<<
>>

Единство и дифференциация правового регулирования в сфере обеспечения лекарственными средствами

В науке права социального обеспечения, как и в родственной ей науке трудового права, единство и дифференциация рассматривается и в качестве принципа, и в качестве приема правового регулирования.

В науке трудового права проблемы единства и дифференциации неоднократно поднимались и исследовались рядом ученых[125], тогда как в праве социального обеспечения проводились только исследования, посвященные отдельным аспектам данной проблемы[126].

Не ставя перед собой цель предпринять специальное исследование единства и дифференциации в праве социального обеспечения, рассмотрим их влияние на правовое регулирование отношений, связанных с предоставлением лекарственных средств.

В теории права социального обеспечения не сложилось общепринятого подхода относительно выделения единства и дифференциации правового регулирования в качестве отраслевого принципа и (или) элемента правового регулирования.

Так, Е. Е. Мачульская в числе принципов отрасли называет дифференциацию правового регулирования отношений по социальному обеспечению[127].

C ней соглашается Г.В. Сулейманова, которая относит к отраслевым принципам дифференциацию обеспечения на основании социально значимых обстоятельств[128]. Другие исследователи называют данный принцип дифференциацией видов, условий и уровня обеспечения в зависимости от трудового вклада, причин нуждаемости и инвіх социалвно значимвіх обстоятелвств[129]. Э.Г. Тучкова рассматривает единство и дифференциацию в праве социалвного обеспечения как в качестве принципа, так и «бесспорного приема регулирования указаннвіх отношений, что позволяет его отнести к признакам метода данной отрасли права»[130]. C ней солидарна Н.В. Антипвева, которая подчеркивает сложную природу единства и дифференциации в социалвно-обеспечителвнвіх отношениях, и делает ввівод о возможности рассмотрения единства и дифференциации в качестве «элемента метода права социалвного обеспечения» и принципа названной отрасли права[131].
Полагаем необходимвім следоватв ввісказаннвім позициям и рассматриватв единство и дифференциацию и как принцип, и как элемент метода правового регулирования.

Прежде всего подчеркнем, что болвшое значение имеет соотношение единства и дифференциации при осуществлении правового регулирования. О единстве в исследованиях по праву социалвного обеспечения практически ничего не говорится, а дифференциация устанавливается, к примеру, с целвю поддержания определенного уровня обеспеченности субъекта, компенсации социалвного статуса или за особвіе заслуги. Таким образом, в основу дифференциации положен целый комплекс критериев. Считаем справедливвш мнение В.Ш. Шайхатдинова, которвш соотносит принцип дифференциации с принципом приоритета в обеспечении некоторвіх категорий нуждающихся[132]. В ряде исследований, специалвно посвященных указанной проблематике, делается ввівод о неразрвівной связи единства и дифференциации. Так, Е.В. Астраханцева подчеркивает взаимообусловленности единства и дифференциации и делает вывод о наличии у них общих критериев и форм проявления[133]. М.В. Филиппова полагает, что не толвко в трудовом праве, но и в праве социалвного обеспечения «можно говорити именно о единстве и дифференциации правового регулирования социалвно-обеспечителвнвіх отношений, а не толвко о дифференциации условий и размеров социалвнвіх предоставлений»[134]. C ними соглашается Н.В. Антипвева, которая отмечает, что единство появляется в различнвіх видах типичнвіх общественнвіх отношений, рассчитаннвіх на всех участвующих в них лиц, а дифференциация «основана на разнообразии отношений между людвми, особенностях самих субъектов различнвіх правоотношений»[135]. В.С. Аракчеев также подчеркивает, что «дифференциация не может существоватв в отрвіве от единства в социальном обеспечении, и именно органическое сочетание этих двух на первый взгляд взаимоисключающих подходов характеризует общую идею, находящую отражение в принципе единства и дифференциации»[136].

Наличие единства в регулировании тех или иных правовых отношений предполагает формирование общего правила, которое будет применяться ко всем гражданам при возникновении определенных оснований (например, установление прожиточного минимума, социальной пенсии и т.д.).

Посредством же дифференциации на основе различных критериев формируются специальные правила, предусматривающие обеспечение определенных субъектов конкретными социальными благами (допустим, дифференциация в пенсионном обеспечении в зависимости от основания предоставления пенсии: по старости, по инвалидности, по потери кормильца).

