<<
>>

Уголовное законодательство стран ЕАЭС

Для стран Содружества основой для общего подхода к вопросу преступности и наказуемости, единой концепции национальных уголовных законодательств и их унификации стало принятие 20 октября 1994 года Постановления Межпарламентской Ассамблеи Содружества Независимых Государств «О правовом обеспечении интеграционного развития СНГ».

С интеграционным процессом, наблюдаемым в настоящее время, представляется возможной и эффективной разработка и принятие Основ уголовного законодательства стран СНГ1. Вместе с тем наблюдаемая унификация таможенного, миграционного законодательства наблюдаемая в рамках Евразийского Союза нацелена на создание не только общего экономически-правового пространства, а кроме того, приведет к возникновению схожих условий. Поэтому немаловажная роль отводится взаимному изучению законодательства стран-участниц динамично развивающего новообразования.

Беларусь. Глава 24 УК РБ «Преступления против собственности», утвержденного 6 октября 1999 года палатой представителей Национального собрания Республики и вступившего в действие 1 января 2000 года, начинается с примечания.

В нем дается понятие хищения и его повторности; определяются количественные характеристики стоимостных критериев; указываются основания освобождения от уголовной ответственности и исключения уголовной ответственности, а также признаки малозначительности деяния.

Определение хищения оперирует описанием действия как «завладение», и в п. 1 примечания главы 24 УК указываются конкретные составы преступления, связанные с хищением. Данный подход получает поддержку среди российских ученых[174] [175]. Наряду с кражей, грабежом, разбоем, мошенничеством, присвоением,

растратой, хищением признается завладение чужим имуществом с использованием компьютерной техники; злоупотреблением полномочиями или вымогательством.

Под хищением путем злоупотребления полномочиями понимается отдача распоряжения должностным лицом о передаче имущества в его пользу или в пользу иной стороны своим подчиненным, являющимся материально ответственными лицами, которым было вверено имущество. Момент окончания преступления при такой форме хищения связан с выполнением незаконного предписания, отданного субъектом преступления1. Кроме того, такой формой хищения признаются деяния, связанные с незаконным получением премий, надбавок к заработной плате, пенсионных платежей, пособий и иных выплат, получение оплаты или вознаграждений за фактически не выполненную или частично не выполненную работу2.

Белорусским законодателем предусматриваются различные пределы наступления уголовной ответственности в зависимости от формы собственности. Преступлением признается изъятие имущества, находящегося в собственности юридических лиц, превышающего десятикратный размер базовой величины в отношении имущества физических лиц, равного двукратному размеру утвержденного законом эквивалента. Указанное условие не применяется в отношении лиц, совершивших завладение государственными наградами, а также группой лиц или с проникновением в жилище и, кроме того, за карманную кражу.

При хищении имущества, принадлежащего близким родственникам виновного лица, законодатель осуществляет действия лишь на основании заявления потерпевшего лица. В и. 1 ст. 4 УК «Разъяснение отдельных терминов Уголовного кодекса» близкими родственниками признаются родители, дети,

1Cm√ Гаухман Л.Д., Журавлев М.П. К вопросу о понятии хищения // Уголовное право. 2014. № 6. С. 12.

^Постановление Пленума Республики Беларусь № 15 «О применении судами уголовного законодательства по делам о хищениях имущества» [Электронный ресурс]. URL: (Дата обращения: 13.04.2016)

супруги, дедушка и бабушка, а также братья и сестры со стороны обоих супругов.

Диспозитивные начала отражены в и. 5 примечания главы 24 УК РБ и связаны с возможностью прекращения уголовного преследования за совершение преступлений против собственности при полном возмещении виновным лицом причиненного ущерба, явке с повинной, а также способствовании выявлению фактов преступления.

