<<
>>

Принцип источника и принцип репатриации в правовом регулировании подоходного налогообложения

Впервые подоходные налоги были введены в Сингапуре в 1948 г. Ордонансом «О подоходном налоге». Сейчас нормативно-правовой базой взимания НДФЛ и налога на прибыль организаций являются Закон «О подоходном налоге» и Закон «О налоговых льготах», а также соответствующие подзаконные акты.

Подоходный налог - это налог, взимаемый с доходов субъектов налогообложения, полученных из различных источников. Общепринятым подходом к классификации режимов или концепций[274] налогообложения является разделение их на резидентный (англ. - worldwide / resident-based) и территориальный (англ. - territorial / source-based).

Первый опирается преимущественно на принцип постоянного места пребывания лица[275] и предусматривает право государства облагать налогом общую сумму доходов резидента, полученных как от источника внутри государства, так и из иностранных источников (например, действует в США, Ирландии, Греции). В основе второго - принцип источника дохода, который предусматривает право государства на долю в доходах лиц от источников на его территории, при этом получателями дохода могут быть как налоговые резиденты, так и нерезиденты данного государства (например, действует в Гонконге, Панаме).

При налогообложении дохода в большинстве стран сочетаются два указанных принципа и (или) используются их модификации. В данной связи можно говорить, например, о формировании т.н. смешанного режима налогообложения - резидентного режима с элементами территориальности. Подобный режим уже действует, например, в Великобритании и Германии. В США в течение нескольких лет обсуждается возможность внедрения принципа территориальности для перехода к смешанному режиму[276].

Некоторые представители зарубежной доктрины налогового права выделяют помимо двух общепринятых принципов налогообложения также третий - т.н.

принцип репатриации (англ. - remittance basis)[277]. В соответствии с этим принципом доход резидента государства, полученный от источника в другом государстве и репатриированный (т.е. перечисленный или переведенный) в это первое государство, подлежит налогообложению в данном государстве. Принцип репатриации на практике всегда применяется в совокупности с принципом источника, определенным образом расширяя налоговый суверенитет государства[278].

Российские специалисты в области международного налогообложения, как правило, причисляют Сингапур к группе государств с территориальным режимом налогообложения[279]. Представители зарубежной доктрины налогового права и налоговые специалисты Сингапура полагают, что справедливо относить его к государствам с «модифицированным территориальным режимом налогообложения дохода»[280], в котором помимо территориального действует также «скрытый» резидентный режим[281], проявляющийся в праве государства при определенных условиях облагать налогом доход резидентов Сингапура, полученный от источников как в нем самом, так и за его пределами. Схожий режим налогообложения действует в Малайзии и Брунее[282].

Объект налогообложения. Согласно статье 10 Закона «О подоходном налоге» налогообложению подлежит доход любого лица, начисленный (возникающий) в Сингапуре (англ. - accruing in Singapore) или происходящий (извлеченный) из Сингапура (англ. - derived from Singapore[283]), или полученный в Сингапуре (англ. - received in) из-за пределов Сингапура (англ. - from outside)[284].

При этом, термин «доход» для целей налогообложения в действующем законодательстве Сингапура не закреплен. Статья 10 (1) Закона «О подоходном налоге» содержит перечень доходов, подлежащих налогообложению: прибыль от осуществления торговой, предпринимательской, профессиональной деятельности, работы «по призванию» (англ. - vocation), работы по найму; дивиденды, проценты, дисконт, пенсии, алименты, аннуитет, арендные платежи, роялти, премии.

Данный перечень является открытым и включает в себя также «иные виды прибыли, являющейся по своей природе доходом» (англ. - of an income nature)[285]. Положение статьи 10 (1) (g) может применяться, например, к: доходу по единоразовой сделке купли-продажи, которая заключалась без намерения и цели осуществления предпринимательской деятельности; комиссионному вознаграждению за случайный подбор покупателя на реализуемый объект недвижимости, при условии, что получатель вознаграждения не является профессиональным агентом по недвижимости[286].

