxis.В то же время FAMILIE может измеряться одно­временно большим и маленьким, мировым и личностным масштабом: Welt­Leben,kleine Welt, Innenwelt.Замкнутость внутреннего мира семьи осознаётся через пространственную метафору der Kreis.

Метафоры, соотносящиеся со значением смены погоды и времени года (Wetterwechsel, Jahreszeitwechsel),выражают перемену настроения членов се­мьи, семейные ссоры и беды (Katastrophen).

Пространственные метафоры дополняются социальными и артефактными метафорами: Staat, Zelle.

Концепт FAMILIE обладает также предметно-вещественными признаками. Так, по результатам направленного эксперимента, семью уподобляют сокрови­щу (Schatz),сосуду (Behälter),ячейке (Zelle)и т.п. Так же, как артефакт, семью можно приобрести, но она хрупкая: может разбиться, разрушиться: Familie - das ist eine sehr zerbrechliche Zelle, die manchmal Schicksalsschläge hat (Krankhei­ten,Streitigkeiten, Unverstand, Untreue).

FAMILIE осознаётся и через пространственно-артефактные единицы, обо­значающие какое-либо сооружение: дом (Haus), крепость (Zuflucht), пирамиду (Pyramide),тыл (Rücken).

Подавляющая часть выявленных образно-коннотативных средств, несмот­ря на распространённость в других языках, характеризуется этномаркированно­стью.

Четвёртая глава «Личное имя» концепта FAMILIE в лингвокультуре российских немцев Сибири» состоит из 4-х разделов: «Общие вопросы онома­стики и особенности немецкого имянаречения», «Имена российских немцев, отражённые в историко-документальном дискурсе Сибири», «Имена россий­ских немцев Сибири, отражённые в современных дискурсах», «Антропонимы в составе родословных». В данной главе рассматривается ряд теоретических во­просов общей ономастики и национальной (немецкой) антропонимики, анали­зируются личные «имена» концепта FAMILIE, под которыми подразумеваются антропонимы российских немцев.

Немецкие антропонимы неразрывно связаны с историей российских немцев, амбивалентностью их культуры. Они характеризуются диахронической информативностью, отражают общественно и семейно значимые факторы.

Современный немецкий антропонимикон - результат продолжительной эволюции национальной культуры. Он, как и любой другой, обладает нацио­нальными особенностями и закономерностями развития. По мнению

Э. Герр, ещё в XII в. 90% населения германских земель имели древненемецкие имена (Gerr 1985, 11). Затем число исконно немецких имён стало уменьшаться. Это было обусловлено расширением контактов с культурами соседских стран и влиянием христианской церкви, рекомендовавшей списки канонических имён, преимущественно древнееврейского, греческого, латинского происхождения. В итоге к началу Реформации большинство имён немцев являлись библейскими именами.

Фамилии у германцев появились в XII в. - сначала в высших слоях обще­ства, позднее в городской среде и в деревнях (Кургузова 2009, 98).

В антропонимиконе, собранном в диссертации, противопоставляются лич­ные имена и фамилии, женские и мужские имена, полные и сокращённые име­на, исконно немецкие и заимствованные имена, народные и канонические име­на.

В рамках антропонимического аспекта исследования FAMILIE изучены: 1) архивные материалы Томской губернии за 1915-1916 гг., содержащие антро­понимы 11-ти семей немцев-колонистов, сосланных в г. Колывань и Томской области, в которых представлены списки переселенцев-немцев 39-ти семей, принятых Нарымским округом за 1942-1943 гг; 2) современные источники: 19

книги о российских немцах Сибири, данные опроса респондентов, родослов­ные, составленные представителями немецкого субэтноса. 2 полных родослов­ных семейства Клемент — Кляйн охватывают период, равный 2-м столетиям.

В начале XX в. система имянаречения немецкого субэтноса была двух­частной, т.е. состояла из фамилии и личного имени. Постепенно под влиянием русской культуры к середине XX в. сформировалось трёхчастное именование российских немцев: фамилия, личное имя и отчество.

Фамильное имя, будучи связующим звеном как членов одной семьи, так и целого рода, указывает на этническую принадлежность конкретной семьи. Национальная коннотация фамилий российских немцев обусловлена главным образом их внутренней формой, соотносящейся с конкретными словами немец­кого языка разных ступеней развития. На современном этапе внутренняя форма фамилий может осознаваться и не осознаваться российскими немцами, фами­лии могут приобретать иную мотивированность.

Сохранность родовой фамилии российских немцев осуществляется обычно путём передачи её от отца к детям. Однако в ряде случаев в годы репрессии наблюдался отказ российских немцев от своей исконной фамилии, намеренное присвоение детям, родившимся от смешанного брака, русской или иной фами­лии.