Способы состава «компьютерного» хищения выражаются в изменении информации, находящейся в обработке компьютерной системы; хранимой на машинных носителях или передаваемой по Сети, а равно введении в компьютерную систему ложной информации. Преступление признается оконченным с момента причинения собственнику материального ущерба и получения в реальное распоряжение чужой собственности.

Действия с использованием лицом компьютерной техники для создания фиктивных документов, которые в последующем применяются для обманного завладения чужим имуществом, рассматриваются в рамках мошенничества[176].

Вполне обоснованным, на наш взгляд, является представленный вариант состава преступления, связанного с угоном транспортных средств. В качестве предмета преступления признается также маломерное водное судно. В законодательную конструкцию ст. 214 УК РБ включено примечание, указывающее на прямую отсылку к ст. 317 УК, где в примечании дается определение и категории транспортных средств. Малоразмерным речным судном в соответствии со ст. 1 Кодекса внутреннего водного транспорта Республики Беларусь признается судно вместимостью не более 80 регистровых тонн, оснащенное основным двигателем не более 55 кВт, а также иные плавучие средства: моторные лодки, парусные суда, гребные лодки и т. д.

В главу 21 УК Беларуси вошли нормы, предусматривающие ответственность за присвоение лицом найденного им чужого имущества или клада в крупном размере. Уголовным законом предусматривается ответственность за отчуждение вверенного чужого имущества при отсутствии корыстной цели.

Белорусский законодатель включил в состав незаконное и безвозмездное отчуждение вверенного имущества. В отличие от присвоения и растраты или хищения с использованием служебных полномочий, у виновного лица отсутствует корыстная цель или корыстный мотив; между виновной стороной и получателем нет материальной или служебной заинтересованности. Например, такие действия наблюдаются при передаче лицом чужого имущества в целях благотворительности в детский дом.

Составители в ст. 220 УК «Недобросовестная охрана имущества» учли советский опыт прикосновенности к совершению преступления, признав преступлением против собственности деяния, связанные с ненадлежащей охраной имущества, повлекшие его утрату в особо крупном размере. Субъектом преступления признается лицо, на которое возложены обязанность и наличие возможности исполнения должностных инструкций. В результате его бездействия было допущено похищение, порча или уничтожение имущества, которое находилось в его введении. Деяние лицом может быть совершено как умышленно, так и в результате небрежности; к наступившим последствиям выражается неосторожной формой вины.

Армения. В Уголовном кодексе Армении, вступившем в законную силу с 1 августа 2003 года, номенклатура составов преступлений против собственности в главе 21 УК РА в большинстве случае совпадает с УК РФ1.

Явным отличием можно назвать то, что в составах преступлений также используется термин «хищение», но в армянском уголовном кодексе нет его легального определения. По нашему мнению, это вызывает нарушение

систематичности, сложность в разграничении составов преступлений, имеющих общие субъективно-объективные признаки. В силу отсутствия легального понятия хищения Р.О. Алавердян предлагает дополнить статью 176 «Грабеж» главы 21 УК РА следующим положением: «Хищение земли, других естественных ресурсов, а также других предметов или документов, имеющих для лица очевидное особое историческое, научное, культурное значение, независимо от цели хищения, - наказывается...»1. Данные новшества, по нашему мнению, противоречат научно обоснованной доктрине о невозможности признать недвижимое имущество предметом хищения, а рассматривать в этом случае как незаконное приобретение права на имущество[177] [178]. Ряд армянских ученых указывают в работах на необходимость законодательного закрепления понятия хищения[179].

Находит положительный отзыв то, что относительно хищения предметов, имеющих особую ценность, армянский законодатель предусмотрел ее дифференциацию: в рамках особо квалифицирующего признака хищение путем грабежа или разбоя.

В уголовно-правовую норму, предусматривающую ответственность за умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, включены квалифицирующие признаки, которые не встречаются в аналогичных нормах стран ЕАЭС: совершенные по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или религиозного фанатизма, а также в связи с выполнением лицом или его близкими своего служебного или общественного долга (ч. 2 и 3 ст. 185 УК АР). Полагаем, эта законодательная конструкция не позволяет правильно оценить общественную опасность такого рода преступлений, так как приоритет

объекта уголовно-правовой охраны, связанный с экстремистской деятельностью, смещается в сторону отношений собственности.