При этом необходимо отметить, что доход от прироста стоимости (англ. - capital gains) освобождается от налогообложения в Сингапуре по смыслу статьи 10 Закона «О подоходном налоге», даже при условии, что он получен от перечисленных видов деятельности[287]. Отсутствие законодательно закрепленного определения дохода, с одной стороны, создает существенную неопределенность для налогоплательщиков при исчислении налоговой базы с учетом различных фактических обстоятельств возникновения дохода, однако, с другой стороны, обеспечивает гибкость налоговой системы, а также позволяет налоговым органам разрешать сложные ситуации при установлении природы дохода и разграничении доходов, полученных от инвестиционной деятельности, и доходов от торговой или предпринимательской деятельности, работы по найму и т.д.[288].

Поскольку в Сингапуре доход от прироста капитала не облагается налогом и термин «доход» законодательно не определен, на практике одним из ключевых вопросов является разграничение дохода от прироста капитала и прибыли от осуществления торговли/ведения бизнеса. Для этих целей принято использовать так называемую аналогию «дерева и плода»[289], когда капитал признается деревом, а фрукт - налогооблагаемым доходом. По смыслу данной концепции, например, дом, сдаваемый в аренду, будет признаваться деревом или капиталом (доход от продажи которого по общему правилу не должен облагаться налогом), в то время как получаемые арендные платежи будут являться фруктом, то есть налогооблагаемым доходом.

Как видно из приведенной формулировки статьи 10 (1) Закона «О подоходном налоге», для целей налогообложения Сингапур претендует не только на доходы, полученные налоговыми резидентами и нерезидентами из источников на его территории, но и на часть доходов, полученных резидентами за рубежом, при условии их репатриации в город-государство. Иными словами, принцип источника дохода дополняется так называемым принципом репатриации дохода. Следовательно, режим налогообложения дохода в Сингапуре не является исключительно территориальным, т.е. он также может быть охарактеризован как смешанный.

Рассмотрим более подробно каждый из двух подпринципов, лежащих в основе действующего в Сингапуре смешанного принципа налогообложения дохода, а также их особенности и в целом особенности законодательной формулировки статьи 10 Закона «О подоходном налоге».

Принцип источника дохода. В территориальной привязке, которая содержится в статье 10 (1) Закона «О подоходном налоге», при обозначении источника дохода использованы два термина: «начисленный в» (англ. - accruing in) и «извлеченный из» (англ. - derived from). На первый взгляд, здесь прослеживается стремление законодателя максимально расширить перечень охватываемых видов доходов, предусмотрев в тексте статьи несколько способов их получения. Однако для уяснения содержания данной нормы требуется ее более детальный анализ. С учетом того, что Сингапур унаследовал английскую систему общего права, обратимся за разъяснением по указанному вопросу к судебной доктрине.

Так, в деле «Commissioners of Taxation v. Kirk» (дело Kirk), Тайный совет постановил, что термин «извлеченный» (англ. - derived) не наделяется специальным смыслом и должен рассматриваться как синоним терминов «возникающий» (англ. - arising) и «начисленный» (англ. - accruing)[290]. В деле «Commissioner of Inland Revenue v. Hang Seng Bank Limited» (дело Hang Seng Bank)[291] Тайный Совет пришел к выводу, что любое различие в значении терминов «начисленный» и «возникающий в», а также «возникающий в» и «извлеченный из» (при наличии) не является существенным для целей налогообложения.

Суд Сингапура в решении по делу «TTT Ltd v. Comptroller of Income Tax»[292] (дело TTT Ltd) постановил, что поскольку термин «начисленный в» (accruing in) используется в налоговом законодательстве как Британской Индии, так и Сингапура, а термин «извлеченный из» (derived from) - в налоговом законодательстве и Гонконга, и Сингапура, в их содержании отсутствуют существенные различия для налоговых целей. Таким образом, представляется, что указанные термины можно обобщить одним общим термином - «received» (рус. - полученный).