В настоящее время, по нашим данным, более половины представителей немецкого сообщества сохраняет национально маркированные фамилии. Кроме того, в книге «Помни имя своё» (2008) содержатся рассказы о возвращении се­мьями российских немцев исконных фамилий или о намерении восстановить историческую справедливость в ближайшем будущем.

Определённая динамика наблюдается и в корпусе личных имён российских немцев. До Октябрьской революции в именнике российских немцев наблюда­лась тенденция к выбору католических личных имён, после Октябрьской рево­люции - тенденция к выбору общехристианских имён. Осваиваясь в России, этнические немцы отдавали предпочтение именам в русской огласовке с рели­гиозной (католической и православной) коннотацией. Народные русские имена типа Светлана, Алёна были освоены гораздо позднее.

Находясь «на перекрёстке двух культур», представители немецкой общно­сти в России иногда апробировали двухкомпонентные имена, например, Ivan- Peter, Сергей-Ейволд. Не исключалось также наличие национально маркиро­ванного имени в качестве официальной единицы и принятого в русском социу­ме имени-«двойника» в качестве неофициальной единицы (см.: Андреас и Ан­дрей; Вальдемар и Владимир).

Примечательно, что в среде немецкого субэтноса в период господствую­щего атеизма и бурного имятворчества в советскую эпоху личные имена типа Владлен, Трактор, Рэм, Сталина, Снежана и т.п. не появились. Данный факт позволяет судить о мировоззренческих установках российских немцев, придер­живающихся определённых правил при выборе личных имён.

Рассмотренный эмпирический материал позволяет сделать и такой вывод: антропонимикон российских немцев меняется в зависимости от характера со­циума. Так, в социуме с русской доминантой происходит ориентация на рас- 20

пространённые в России имена - в большей степени канонические общехри­стианские имена, в меньшей степени неканонические. В социуме с немецкой доминантой, соответственно, наблюдается ориентация на употребительные в Германии имена - канонические католические и народные немецкие имена. Под влиянием английской культуры у потомков российских немцев в совре­менной Германии появляются такие имена, как Моника и Дженифер.

Изучение родословных позволило выявить в среде российских немцев факт передачи из поколения в поколение не только фамилии, но и имени. Явле­ние тезоимённости происходит как по мужской, так и по женской линии: «отец - сын», «дедушка - внук», «мать - дочь», «бабушка - внучка». Обнаружились редко встречающиеся формы тезоимённости, например, такого характера, как «брат - брат». Традиция наречения ребёнка именем отца, дедушки, матери, ба­бушки в немецкой народной культуре видится в особом почтении родителей, предков. Также это можно считать проявлением исторической памяти в преде­лах семьи, рода.

Таким образом, единство семьи / рода выражается прежде всего через фа­милию, которая объединяет всех членов семьи в одну целостность. Единство семьи проявляется также через отчество, которое скрепляет отдельных её род­ственников, например: брат-брат, брат-сестра. Так называемой «скрепкой» ро­да или семьи немецкого субэтноса может служить имя, передаваемое из поко­ления в поколение.

Изучение антропонимов позволяет сконструировать реальную модель се­мьи российских немцев, и в итоге соотнести друг с другом сигнификативные, денотативные и референтные части понятийной базы концепта FAMILIE, опре­делить его национальную и субэтническую коннотацию. Антропонимический материал подтверждает понимание семьи в среде российских немцев Сибири как нуклеарной и расширенной; наличие количественных, качественных, про­странственных, событийно-временных признаков семьи и их изменчивость. Кроме того, изучаемый концепт предстаёт в антропонимической материализа­ции в виде такого конструкта, как концепт-схема.

Итак, такие особенности концепта FAMILIE, как относительная устойчи­вость, лексическая разработанность, вербализованная связь со смежными кон­цептами, объективация в разных типах дискурса, выраженность в текстах и ме­татекстах, проявленность в ассоциативном сознании информантов, отсутствие негативной оценки по отношению к нему и другие, свидетельствуют о его клю­чевой роли в лингвокультуре немецкого сообщества в Сибири.

В перспективе представляется важным дальнейшее изучение концепта FAMILIE как значимой единицы концептосферы российских немцев с опорой на новые виды эмпирического материала, включая публицистические и худо­жественные произведения, с расширением инструментария исследования и углублением анализа отдельных сторон этого ментально-культурного образо­вания.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: ЩЕГОЛИХИНА Юлия Викторовна. Концепт FAMILIE в лингвокультуре российских немцев Сибири. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Тверь - 2015. 2015

Еще по теме ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ:

  1. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  3. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  4. II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  5. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  6. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  7. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  8. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  9. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  10. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  11. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  12. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  13. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  14. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  15. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  16. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  17. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  18. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  19. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  20. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