Э.Г. Тучкова предлагает следующее определение критерия

дифференциации: это обстоятельства, признаваемые государством социально значимыми, с учетом которых оно гарантирует конкретную меру потребления социальных благ в виде определенного социального стандарта[137].

Возвращаясь к критериям дифференциации, отметим, что в научной и учебной литературе нет единого мнения относительно их выделения. По мнению М.Ю. Федоровой, в основе дифференциации лежит социальный риск как возможность возникновения социально неблагоприятных ситуаций, связанных с необходимостью поддержки со стороны государства и общества. Разнообразие видов социальных рисков обуславливает различные способы их компенсации (например, материальные предоставления; оказания услуг и т.д.)[138]. Так, Э.Г. Тучкова выделяет системные, видовые (внутривидовые) и субъектные критерии дифференциации правового регулирования[139]. К первым относятся критерии, обусловливающие наличие разных организационно-правовых форм социального обеспечения (служебная деятельности, в период которой субъекты не подлежат обязательному социальному страхованию, а государство устанавливает особую систему социального обеспечения). Во вторую группу входят критерии, «с учетом которых законодатель устанавливает особенности в предоставлении того или иного вида социального обеспечения, обусловленные спецификой конкретных жизненных обстоятельств, признаваемых социально значимыми» (дифференциация в пенсионном обеспечении по старости в зависимости от возраста, пола, наличия стажа; в пенсионном обеспечении по инвалидности в зависимости от того, к какой социальной категории относится лицо: участник войны, военнослужащий по призыву, лица, пострадавшие от катастрофы на Чернобыльской АЭС и т.д.)[140].

В третью группу включены критерии, предусматривающие повышенную защиту для определенных «социальных субъектов», так как общие нормы не гарантируют им достаточную помощь (дети, дети-сироты, семьи с детьми, ветераны, военнослужащие)[141]. Г.В. Сулейманова предлагает выделять следующие виды дифференциации: во-первых, субъектную, которая аналогична одноименному критерию, предложенному Э.Г. Тучковой; во- вторых, территориальную, предусматривающую дополнительные виды социального обеспечения в зависимости от местности осуществления деятельности (работа в районах Крайнего Севера); в-третьих, отраслевую, гарантирующую предоставление социального обеспечения для лиц, занятых в определенных отраслях народного хозяйства[142]. Е.Е. Мачульская подчеркивает, что к специальным нормам относятся «нормы, устанавливающие дополнительные права для отдельных категорий населения, не имеющих возможности реализовать общую норму по независящим от них причинам, либо для лиц, имеющих особые заслуги перед государством». Автор предлагает данные нормы делить по субъектам (инвалиды, Герои СССР и т.д.), содержанию (бесплатное получение лекарств и т.д), источникам финансирования[143].

Представляется, что в праве социального обеспечения в силу специфики отношений, составляющих предмет данной отрасли права, может иметь место дифференциация с применением системных критериев, обуславливающих выделение организационно-правовых форм, и подсистемных критериев, с помощью которых в некоторых случаях разграничиваются организационноправовые формы на более мелкие группы однородных отношений. К примеру, необходимость компенсации заработка или иного дохода при определенных условиях работающему населению, а в случаях, предусмотренных законом, иным категориям граждан является критерием для выделения обязательного социального страхования как организационно-правой формы. Между тем, компенсация заработка или иного дохода лицу или членам его семьи части семейного дохода в случае достижения пенсионного возраста, наступления инвалидности или потери кормильца выступает в качестве критерия, позволяющего выделить обязательное пенсионное страхование как вид обязательного социального страхования. Представляется, что основу системных и подсистемных критериев, на которых базируется данная дифференциация, составляет социальный риск.

Следует отметить, что каждая организационно-правовая форма и ее вид или элемент могут быть дифференцированы по ряду других критериев, то есть в данном случае имеет место многоуровневая и поликритериальная дифференциация. Разнообразие отношений, составляющих предмет права социального обеспечения, не позволяет выделить универсальный набор критериев дифференциации пригодный для применения во всех социально-обеспечительных отношениях. Эксклюзивность указанных отношений обусловливает необходимость выработки определенного набора критериев дифференциации для каждого конкретного случая. К примеру, в зависимости от основания предоставления пенсий пенсионные отношения могут быть дифференцированы на следующие виды: в связи с выплатой пенсии по старости, по инвалидности, по потере кормильца. Внутри каждого вида могут быть выделены свои критерии дифференциации. Так, в пенсионном обеспечении по старости критериями будут выступать: возраст, продолжительность страхового стажа, наличие

сформированного индивидуального пенсионного коэффициента и его размер, осуществление работы с определенными неблагоприятными условиями труда; наличие социально важных обстоятельств (заболевание гипофизарным нанизмом, воспитание пятерых и более детей и т.д.). В пенсионном обеспечении по инвалидности в качестве критериев можно выделить: возраст; наличие страхового стажа; группу инвалидности; причины инвалидности. Для дифференциации пенсионных отношений, связанных с выплатой пенсии по потере кормильца, используются следующие критерии: степень родства и возраст члена семьи; наличие и продолжительность страхового стажа умершего кормильца, причина смерти; трудоспособность члена семьи. Следует отметить, что в ряде случаев осуществляемой дифференциации должно корреспондировать единство правового регулирования определенных групп отношений.

Как было сказано в предыдущем параграфе, медицинская помощь является самостоятельным видом социального обеспечения, следовательно, единство и дифференциация, будучи и принципом права социального обеспечения, и элементом метода, оказывают на нее и на лекарственное обеспечение как элемент вида социального обеспечения свое влияние.

Рассмотрим, как проявляется принцип единства и дифференциации в лекарственном обеспечении в Российской Федерации.

Законодательство как федерального, так и регионального уровней не содержит четких единообразных правил, закрепляющих особенности лекарственного обеспечения. Однако анализ содержания нормативно-правовых актов позволяет сделать вывод о существовании многоуровневого механизма гарантий лекарственного обеспечения, который представлен базовым и специальным уровнями.

Базовый уровень содержит общие для всех граждан гарантии, которые могут быть применены и использованы в отношении любого человека. Именно здесь находят свое отражение принцип всеобщности социального обеспечения и единства правового регулирования социально-обеспечительных отношений. Реализация указанных принципов в лекарственном обеспечении не означает предоставление любому человеку по его желанию любых лекарственных средств, а лишь свидетельствует об установлении равенства возможностей человека на получение лекарственного обеспечения при наличии определенных условий. Так, пациенты, имеющие одинаковый статус (например, инвалиды, пенсионеры и т.д.) и заболевание (например, сахарный диабет), обладают равным правом на получение медицинской и лекарственной помощи.

Статья 80 Закона об основах охраны здоровья граждан предусматривает, что в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи при предоставлении первичной медико-санитарной помощи в условиях дневного стационара и в неотложной форме, специализированной медицинской помощи, в том числе высокотехнологичной, скорой медицинской помощи, в том числе скорой специализированной, паллиативной медицинской помощи в стационарнвіх условиях, осуществляется обеспечение граждан лекарственными препаратами для медицинского применения согласно Перечню важнейших лекарственнвіх препаратов. Таким образом, платноств или бесплатность лекарственного обеспечения определяется особенностями оказания медицинской помощи. Данный вопрос более подробно будет проанализирован в параграфе 1 главы 2.

Представляется, что единство правового регулирования, выраженное в базовом уровне, проявляется в той части программы государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи, где лекарственная помощь сопутствует медицинской и оказывается всем за счет средств соответствующих бюджетов (паллиативная медицинская помощь в стационарных условия за счет средств бюджет субъекта РФ) или государственных внебюджетных фондов (лекарственные препараты в стационаре и дневном стационаре за счет средств Федерального фонда обязательного медицинского страхования). В этой связи единство становится средством достижения всеобщности социального обеспечения.

М.В. Филиппова отмечает, что единство не означает равную возможность граждан быть субъектами социально-обеспечительных отношений, а заключается в выработке законодателем единообразного подхода при «определении меры и формы обеспечения и о предоставлении равных гарантий реализации права»[144]. Всеобщность же, напротив, означает право каждого на социальное обеспечение при наличии социально значимых обстоятельств. Именно базовый уровень отражает единство правового регулирования поименованных правовых отношений.

Говоря о дифференциации отношений по лекарственному обеспечению, следует сразу подчеркнуть, что особенности предоставления лекарственного обеспечения определяются видом, условиями и формой оказания медицинской помощи. Таким образом, различное правовое регулирование лекарственного обеспечения, поставленное в зависимость от указанных критериев, является дифференциацией. Подчеркнем, что наиболее широко дифференциация правового регулирования указаннвіх отношений осуществляется в предоставлении лекарственнвіх средств при оказании медицинской помощи в амбулаторнвіх условиях.

По общему правилу при получении медицинской помощи в амбулаторнвіх условиях необходимвіе лекарственнвіе средства приобретаются пациентами самостоятелвно. Однако еств категории граждан, для которвіх законодатели предусматривает бесплатное обеспечение медикаментами. Полагаем, что именно в этом случае дифференциация отражает специальный уровень гарантий лекарственного обеспечения. Внутри него формируются критерии дифференциации.

Изначально дифференциацию в лекарственном обеспечении можно провести в зависимости от доступности (в ее экономическом аспекте) медикаментов при получении лечения в амбулаторных условиях: 1) приобретение лекарственных препаратов за счет собственных средств граждан; 2) бесплатное предоставление лекарственных средств; 3) получение медикаментов на льготных условиях (к примеру, 50-процентная оплата стоимости препарата). Именно при бесплатном или на льготных условиях предоставлении лекарственных средств наиболее глубоко проявляется дифференциация в правовом регулировании.

Полагаем, что дифференциация правового регулирования лекарственного обеспечения осуществляется исходя из нескольких критериев, которые могут быть сведены в определенные группы. Большинство критериев могут быть объединены в группу субъектных, т.е. обусловленных особенностями конкретного человека и (или) категории граждан (спецификой социального или профессионального статуса, показателями состояния здоровья, вида имеющихся заболеваний, наличием заслуг перед государством и обществом и т.п.). Ряд критериев может быть объединен в зависимости от особенностей формы предоставления лекарственного обеспечения, то есть, предоставляется ли пациенту непосредственно сам медикамент или возмещается его стоимость или ее часть.

Рассмотрим более подробно каждый из предложенных критериев дифференциации в правовом регулировании лекарственного обеспечения.

В болвшинстве случаев оказатв качественную медицинскую помощв можно толвко при исполвзовании необходимвіх медикаментов. Существуют заболевания, при наличии которвіх человеку достаточно сложно или невозможно самостоятелвно приобрести медикамешы в силу их ввісокой стоимости или государство заинтересовано в своевременном и качественном лечении таких пациентов с целвю недопущения распространения заболевания (ВИЧ-инфекция). Финансовую нагрузку по обеспечению таких пациентов медикаментами государство берет на себя. C учетом сказанного можно провести дифференциацию по таким видам заболеваний: 1) орфаннвіе заболевания; 2) злокачественнвіе новообразования лимфоидной, кроветворной и родственник им тканей, гемофилия, муковисцидоз, гипофизарнвш нанизм, болезнв Гоше, рассеяннвш склероз, а также трансплантация органов и (или) тканей (заболевания, предусмотреннвіе программой «7 нозологий»); 3) социалвно значимвіе заболевания (ВИЧ-инфекция, злокачественнвіе новообразования, сахарнвш диабет и т.д.); 4) заболевания, представляющие опасноств для окружающих (гепатит В и С, лепра, малярия и т.д.). При этом отметим, что деление в ряде случаев пересекается, т.е. одно и то же заболевание может относитвся и к социалвно значимвш, и к заболеваниям, представляющим опасноств для окружающих; 5) заболевания, поименованнвіе в Постановлении от 30 июля 1994 г. № 890 «О государственной поддержке развития медицинской промвннленности и улучшении обеспечения населения и учреждений здравоохранения лекарственнвши средствами и изделиями медицинского назначения»[145].

Особенности оказания лекарственной помощи при наличии у пациента перечисленнвіх видов заболеваний будут рассмотренві в главе 3. Производной от данного критерия будет дифференциация лекарственнвіх препаратов по видам, то еств орфаннвіе медикаменты, медикаменты, включеннвіе в Переченв важнейших лекарственных препаратов, лекарственнвіе препаратні, для лечения заболеваний, включенных в программу «7 нозологий» и т.д.

Основанием для дифференциации в рамках субъектного критерия также является наличие у гражданина особвіх заслуг перед государством и обществом. К примеру, в соответствии с Законом Российской Федерации от 15 января 1993 года № 4301-1 «О статусе Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славні»[146] для перечисленных категорий граждан России предусмотрено первоочередное бесплатное обеспечение лекарствами, приобретаемыми по рецептам врача.

Лвготві по лекарственному обеспечению в зависимости от специфики трудовой деятелвности могут бвітв связаны с необходимоствю компенсации особого статуса лиц, ввгаолняющих публично значимвіе функции (судви, военнослужащие), или занятвіх на работах с вредивши условиями труда (граждане, занятию на работах с химическим оружием).

В рамках субъектного критерия дифференциации также ввіделенві категории граждан, в отношении которвіх государством презюмируется необходимости осуществления социалвной защиты и возможности возникновения нуждаемости в лекарственном обеспечении. Как отмечает М.Ю. Федорова, при предоставлении гражданам тех или иных мер социалвной поддержки (лекарственная помощи, санаторно-курортное лечение) действует «презумпция нуждаемости». Это предполагает формирование регистров граждан (например, статвя 6.1 Федерального Закона от 17 июля 1999 № 178-ФЗ «О государственной социальной помощи»[147]), которым требуется повышенная социальная защита[148]. Данный принцип существует также применительно к лекарственному обеспечению. Так, бесплатно обеспечиваются медикаментами лица в рамках государственной социальной помощи (инвалиды войны, участники Великой

Отечественной войны, лица, награжденнвіе знаком «Жителю блокадного Ленинграда», инвалиды, дети-инвалиды и т.д.), категории граждан в соответствии с Постановлением о государственной поддержке развития медицинской проMBiтленности (к примеру, малочисленнвіе народні Севера, проживающие в селвской местности районов Крайнего севера и приравненнвіх к ним территорий, дети перввіх трех лет жизни, а также дети из многодетнвіх семей и т.д.). Лекарственная помощи данным категориям граждан призвана обеспечитв или поддержатв определенный уровенв их жизни (к примеру, оказатв помощи в несении дополнит ель HBi X расходов, связаннвіх с приобретением медикаментов).

В некоторвіх случаях одни и те же категории граждан имеют право на лекарственное обеспечение в рамках различнвіх организационно-правоввіх форм социалвной защитві и социалвного обеспечения (инвалиды І группві в рамках государственной социалвной помощи и инвалиды І группві в соответствии с Постановлением о государственной поддержке развития медицинской про млі тленности имеют право на получение бесплатнвіх медикаментов).

Таким образом, с учетом субъектного критерия дифференциации лекарственного обеспечения по различным основаниям формируются перечни категорий граждан, имеющих право на бесплатное получение медикаментов. Необходимо подчеркнутв, что само отнесение граждан к той или иной категории не означает безусловное обеспечение лекарственными препаратами. Так, в любом случае необходимо подтверждение реалвной нуждаемости пациента в том или ином препарате. При формировании перечней действует принцип «презумпции нуждаемости», а при обеспечении медикаментами он, образно говоря, корректируется принципом адресности, то еств наличием реалвной необходимости в получении медикамента по назначению врача и в объеме, которвш установлен государством (в соответствии с перечнями лекарственнвіх средств).

Для всех ввішеу казанных групп заболеваний и категорий граждан возможHBi два варианта обеспечения их медикаментами: во-перввіх, получение в аптеке на основании рецепта врача; во-вторвіх, компенсация их стоимости гражданам из соответствующих финансоввіх источников. Таким образом, потребности граждан в получении медикаментов может быть реализована путем непосредственного (натурального) предоставления препарата или посредством компенсации пациенту стоимости или части стоимости медикамента (как это делается, например, в отношении судей).

Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что механизм гарантий по лекарственному обеспечению является многоуровневым и представлен базовым и специальным уровнями. Базовый уровень содержит общие для всех граждан гарантии лекарственного обеспечения и направлен на то, чтобы всем, кто получает лечение в определенных условиях, гарантировались соответствующие лекарственные средства в необходимом объеме. В силу специфики социальнообеспечительных отношений единство правового регулирования возможно при предоставлении лекарственного обеспечения только в определенных условиях (к примеру, предоставление медикаментов в стационаре или дневном стационаре). В этом случае в единстве правового регулирования проявляется принцип всеобщности права на социальное обеспечение, который во взаимосвязи с последним означает предоставление каждому равной возможности на получение лекарственного обеспечения при определенных условиях.

В других случаях лекарственное обеспечение представлено

многоуровневой и разветвленной дифференциацией. Характерной чертой специального уровня является не просто закрепление гарантий по лекарственному обеспечению в большом количестве нормативно-правовых актов, но и их существование как на федеральном, так и на региональном уровнях. Особенно это касается установления правил о льготном лекарственном обеспечении некоторых категорий граждан, получающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях. Так, лекарственное обеспечение может гарантироваться гражданину в силу прямого указания в Законе об основах охраны здоровья граждан (лица, страдающие социально значимыми заболеваниями), в федеральном законе, регламентирующем статус отдельных категорий граждан (судьи,

военнослужащие) или посвященном регулированию определенных государственных программ (Федеральный закон от 17 июля 1999 № 178-ФЗ «О государственной социальной помощи»), а также в Программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на соответствующий год (программа «7 нозологий»). Кроме того, льготное лекарственное обеспечение может осуществляться субъектом Российской Федерации в силу возложения на него этой обязанности Российской Федерацией, путем прямого указания в Федеральном Законе (Закон об основах охраны здоровья граждан; Федеральный закон от 30 марта 1995 года № 38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)»[149]), Программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на соответствующий год (орфанные больные) или специальном нормативно-правовом акте (Постановление о государственной поддержке развития медицинской промышленности). Отметим, что субъекты Российской Федерации также могут самостоятельно устанавливать меры социальной поддержки в сфере лекарственного обеспечения за счет средств регионального бюджета. В этом случае указание на соответствующую гарантию может содержаться в Территориальной программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на соответствующий год, Законе субъекта Российской Федерации или ином акте законодательного органа власти. Устанавливая обязанность осуществлять льготное лекарственное обеспечение на федеральном или региональном уровне за счет соответствующих средств, законодатель должен предусмотреть механизм закупки лекарственных средств, доведения их до потребителя, а также перечни медикаментов, которые могут быть предоставлены пациентам.

Полагаем, что отсутствие единого нормативного правового акта, определяющего объем и содержание лекарственной помощи, предоставляемой как всем гражданам, застрахованным по обязательному медицинскому страхованию, так и льготным категориям, может вызвать у гражданина затруднения при определении своих прав в сфере лекарственного обеспечения. Данный нормативный массив требует создания таких конструкций, которвю позволили бы обеспечитв определенноств правового регулирования посредством установления четкой взаимосвязи между различивши нормативно-правоввши актами, например, регулирующими отношения в сфере охранві здороввя и оказания медицинской помощи, с одной сторонні, и устанавливающими систему социалвной защиты отделвнвіх категорий граждан с другой. В субъектах Российской Федерации дополнителвнвіе мерві социалвной поддержки по лекарственному обеспечения должны бвітв перечислены в Территориалвной программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на соответствующий год. Толвко в таком случае будет обеспечена определенноств правового регулирования льготного лекарственного обеспечения[150].

Возвращаясь к специфике дифференциации гарантий лекарственного обеспечения, еще раз подчеркнем, что при определении категорий граждан, имеющих право на бесплатное или льготное лекарственное обеспечение, государством, как правило, учитывается не реальная потребность гражданина в получении препаратов для лечения, а условно заданный критерий (наличие особых заслуг перед государством и обществом; необходимость в повышенной социальной защите и т.д.). Несмотря на это, механизм реализации указанных отношений предусматривает правило о предоставлении медикаментов только после проверки реальной нуждаемости пациента в них и только в установленном законодателем объеме (в соответствии с конкретным перечнем). В данном случае в дифференциации проявляется принцип адресности лекарственной помощи.

Анализ базового и специального уровней гарантий лекарственного обеспечения позволяет сделать вывод, что базовый уровень заключает в себе единство правового регулирования. В настоящее время он существует, но в силу фрагментарной закрепленности норм о лекарственном обеспечении в нормативно- правоввіх актах сложен в применении с точки зрения реализации прав граждан. В рамках этого уровня должнві закреплятвся общие гарантии, основа построения отношений, связаннвіх с лекарственной помощвю. Эти положения должнві бвітв сформулированві доступнвім язвіком, так как касаются одного из основнвіх социалвнвіх прав, а именно права на медицинскую и лекарственную помощи, от реализации которого в ряде случаев могут зависетв жизни и здоровве гражданина. В рамках этого уровня должнві бвітв сформировать единвіе подходві к бесплатному лекарственному обеспечению. В настоящее время углубленная дифференциация не позволяет реализоватв принцип доступности лекарственнвіх средств, так как не всегда учшывается реалвная нуждаемости в медикаментах. Представляется, что если не решитв проблему доступности лекарственнвіх средств, то хотя бы позволит сделатв шаг в направлении ее решения введение механизма лекарственного страхования для тех, кто не относится к лвготнвш категориям граждан. Однако механизм должен бвітв четко проработан, с тем, чтобві избежатв опасности установления слишком узких рамок (переченв лекарственнвіх средств, категории застрахованнвіх и т.д.) и предупредитв формирование его как декларативного института. Таким образом, механизм лекарственного страхования обеспечит единство и всеобщности в правовом регулировании лекарственного обеспечения при сохранении дифференцированного лекарственного обеспечения отделвнвіх категорий граждан, нуждающихся, к примеру, в получении дорогостоящих лекарственнвіх препаратов (например, лица, страдающие орфаннвши заболеваниями).

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: Подвязникова Мария Валерьевна. Правовое регулирование лекарственной помощи в системе социального обеспечения. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Пермь - 2015. 2015

Еще по теме Единство и дифференциация правового регулирования в сфере обеспечения лекарственными средствами:

  1. Глава 1. Общая характеристика лекарственной помощи и правового регулирования в сфере обеспечения лекарственными средствами
  2. Глава 3. Лекарственная помощь гражданам, страдающим отдельными видами заболеваний, как проявление дифференциации правового регулирования социального обеспечения
  3. Глава I. Правовое регулирование в отношении лекарственных средств как объектов патентной охраны
  4. §1. Общая характеристика правового регулирования охраны лекарственных средств в Российской Федерации
  5. Клинические исследования лекарственных препаратов для медицинского применения как этап лекарственного обеспечения: понятие, участники процесса, особенности и законодательное регулирования
  6. §2. Генетические лекарственные средства как особая разновидность лекарственных средств
  7. Принципы права в системе средств административноправового обеспечения баланса интересов в сфере антимонопольного регулирования
  8. Глава III. Специфика правового регулирования в отношении отдельных видов лекарственных средств
  9. Программа государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи как правовая основа лекарственного обеспечения за счет средств обязательного медицинского страхования и бюджетов различных уровней
  10. Предмет и цели административно-правового обеспечения баланса интересов в сфере антимонопольного регулирования
  11. ГЛАВА 1. ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ И ЕДИНСТВО ИНСТИТУТА ДОПУСТИМОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ И ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  12. Анализ состояния правового регулирования в сфере обеспечения информационной безопасности личности
  13. Понятийно-категориальный аппарат и методология исследования административно-правового обеспечения баланса интересов в сфере антимонопольного регулирования
  14. Подвязникова Мария Валерьевна. Правовое регулирование лекарственной помощи в системе социального обеспечения. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Пермь - 2015, 2015
  15. § 3. Организационно-правовые формы обеспечения единства федерального и регионального избирательного законодательства
  16. 3.1. Обеспечение лекарственными средствами граждан, страдающих социально значимыми заболеваниями и заболеваниями, представляющими опасность для окружающих
  17. Раздел 1. Основы концепции административно-правового обеспечения баланса интересов в сфере антимонопольного регулирования
  18. Глава 4. Организационные аспекты административно-правового обеспечения баланса интересов в сфере антимонопольного регулирования
  19. Глава 2. Генезис современной системы административно-правового обеспечения баланса интересов в сфере антимонопольного регулирования
- Авторское право - Административное право, финансовое право, информационное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Гражданский процесс; арбитражный процесс - Гражданское право; предпренимательское право; семейное право; международное частное право - Договорное право - Избирательное право - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право, муниципальное право - Корпоративное право - Медицинское право - Международное право, европейское право - Налоговое право - Наследственное право - Природоресурсное право; аграрное право; экологическое право - Римское право - Страховое право - Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право; право социального обеспечения - Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность - Финансовое право - Юридические науки -