Поскольку в действующем законодательстве Сингапура не содержится разъяснений в отношении того, какой доход должен признаваться «доходом от источника в Сингапуре», представляется целесообразным по данному вопросу также руководствоваться принципами, сформулированными судами.

В решении по делу «Nathan v. Federal Commissioner of Taxation»[293] (дело Nathan) судья Исаак Джей сформулировал следующую позицию: «Источник дохода представляет собой не юридическую концепцию, а то, что практик мог бы признать в качестве реального источника дохода, при этом определение реального источника дохода является исключительно вопросом факта».

В решении по делу «Commissioner of Inland Revenue v. Lever Bros & Unilever Ltd» (дело Lever Bros) нашла отражение следующая позиция: «...источник поступлений, полученных в виде дохода, это не место, откуда такие поступления приходят, а первоначальная причина (англ. - originating cause) получения таких поступлений в качестве дохода т.е. та работа, которую осуществляет налогоплательщик для получения данных поступлений (лат. - quid pro quo). В качестве такой работы может рассматриваться ведение бизнеса, учреждение предприятия или любой другой вид деятельности... чаще это комбинация нескольких видов деятельности.»[294]. В деле Hang Seng Bank суд постановил, что для определения источника дохода необходимо выяснить, какие действия предпринял налогоплательщик для получения дохода[295]. Приведенная позиция суда была поддержана в решении по делу «Ketua Pengarah Hasil Dalam Negeri v. Cardinal Health Malaysia 211 Sdn Bhd», в котором суд в качестве источника процентного дохода признал место оказания услуг по предоставлению кредитных средств[296].

Несмотря на то, что Закон «О подоходном налоге» не содержит прямого указания на необходимость осуществления налогооблагаемой деятельности в Сингапуре для признания дохода полученным от источника в Сингапуре, вывод о наличии такого требования можно сделать из сложившейся судебной практики[297]. В случае осуществления компанией исключительно торговой деятельности ключевым (но не единственным) критерием для определения места источника дохода является место заключения договоров купли-продажи[298].

На данный момент единственным судебным делом в Сингапуре, в рамках которого рассматривался вопрос определения источника дохода, является ранее упомянутое дело TTT Ltd. В решении по делу суд постановил, что место фактического принятия решений в отношении заключения сделок купли-продажи казначейских облигаций США и место нахождения одного из директоров, по инструкции которого действовал брокер (в обоих случаях - Сингапур) не может само по себе признаваться местом происхождения дохода, поскольку сделки заключались в Лондоне и прибыль сингапурской компании от данных операций никогда не перечислялась в Сингапур.

Законодательство Сингапура не содержит разъяснений относительного того, должна ли деятельность (например, торговля или бизнес), в результате которой получен доход, осуществляться на территории Сингапура для того, чтобы такой доход признавался полученным и подлежащим налогообложению в Сингапуре.

В решении по делу Kirk суд сформулировал одно из основополагающих правил распределения дохода между источниками: доход, полученный в результате продажи товаров, произведенных на территории юрисдикции A, но реализованных в юрисдикции Б, для целей налогообложения признается полученным частично в каждой из юрисдикций. Данный принцип затем последовательно применялся судами Австралии, Индии, Канады, Г онконга[299].

В действующем налоговом законодательстве Сингапура правила распределения доходов между несколькими источниками не закреплены. Исключение составляет лишь статья 12(1) Закона «О подоходном налоге», которая применяется только к лицам, не являющимся налоговыми резидентами Сингапура и предусматривает: если нерезидент ведет торговлю или бизнес в Сингапуре лишь частично, прибыль от такой деятельности должна признаваться полученной в Сингапуре в той части, в которой она прямо не относится к торговле или бизнесу лица за его пределами.

Так, вопрос о возможности применения правил, сформулированных в решении по делу Kirk, к налоговым резидентам Сингапура является открытым. Судебная практика в Сингапуре по данному вопросу не сформирована, в то время как позиции судов других государств англо-саксонской правовой семьи относительно рекомендуемого подхода разнятся. По мнению судьи Диксона,[300] при отсутствии специальных правил, регулирующих порядок распределения доходов между источниками при ведении лицом деятельности в нескольких государствах должно применяться правило «все или ничего», т.е. доход для целей налогообложения должен признаваться полученным только в каком-то одном

государстве. Возможность применения данного подхода в Сингапуре будет зависеть от того, насколько положения статьи 10 (1) Закона «О подоходном налоге» могут трактоваться в контексте со статьей 12 (1), то есть могут ли правила, формально предусмотренные только для налоговых нерезидентов, на практике распространяться также и на налоговых резидентов. Позиция, противоположная позиции судьи Диксона, была выражена в деле Hang Seng Bank, где суд постановил, что распределение доходов для целей налогообложения между несколькими источниками возможно, несмотря на отсутствие в законодательстве Гонконга соответствующих правил. С учетом отсутствия в статье 10 (1) Закона «О подоходном налоге» территориальной привязки (в отличие от статьи 14 Ордонанса Г онконга «О внутренних доходах») возможность применения указанного подхода в Сингапуре не очевидна.

Для исключения неопределенности при применении принципа источника дохода законодателем был закреплен перечень доходов, признаваемых полученными в Сингапуре, даже если это напрямую не следует из законодательства301: проценты, агентское/комиссионное вознаграждение и т.д.; роялти; платежи за право использования научных, технических, промышленных, коммерческих знаний или информации; вознаграждение за оказание управленческих услуг; арендные платежи и т.д. Для признания данных доходов полученными в Сингапуре должно соблюдаться хотя бы одно из условий: (i) плательщиком прямо или косвенно является налоговый резидент Сингапура или постоянное представительство иностранной компании в Сингапуре (за некоторыми исключениями); (ii) платежи вычитаются для целей налогообложения из дохода, полученного в Сингапуре.

Принцип репатриации дохода. На практике общеизвестно, что для того, чтобы доход не попадал под налогообложение в государстве с территориальным режимом налогообложения, достаточно зачислять выручку / доходы на банковские счета за пределами этого государства. Однако в случае с Сингапуром законодательное закрепление принципа репатриации дохода исключает возможность таким простым способом обходить налоговый режим государства.

Принцип репатриации формально был закреплен в налоговом законодательстве Сингапура в 1995 г. При этом соответствующая норма Закона «О подоходном налоге» имела статус нормы, формулирующей существующее общее право (англ. - declaratory provision). Таким образом, данный принцип фактически действует с момента введения подоходного налога в Сингапуре, т.е. с 1 января 1948 г.

В соответствии с принципом репатриации для целей налогообложения доход признается полученным в Сингапуре из-за пределов Сингапура при условии, что он: (i) перечислен/переведен (англ. - remitted), передан (англ. - transmitted), ввезен в (англ. - brought into) Сингапур302. Однако согласно национальному законодательству доход может признаваться репатриированным в Сингапур не только при условии его перечисления на счет, открытый в сингапурском банке, или ввоза денежных средств в этот город-государство, но и в двух других случаях, когда доход используется:

- для погашения долга, возникшего в связи с осуществлением торговой (предпринимательской) деятельности в Сингапуре;

- для приобретения движимого имущества, которое затем перевозится в Сингапур.

Круг лиц, на которых распространяется действие принципа репатриации, первоначально был органичен физическими и юридическими лицами - налоговыми резидентами Сингапура. Цель такого ограничения - не отпугнуть нерезидентов от использования счетов, открытых в банках на территории этого государства, и от сотрудничества с сингапурскими компаниями, оказывающими услуги по управлению денежными средствами.

С 1 января 2004 г. этот принцип больше не действует в отношении физических лиц-резидентов при условии, что доходы не получены ими от участия

в сингапурском товариществе[301]. Вероятно, это сопряжено с необходимостью поддерживать покупательную способность населения, ведь чем больше у него средств, тем больше оно тратит. Таким образом, одновременно осуществляются поддержка и развитие бизнеса и пополнение бюджета посредством взимания с конечных потребителей косвенного НТУ.