Сохранение основания для специального предупреждения в виде неоднократности является положительным опытом. В качестве квалифицирующих признаков в уголовно-правовых нормах, предусматривающих ответственность за преступление против собственности, учитывается повторность и наличие у лица двух или более судимостей за аналогичные преступления.

Казахстан. Новая редакция УК Казахстана, вступившего в действие 1 января 2015 года, отличается новизной, как в юридической технике, так и в дифференциации уголовной ответственности, в частности за преступления против собственности.

К новшеству можно отнести перенос нормы-разъяснения к понятию хищения в отдельную статью 3 УК РК «Разъяснение некоторых понятий, содержащихся в настоящем Кодексе». Наряду с этим, глава 6 УК обрела новое название «Уголовные правонарушения против собственности», так как законодатель предусмотрел наличие уголовного проступка и преступления путем криминализации мелкого хищения. Согласно главе 6 уголовно-правовой охраной собственности охватываются также уголовные правонарушения, посягающие на авторские права и промышленную собственность.

В качестве положительного опыта в УК РК можно отметить квалифицирующий признак кражи, совершенной путем незаконного доступа в информационную систему либо изменения информации, передаваемой по информационно-телекоммуникационной сети. Криминализация такого уголовно­правового основания позволит оказать противодействие нарастающему количеству корыстных посягательств в интернет-сфере.

Законодатель Казахстана предусмотрел более строгую ответственность за совершение хищений, сопряжённых с проникновением в жилые, производственные и служебные помещения. Вместе с тем уголовный закон ставит по степени общественной опасности на одну ступень кражи,

совершенные из хранилища и из транспортных средств. Такое нововведение является неприемлемым, так как приведёт к росту обращений граждан и не повысит дисциплину самих владельцев транспортных средств, которые оставляют ценные вещи в салонах автомобилей.

Как дополнение к ст. 190 УК «Мошенничество» можно указать включение квалифицирующего признака - совершение обмана или злоупотребление доверием пользователя информационной системы. Тем самым хищение, связанное с компьютерной техникой, совершенное путем введения в систему модифицированной информации, позволяет рассматривать деяние как кражу. Если же искажение информации осуществляется в отношении сознания оператора компьютерной системы, то деяние признается мошенничеством.

В качестве квалифицирующего признака мошенничества выступает совершение обманного завладения чужим имуществом в сфере государственных закупок. Придание повышенной общественной опасности такому хищению продиктовано наличием фактов причинения крупного ущерба и попытки предупреждения механизма преступности в данной сфере. Более того, повсеместное внедрение системы электронной закупки позволяет мошенникам осуществлять преступную деятельность.

Законодатель ввел новый состав преступления, предусматривающего ответственность за транспортировку, приобретение, реализацию, хранение нефти и нефтепродуктов, а также переработку нефти без документов, подтверждающих законность происхождения, относя норму к главе «Правонарушения против собственности».

Дополнение УК РК данной нормой стало лишь частью уголовной политики по усилению ответственности в сфере оборота нефти и нефтепродуктов. В этой связи в ст. 196 УК РК содержится квалифицирующий состав, связанный с осуществлением заранее не обещанного приобретения или сбыта такого имущества, как автомобиль, нефть и нефтепродукты, а равно другого имущества в крупном размере. Также выделено в самостоятельную норму противоправное посягательство в виде нарушения вещных прав на землю.

Объективная сторона состава выражена в причинении существенного вреда правам и законным интересам граждан и организации, сопряженного с незаконным захватом чужого земельного участка или проведением незаконного обыска. Описание элементов, характерных для должностных преступлений, является неудачным примером включения разных по своей правовой природе объектов уголовно-правовой охраны.

В ст. 203 УК РК «Умышленное уничтожение или повреждение предметов, имеющих особую ценность» включен новый признак - по мотивам социальной, национальной, религиозной вражды. Полагаем, указанный признак не вносит определенную ясность в классификацию объектов уголовно-правовой охраны.

Нововведение, связанное с включением проступка, является первым шагом по разграничению уголовной ответственности. Полагаем, указанная модель получит дальнейшее развитие лишь на постсоветском пространстве. Вместе с тем, наряду с Уголовным кодексом, официальным источником в уголовном праве Казахстана являются нормативные постановления Верховного суда. В качестве негативного казахстанского опыта следует упомянуть исключение такой стадии возбуждения уголовного дела, как этап первоначальной квалификации преступления, не позволяющей отграничить уголовное деяние от иного деликта. В своем интервью генеральный прокурор страны Ж. Асанов сообщил: «Каждое третье дело по мошенничеству оказалось гражданским спором. Надо отделить хозяйственные споры от криминала»1.

Выявив определенную общность уголовно-правовых запретов, обеспечивающих функционирование отношений собственности, следует обратить внимание на особенности развития экономических отношений в каждом из государств, учитываемые законодателем при формировании уголовно-правовой охраны.

⅛aκππ Асанов назвал пять минусов Уголовного кодекса РК [Электронный ресурс] URL.: http://kokshetau.asia/interesnoe/13392-zhakip-asanov-nazval-pyat-minusov-ugolovnogo-kodeksa- гк(Дата обращения: 12.01.2015).

Для рассмотренных уголовно-правовых систем стран ЕАЭС характерна в целом схожая позиция уголовно-правовой охраны, наличие однородных характеристик составов преступлений против собственности. Но вместе с этим наблюдается тенденция индивидуального подхода, с учетом национальных особенностей экономики государства. Законодатель Беларуси включил составы преступлений, связанных с неправомерным завладением чужим имуществом с использованием компьютерной техники. УК Армении имеет много сходства с российским Уголовным кодексом, но при этом не содержит легально закрепленного понятия «хищения». Новый Уголовный кодекс Республики Казахстан предусматривает категоризацию уголовных правонарушений на проступки и преступления. Для стран ЕАЭС общей линией уголовной политики является реализация цели по гуманизации уголовного законодательства, основанного на модельном уголовном законе, который не учитывал в полной мере этого вопроса1.

Выводы. Исследование зарубежного законодательства в области уголовно­правовой охраны собственности позволяет с учетом определенных особенностей объединить государства по признакам, с помощью которых можно отличить российское и киргизское уголовное законодательство в вопросе нормального функционирования отношений собственности: а) законодательства, содержащие легальное понятие, объединяющее или являющееся базовым для разграничения однородных преступлений против собственности (Беларусь, Казахстан, Франция, Великобритания); б) систематизация преступлений в рамках концепции имущественных преступлений (Германия, Франция) или посягательств на отношения собственности (Испания, Китай, Казахстан, Беларусь, Армения, США, Иран, ОАЭ, Бахрейн); в) характерно отсутствие единого уголовного кодифицированного акта (Великобритания, Саудовская Аравия), смешанное регулирование (Германия, США, ОАЭ, Бахрейн, Иран), наличие кодифицированного акта и включение в систему уголовно-правового

Км.: Осмоналиев К.М. Уголовная политика современного Кыргызстана: становление и развитие: автореф. дне. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 20.

регулирования иного отраслевого законодательства (Франция), нормативных судебных актов (Казахстан, Китай), в рамках одного уголовного закона (Армения, Беларусь, Испания); неприменение стоимостных критериев (Великобритания, Германия, Франция, Саудовская Аравия), использование инструмента преюдиции (Испания, Германия) или повторности (Казахстан, Армения, Беларусь); ответственность юридических лиц за преступления против собственности (Испания, Франция, