>>

Актуальность исследования.

Личность и взгляды Михаила Осиповича Меньшикова - популярного в конце XIX - начале ХХ в. публициста, сотрудничавшего последовательно в «Неделе» и «Новом времени», являются, безусловно, значимыми для изучения общественно-политической и религиознонравственной атмосферы российского общества указанного периода.
Судя по неоднозначным, но многочисленным отзывам современников, Меньшиков служил своеобразным индикатором процессов, происходивших в общественной жизни. Для многих он стал знаковой фигурой национально-консервативного лагеря. Отношение либеральной публики к Меньшикову-нововременцу в яркой литературной форме было отражено в ряде сатирических рассказов Аверченко, что в то же время лишний раз подчеркивает широкую известность публициста среди современников. Один из них носит весьма показательное название «Великий мерзавец земли русской» \ Показательно, что в работах советских исследователей, посвященных политической истории России периода третьеиюньской монархии, таких как А. Я. Аврех, В.
С. Дякин, Ю. Б. Соловьев1 2, очень часто встречаются цитаты из статей Меньшикова в качестве иллюстрации позиции правительственных и правых кругов. Это показывает достаточно высокую значимость фигуры Меньшикова в политико-публицистических кругах рассматриваемого периода. Имя и творчество Меньшикова в последние десятилетия стараниями историков и литературоведов выходит из почти векового забвения. Постепенно переиздаются его статьи, увидела свет небольшая часть из его обширнейшего архива 3, состоящего из записных книжек, писем и набросков для будущих статей. К сожалению, публицистика Меньшикова переиздается без исторических научных комментариев, подбор работ осуществляется весьма тенденциозно, что уже само по себе способствует формированию достаточно предвзятого представления об их авторе.
Среди огромного наследия публициста по национальной тематике есть работы, представляющие его как патриота, обеспокоенного судьбой своей Родины. Именно такие статьи в первую очередь включаются в современные переиздания статей Меньшикова4. Можно отметить целый ряд работ, в которых авторы, основываясь только на этих переизданиях, позиционируют Меньшикова как философа «русской идеи»5, чей смысл жизни «заключался в неотступной думе о Родине»6, а самым ценным качеством его философии является «сочетание национализма и имперского патриотизма»7. На специфику восприятия Меньшикова многими современными исследователями несомненное влияние оказали обстоятельства его трагической гибели. Отсюда желание представить образ Меньшикова в исключительно положительном свете без полутонов, отрицание той внутренней противоречивости, которая присуща его публицистике, и неоднозначности проблематики, которой он касался в своем творчестве. Как заявил в предисловии к сборнику «Русское пробуждение» (одному из современных переизданий статей Меньшикова) депутат Государственной Думы РФ четвертого созыва доктор политических наук А. Н. Савельев: «В своей страстности Меньшиков может показаться односторонним, избыточно озабоченным еврейским вопросом, всюду мыслящим еврейскую крамолу и еврейский стиль мысли. Между тем ярость и страсть Меньшикова более чем оправданны. Он видел, как нигилизм охватывает Россию - как в бешенстве революционного движения, так и в том, что русское большинство лишается средств к существованию инородческой и прямо иностранной буржуазией, ростовщиками и спекулянтами. Разве не стоит простить век спустя некоторый перехлест? В нем лишь страсть борьбы за Отечество и ясное видение скорого краха! Все перехлесты меркнут перед фактом: Михаил Меньшиков был расстрелян большевиками в сентябре 1918 года «за сопротивление советской власти». Банду убийц, вершившую суд, возглавляли недоучившиеся студенты Гильфонт и Давидсон, комиссары Якобсон и Губа. Сиротами остались шестеро малолетних детей и безутешная вдова - семья, обобранная революционным сбродом, доведенная до нищеты, убитая горем»8.
Мы полагаем подобный эмоциональный подход к личности и взглядам Меньшикова, ненаучным, в силу своей субъективности, тем более что заканчивается вступительная статья неоднозначным заключением о том, что «русским националистам еще предстоит стать силой»9. В этой связи нам представляется необходимым представить Меньшикова во всем многообразии его взглядов и проследить логику их эволюции, сделав акцент на раннем периоде его творчества как определенной антитезе высказывавшимся им в более позднее время идеям. Следует отметить, что в настоящее время в отечественной исторической науке постепенно формируется взвешенная и разносторонняя оценка личности и взглядов Меньшикова, что связано в первую очередь с изучением национальноконсервативной составляющей политической жизни России начала ХХ в. 10. Однако для широкого круга читателя сугубо научные работы малодоступны вследствие небольших тиражей научных изданий. В то же время историкам Меньшиков интересен преимущественно своим сотрудничеством в «Новом времени» и участием в создании Всероссийского национального союза, а его более ранняя публицистическая деятельность остается практически вне поля зрения ученых11. В результате современное поколение открывает Меньшикова преимущественно по научно-популярным и публицистическим работам, широко представленным в Интернете. При этом популярностью избранные статьи Меньшикова пользуются на таких достаточно радикальных правых и националистических сайтах, как «Институт высокого коммунитаризма»12, «Крамола»13, «Русская идея»14, «Форум свободных Русских»15, «Национальное сопротивление»16. На последнем из названных сайтов статья о Меньшикове заканчивается характерным призывом: «Его подвиг да будет для нас примером. А его жизнь и творчество — предметом изучения и всемерной пропаганды»17. На наш взгляд, наиболее действенными контраргументами меньшиковскому национализму могут стать его же работы по религиозно-этическим вопросам и дневниковые записи, показывающие постоянные сомнения и изменения во взглядах публициста.
Поверхностный подход к популяризации творчества Меньшикова приводит к тому, что в посвященных ему статьях, размещенных в сетях Интернета, присутствуют грубейшие фактические ошибки. Так, в справочном издании 2004 г., представляющем собой, по определению его автора, «собрание жизнеописаний уроженцев города Кронштадта», представлен материал о Меньшикове18, хотя он родился в Новоржеве, а в Кронштадте лишь учился. Автор издания учитель истории и обществознания М. А. Шлендова не избежала и фактических ошибок непосредственно в тексте о Меньшикове. Так, по ее версии, Меньшиков был «убит за статьи, разоблачающие предательскую политику большевиков»19, в то время как Меньшиков был отстранен от работы в «Новом времени» сразу после февральской революции, другие издания его не приняли, и, следовательно, ни в каких своих статьях он не мог «разоблачать» политику правительства, пришедшего к власти после Октябрьской революции. Еще один пример - биография Меньшикова, размешенная на сайте «Сахаровского центра»20, в которой нищее детство Меньшикова, кочевавшего с семьей с места на место, описано, как 11 лет, проведенных «в имении матери». А брак с Марией Владимировной Меньшиковой (урожденной Поль) почему-то назван «вторым», хотя Меньшиков до этого в браке не состоял, хотя и имел внебрачных детей. Справедливости ради, следует отметить, что эти данные были взяты из краткой биографии Меньшикова, составленной его внуком М. Б. Поспеловым и опубликованной в журнале «Слово» в 1992 г.21. По всей вероятности, ошибки эти были связаны с тем, что многое Поспелов писал, основываясь на воспоминаниях матери, а не на данных имевшегося у него архива Меньшикова в силу большого объема сохранившихся документов, которые необходимо было расшифровывать. Фактологические ошибки встречаются и в краткой биографии Меньшикова, включенной в монографию современного историка П. Б. Стукалова, посвященную взглядам М. О. Меньшикова и П. И. Ковалевского как идеологам Всероссийского национального союза. В частности, Стукалов отмечает, что благодаря поступлению в Кронштадтское морское техническое училище Меньшиков «имел возможность совершать поездки по знаменитым европейским городам, где знакомился с местными достопримечательностями и условиями жизни, что также оказало на Меньшикова значительное влияние»22. При этом автор, очевидно, имел в виду кругосветное плавание будущего публициста, в которое он был отправлен по выпуску из училища. На протяжении же самой учебы Меньшиков ни в какие европейские города не ездил, а в учебных плаваниях находился только в Финском заливе и Балтийском море, посещая только города Российской империи. Далее Стукалов указывает, что «после окончания училища Михаил Осипович получил звание инженера-гидрографа и поступил на службу в Главное гидрографическое управление (1887-1892). На самом деле, как указано в послужном списке Меньшикова, он окончил училище в 1878 г. и был произведен в кондукторы корпуса флотских штурманов. И лишь через десять лет морской службы он был назначен «младшим производителем работ картографической части Главного гидрографического управления»23. Расстрел публициста у стен Иверского монастыря, серия статей в «Новом времени» на православную тематику дали основание ряду авторов характеризовать взгляды Меньшикова как глубоко христианские. Автор вступительной статьи к публикации фрагмента его записных книжек «Проповеди отца Михаила» Н. А. Филаткина определила взгляды Меньшикова как «христианско-либеральные»24. Она выступает как приверженец ставшего расхожим в кругах современных поклонников творчества Меньшикова положения о том, что публицист с детства «впитал в себя азы православия и до конца жизни оставался глубоко верующим человеком»25, в то время как изучение дневниковых записей Меньшикова, которые он вел постоянно с 14 лет, за исключением 17 лет сотрудничества в «Новом времени», показывают, что на протяжении всей своей жизни, включая последние два года, он находился в религиозных исканиях, периодически переходивших если не в крайний атеизм, то, безусловно, в его пантеистическую форму. Нам представляется, что Меньшиков вполне вписывается в общий контекст духовных поисков интеллигенции серебряного века, поэтому этой теме нами будет посвящен отдельный раздел данного диссертационного исследования. Заметим, что даже внук Меньшикова Поспелов в первой краткой биографии деда, составленной им при помощи историка и публициста Н. Н. Лисового, при всем желании представить своего предка в положительном свете не побоялся признать, что он был «не очень церковным» человеком26. Встречаются и характеристики Меньшикова в крайней превосходной степени. Так, стараниями кандидата технических наук писателя и публициста М. Ф. Антонова и редакции ежедневной электронной газеты «Файл-РФ» статья об экономических воззрениях Меньшикова попала в цикл под названием «Экономисты милостью Божьей»27 28. А популяризатор творчества Меньшикова А.В. Довгарь одну из своих статей, посвященных его публицистике, заключает утверждением о том, что Меньшикова следует признать «величайшим нашим 28 мыслителем». Между тем как в начале ХХ в., так и в современной литературе встречаются и крайне негативные оценки личности и творчества Меньшикова, вменяющие ему в вину прежде всего не столько его антисемитизм, сколько непостоянство во взглядах, объясняющееся желанием угодить господствующему режиму. Среди современников самая известная характеристика изменчивости Меньшикова принадлежит правому общественному деятелю Б. М. Юзефовичу: «Пока торжествовал террор и революция, - вспоминал он, - г. Меньшиков не находил своевременным переходить слева на право и довольно недвусмысленно выражал свое сочувствие Г осударственной Думе первого созыва. Но времена изменчивы, с ними изменчив и г. Меньшиков, и вот, в один прекрасный день, наши доверчивые монархисты и союзники стали восторженно зачитываться словообильными статьями этого нововременского публициста, в котором, по полтине за строчку, он стал поносить гг. «освободителей» и революционеров, которым, незадолго до того, льстиво воздавал хвалу и поклонение»29. Однако это далеко не единственный пример. В частности, сотрудник «Биржевых ведомостей» А. Бессонов характеризовал Меньшикова как «настоящего хамелеона», потому что «он способен писать все и обо всем в каком потребно в каждую минуту духе»30. А публицист М. А. Протопопов и вовсе находил, что Меньшиков сам себе противоречит даже в одной и той же статье: «Одной рукой г. Меньшиков напишет, а другой рукой написанное сотрет; почти каждому его утверждению можно противопоставить его же собственное отрицание...»31. В период февральской революции современник Меньшикова Г. А. Князев записал в своем дневнике: «Меньшиков за республику! Как быстро. Прочел его резкий выпад против монархии с цитатами из книги "Бытия", и стало грустно. За 15 лет он кому только не служил. Был раб и остался им. Вернись завтра монархия, и он так же "талантливо" будет громить республику.»32. Склонность Меньшикова к изменениям своего мнения на прямо противоположное распространялась и на оценки современников и даже людей, которых он близко знал. При этом публицист сам не склонен был к полутонам, рисуя образы либо белой, либо черной краской. Ярчайшим примером тому может служить его переход от рьяного поклонника и пропагандиста идей Толстого, неоднократно гостившего в Ясной Поляне, до яростного критика всего того, чем он недавно восхищался в Толстом33. Став