Для исключения сложностей при толковании содержания данного принципа Служба выпустила разъяснения[302], в соответствии с которыми:

- доход, полученный компанией-резидентом из источников за рубежом и реинвестированный вне Сингапура, не подлежит обложению налогом в Сингапуре;

- налогоплательщик, при наличии у него за рубежом прибыли (которая при переводе в Сингапур будет облагаться налогом) и доходов капитального характера (которые по общему правилу не подлежат налогообложению в Сингапуре), вправе перечислять в город-государство только доходы капитального характера при условии документального подтверждения некапитальной природы непереведенных средств;

- если налогоплательщик на средства от источников за рубежом приобрел движимое имущество с последующей его доставкой в Сингапур, налоговая база по подоходному налогу будет признаваться равной фактической стоимости приобретения этого актива[303].

По мнению Службы, сингапурские компании также могут без опасений распределять дивиденды в пользу своих акционеров из средств, полученных от источников за рубежом, без их перевода в Сингапур.

По мнению некоторых исследователей, принцип репатриации дохода - это пережиток прошлого. Его использование было оправданно несколько десятков лет назад, когда государства не располагали достаточными ресурсами, чтобы отследить доходы резидентов от деятельности за рубежом. Сейчас, в эпоху высоких технологий, подобных трудностей нет, поэтому предпочтение отдается принципу резидентства.

Хотя в зарубежной доктрине репатриация дохода выделяется в качестве самостоятельного принципа налогообложения[304], его можно также рассматривать как проявление резидентного принципа, возможность применения которого ограничена (например, условием о необходимости репатриации дохода в государство резидентства, как в случае с Сингапуром).

С 2003 г. в Сингапуре при соблюдении определенных условий действует освобождение от налогообложения для ряда доходов, переводимых в это государство компаниями - налоговыми резидентами: для дивидендов от иностранных компаний, доходов от оказания услуг за рубежом, прибыли иностранных филиалов сингапурских компаний от иностранных источников[305]. С учетом этого логично предположить, что законодательное закрепление принципа репатриации дохода в Сингапуре - это не проявление исключительно фискальной функции налогов.

Так, базовая ставка налога на прибыль в Сингапуре относительно невысока - 17%, и при переходе к резидентной системе налогообложения государство не сможет рассчитывать на значительные налоговые поступления в бюджет после использования механизма зачета и применения законодательно предусмотренных освобождений от налогообложения в отношении доходов. Таким образом, затраты государства на то, чтобы установить факт получения сингапурскими компаниями доходов за рубежом, и на взыскание налогов с этой части доходов могут быть сопоставимы с доходами в бюджет от их налогообложения. В свою очередь, налогообложение на основании принципа репатриации не сопряжено с дополнительными затратами на мониторинг доходов компаний-резидентов за рубежом, т.е. государству не нужно контролировать, где и какие доходы за его пределами получил его налоговый резидент.

Таким образом, использование резидентного принципа налогообложения дохода в случае с Сингапуром фактически лишено экономического смысла. Но и переход к территориальному режиму в чистом виде также не обоснован по следующим причинам.

Помимо минимальных расходов на администрирование принцип репатриации помогает Сингапуру бороться с утечкой капиталов в низконалоговые (со ставкой ниже 17%) и безналоговые юрисдикции. Из-за относительно невысокой ставки налога на прибыль и широкого перечня действующих налоговых льгот последствия такой утечки не должны быть материальными для государства, но в любом случае некий сдерживающий механизм системе налогообложения необходим[306].

Еще одним аргументом в пользу сохранения принципа репатриации может быть использование его Сингапуром для поддержания и расширения сети соглашений об избежании двойного налогообложения. С учетом того, что основная цель заключения таких соглашений - избежание двойного налогообложения доходов, заключение такого соглашения с государством, полностью отказавшимся от обложения налогом доходов своих резидентов от источников за рубежом, может показаться потенциальным «контрагентам» лишенным смысла.

Однако, если принимать во внимание успешное расширение Гонконгом - государством с исключительно территориальным режимом налогообложения - его сети налоговых соглашений, опасения Сингапура в контексте сети соглашений, связанные с отказом от принципа репатриации дохода, кажутся уже не столь обоснованными.

Плательщиками подоходного налога в Сингапуре признаются следующие лица, получающие доход, подлежащий налогообложению в Сингапуре:

- физические лица;

- компании, зарегистрированные в Сингапуре или за его пределами;

- попечители / доверительные управляющие;

- душеприказчики;

- клубы;

- ассоциации;

- зарегистрированный бизнес-траст.

Товарищества специальным образом исключены из перечня налогоплательщиков, приведенного в ст. 2 (1) Закона «О подоходном налоге». Таким образом, товарищества признаются «прозрачными» образованиями (англ. - transparent entity) для целей налогообложений, и полученный ими доход подлежит налогообложению на уровне каждого члена товарища пропорционально его доле участия в товариществе.

Закон «О подоходном налоге» разграничивает всех налогоплательщиков на резидентов и нерезидентов. Налоговым резидентом признается «физическое лицо, проживающее в Сингапуре в течение года, предшествующего налоговому году, и выезжающее за пределы Сингапура на срок, не препятствующий признанию этого лица налоговым резидентом, включая лицо, фактически находящееся или работающее по трудовому договору (найму) (за исключением директоров компаний) на территории Сингапура в течение 183 календарных дней и более в течение года, предшествующего налоговому году»309.

На практике существует несколько исключений из приведенного определения. Так, лицо, проживающее и/или работающее по трудовому договору в Сингапуре на протяжении трех следующих подряд лет, признается налоговым резидентом Сингапура в течение каждого из трех лет даже при условии, что оно фактически проживало на территории Сингапура менее 183 в течение первого и/или третьего года. Такие послабления направлены на снижение налогового бремени физических лиц в случае их признания одновременно налоговыми резидентами нескольких государств (например, в связи с их нахождением на

территории другого государства в период отсутствия в Сингапуре), однако, они не распространяются на директоров компаний и работников индустрии развлечений.

Для определения налогового резидентства компаний в Сингапуре используется критерий места эффективного управления. Так, компания признается налоговым резидентом Сингапура, если управление и контроль за ее деятельностью осуществляется на территории Сингапура. Таким образом, место регистрации компании не влияет на приобретение ею статуса резидента. Указанная практика определения налогового резидентства по месту «эффективного управления» компании широко распространена во всем мире, она позволяет облагать налогом доход компаний, формально зарегистрированных на территории иностранного государства, но фактически управляемых с территории другого государства.

Подлежащий налогообложению доход (налоговая база по подоходному налогу, англ. - chargeable income) налогоплательщиков-физических лиц рассчитывается в несколько этапов. На первом этапе совокупный доход лица, полученный за предшествующий год из всех источников, уменьшается на сумму понесенных расходов (для обозначения получившейся суммы используется англ. термин «statutory income»). Далее из полученной суммы вычитаются убытки, понесенные в связи с осуществлением деятельности, в результате которой был получен доход, а также суммы законодательно предусмотренных пожертвований (для обозначения получившейся суммы используется англ. термин «assessable income»)[307]. На заключительном этапе оставшаяся сумма уменьшается на сумму вычетов, предусмотренных частью 10 Закона «О подоходном налоге»[308]. Для налогоплательщиков-юридических лиц порядок определения налоговой базы является аналогичным за исключением лишь того, что налоговые льготы, предусмотренные частью 10 Закона «О подоходном налоге», к юридическим лицам не применяются.

В Сингапуре можно выделить следующие виды ставок подоходного налога:

1. Базовые: плоские и прогрессивные.

2. Специальные или льготные: предусмотрены для определенных видов доходов, а также для доходов от торговой или предпринимательской деятельности, полученных в рамках применения специального льготного режима налогообложения.

3. Налоговые ставки для нерезидентов.

Для физических лиц - резидентов предусмотрена прогрессивная ставка НДФЛ от 0% до 22% (до 2016 года максимальная ставка составляла 20%). В соответствии с позицией законодателя такое повышение ставки было необходимо для обеспечения паритета между налоговыми ставками для нерезидентов и максимальной маржинальной ставкой для резидентов Сингапура, поскольку в течение нескольких предшествующих лет в отношении физических лиц- нерезидентов применялась ставка 22%, а в отношении резидентов - 20%[309].

Первые 20 000 сингапурских долл. дохода физического лица не облагаются налогом. Данная сумма составляет необлагаемый налогом минимум, который в России отсутствует[310]. Существенная (особенно в пересчете на российские рубли) сумма необлагаемого налогом минимума свидетельствует о высоком уровне жизни населения Сингапура, равно как и о социальной направленности правового регулирования подоходного налогообложения. Доходы свыше необлагаемого налогом минимума делятся на разряды[311], к каждому из которых применяется соответствующая ставка налога.

Доходы физических лиц - нерезидентов от работы по найму облагаются подоходным налогом в Сингапуре по ставке 15% и по прогрессивной ставке налога, действующей для резидентов (применяется большая из ставок). К остальным доходам нерезидентов-физических лиц применяется ставка 22%. Исключение составляют проценты (10%) и роялти (15%).

С 2010 года для компаний-резидентов, равно как и для компаний- нерезидентов, а также иных юридических лиц-нерезидентов (включая доверительного собственника) установлена 17% ставка налога на прибыль[312]. В 2008 и 2009 налоговых годах она составляла 18%.

Налоговая система Сингапура основана на принципе ежегодного расчета и взимания налогов. Таким образом, налоговым периодом по подоходному налогу признается календарный год (1 января - 31 декабря). Периодом формирования налоговой базы (basis period) является год, предшествующий текущему налоговому периоду (как правило, календарный год)[313], то есть фактически налог за текущий налоговый период подлежит уплате в следующем году. При этом необходимо отметить, что законом предусмотрена возможность установления в качестве налогового периода отчетного (финансового) года. Для физических лиц такая возможность предусмотрена только в отношении доходов, полученных от торговой и предпринимательской деятельности, в то время как для компаний никаких ограничений в отношении источника дохода в данной ситуации нет.

Порядок исчисления и уплаты подоходного налога также устанавливается в Законе «О подоходном налоге». Должностным лицом, осуществляющим администрирование НДФЛ и налога на прибыль в Сингапуре и взаимодействующим с налогоплательщиками непосредственно, является Контроллер по подоходному налогу (далее - Контролер), назначаемый Министром финансов из состава Службы. В Сингапуре установлена обязанность налогоплательщика самостоятельно исчислить подлежащую уплате сумму налога. При этом в Сингапуре Контроллер обязан направить налогоплательщику-компании форму декларации для заполнения до 31 марта текущего года.

Основываясь на данных, указанных налогоплательщиком в декларации, Контролер в Сингапуре составляет и направляет налогоплательщику уведомление о размере налога (англ. - notice of assessment). Уведомление Контролера может быть им скорректировано посредством составления дополнительных уведомлений в случае выявления недочетов при проверке деклараций. При этом такие проверки именно должностными лицами проводятся достаточно редко и выборочно, поскольку в Сингапуре существует электронная система проверки данных налогоплательщиков, что значительным образом снижает нагрузку на налоговые органы. Так, Контролер по результатам проверки может направить налогоплательщику дополнительное уведомление (англ. - additional assessment), если в ходе проверки было установлено, что исчисленная налогоплательщиком сумма налога ниже фактически подлежащей уплате суммы, и исправленное уведомление (англ. - amended assessment) - если исчисленная сумма налога выше суммы налога, фактически подлежащей уплате. Указанные виды уведомлений могут быть направлены налогоплательщику в течение 6 лет после окончания соответствующего налогового года. Если налогоплательщик не подал декларацию в установленный срок Контролер может самостоятельно исчислить подлежащую уплате сумму налога по своему усмотрению, исходя из имеющихся в его

317

распоряжении данных[314].

Контролер может обязать лицо подать декларацию от имени другого лица, если первый получает или контролирует доход последнего. Работодатель всегда выступает в качестве налогового агента работников, следовательно, он обязан подать декларацию на каждого работника. Сумму налога, подлежащую уплате, исчисляет Контролер, основываясь при этом на информации, представленной в налоговой декларации.

По общему правилу налогоплательщик (и физическое, и юридическое лицо) обязан уплатить налог в течение месяца со дня получения уведомления налогового органа[315]. Но этот срок может быть сокращен в предусмотренных случаях. Уплата авансовых платежей по налогу на доход законодательством Сингапура не предусмотрена. Более того, как физическое лицо, так и компания могут

ходатайствовать об уплате подоходного налога в рассрочку (12 или 24 ежемесячных платежа в период с мая текущего налогового года по апрель года, следующего за налоговым), если они удовлетворяют законодательно установленным требованиям. Налоговый агент лица обязан уплатить налог в течение 90 дней со дня получения уведомления о размере налога.

Кроме того, налоговым законодательством Сингапура предусмотрена возможность получения от налоговых органов предварительного налогового согласования319. Налоговое согласование представляет собой письменное разъяснение того, каким образом соответствующие положения налогового законодательства будут применяться к конкретному налогоплательщику в определенных обстоятельствах. Действие налогового согласования распространяется исключительно на запросившего его налогоплательщика и подлежит применению только в описанной им конкретной ситуации. Налоговое согласование является обязательным для исполнения налоговыми органами, тогда как для налогоплательщика оно носит информационный характер.

Механизм получения налогового согласования предоставляет налогоплательщикам возможность заранее получать представление о налоговых последствиях той или иной сделки, и, таким образом, оценивать возможные риски и рассчитывать объем своих потенциальных затрат в будущем. Кроме того, полученное согласование является своеобразной гарантией того, что налоговый орган не изменит в будущем свою позицию в отношении налоговых последствий рассмотренной им сделки, и, следовательно, у налогоплательщика не возникнет незапланированных налоговых расходов. Таким образом, налоговое согласование в определенной степени служит гарантом финансовой стабильности получившего его налогоплательщика.

1.2.

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: Фадеева Ирина Андреевна. ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ СИНГАПУР. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме Принцип источника и принцип репатриации в правовом регулировании подоходного налогообложения:

  1. §2. Источники налогового права и принципы налогообложения в Испании
  2. §1.2. Принципы и источники правового регулирования европейской космической политики
  3. ГЛАВА 2. ИСТОЧНИКИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ И МЕХАНИЗМ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА РЕГУЛЯРНОСТИ ПЕРЕСМОТРА НАЛОГОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
  4. § 1.1. Общественные отношения, складывающиеся в сфере использования атомной энергии: история, источники и принципы правового регулирования
  5. §1. Источники правового регулирования налогообложения
  6. § 3. Принцип вины как принцип конституционно-правовой ответственности участников выборов
  7. § 3.  Соотношение понятий «гражданско-правовые принципы» и  «принципы осуществления прав и исполнения обязанностей»
  8. § 2. Источники гражданско-правовых норм и источники общепризнанных принципов и норм международного права: соотношение понятий
  9. §2. Принцип «сквозного налогообложения» при применении концепции «beneficial owner» дохода
  10. § 5. Принципы административно-правового регулирования экономики и проблемы их реализации
  11. Основные принципы международно-правового регулирования оборота продукции военного назначения
  12. § 2.1. Система принципов правового регулирования отношений по финансовому обеспечению делегированных полномочий
  13. §3. Принципы правового регулирования электронного взаимодействия субъектов трудовых и непосредственно связанных с ними отношений
- Авторское право - Административное право, финансовое право, информационное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Гражданский процесс; арбитражный процесс - Гражданское право; предпренимательское право; семейное право; международное частное право - Договорное право - Избирательное право - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право, муниципальное право - Корпоративное право - Медицинское право - Международное право, европейское право - Налоговое право - Наследственное право - Природоресурсное право; аграрное право; экологическое право - Римское право - Страховое право - Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право; право социального обеспечения - Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность - Финансовое право - Юридические науки -