учредителем Всероссийского национального союза, Меньшиков и по отношению к своим однопартийцам проявлял ту же непоследовательность в оценках. В частности, во время процесса по делу Менделя Бейлиса, выступая активным сторонником версии ритуального убийства, он вначале возлагал большие надежды на В. В. Шульгина, ставшего преемником покойного Д. И. Пихно на посту редактора «Киевлянина», считая его «блестящеталантливым». Когда же Шульгин стал продолжать линию Пихно, доказывая несостоятельность обвинения Бейлиса в убийстве Ющинского, Меньшиков стал расценивать его статьи как «забавный вздор»34. Непостоянство Меньшикова во взглядах приводило к тому, что одни и те же люди в разное время отзывались о нем по-разному, а позднейшие исследователи приводили в своих работах те цитаты, которые им были в данный момент наиболее выгодны. В частности, А. П. Чехов, познакомившийся с Меньшиковым в период его сотрудничества в «Неделе» и, судя по переписке, некоторое время поддерживавший с ним дружественные отношения, очень лестно отзывался о его статьях. В одном из писем Чехов признавался Меньшикову: «Вы интересный человек, и статьи Ваши наводят на тысячу мыслей, и является желание написать Вам или побеседовать с Вами»35. Однако в более поздний период отношения между Чеховым и Меньшиковым охладевают. В письме к брату М. П. Чехову летом 1902 г. Антон Павлович пишет: «С тех пор, как Меньшиков стал жить в Царском Селе, писания его превратились черт знает во что. Он потерял и талант, и репутацию интересного, оригинального публициста»36. На наш взгляд, противоречивости оценок творчества и личности Меньшикова, начавшейся еще при его жизни и частично сохранившейся до сих пор, способствовал ряд обстоятельств: популярность, основанная на безусловном публицистическом таланте; частая переменчивость в своих взглядах и оценках событий, явлений и выдающихся современников; переход из народнической «Недели» в националистическое и близкое к правительству «Новое время»; национализм и антисемитизм Меньшикова, проявившийся не только в его статьях, но и в участии в создании националистической партии Всероссийский национальный союз. Все это делает актуальным воссоздание всей картины идейных исканий Меньшикова. Взгляды Меньшикова-нововременца нельзя до конца адекватно оценить вне связи с его более ранними идеями, тем более, что, несмотря на ряд изменений в его социально-политических взглядах, его подход к публицистике, к восприятию и изложению тех или иных явлений сформировался еще в «Неделе» и сохранился в «Новом времени». Мы согласны с мнением современного историка Я. В. Добролюбова, отмечающего: «М. О. Меньшиков - бывший толстовец, с горячностью перешедший на сторону русского национального дела, но в подходе к этому делу так и оставшийся толстовцем - все упрощающим, страстным, по- сектантски романтичным»37. При этом Добролюбов отметил далеко не все особенности мировосприятия и психологии Меньшикова, сформировавшиеся еще в конце XIX в. и повлиявшие на его последующую публицистику. В этой связи нам представляется актуальным воссоздание мировоззренческой эволюции Меньшикова с целью показать разносторонность и неоднозначность его взглядов, проследить логику его философских, религиозноэтических и социально-политических исканий в контексте выстраивания деталей его жизненного пути. Хронологические рамки исследования охватывают период раннего формирования личности Меньшикова и становления его как публициста до перехода в газету А. С. Суворина «Новое время» - 1859 - 1901 гг. Однако в целях анализа эволюции взглядов Меньшикова мы будем в отдельных случаях обращаться к его взглядам всего периода жизни (до 1918 г.). Объектом исследования является духовно-культурная жизнь России последней четверти XIX в. Предметом исследования избраны философские и религиозно-этические аспекты во взглядах М. О. Меньшикова в указанных хронологических рамках.
Помощь с написанием академических работ
| >>
Источник: Орлов Андрей Сергеевич. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ БИОГРАФИЯ, СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЕ ВЗГЛЯДЫ И ПУБЛИЦИСТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ М. О. МЕНЬШИКОВА ДО НАЧАЛА РАБОТЫ В «НОВОМ ВРЕМЕНИ». 2015

Еще по теме Актуальность исследования.:

  1. Актуальность темы исследования
  2. Актуальность исследования
  3. Актуальность темы исследования
  4. Актуальность темы исследования.
  5. Актуальность темы исследования
  6. Актуальность темы исследования
  7. Актуальность исследования
  8. Актуальность исследования
  9. Актуальность исследования
  10. Актуальность темы исследования.
  11. Актуальность темы исследования.
  12. Актуальность исследования
  13. Актуальность исследования
  14. Актуальность исследования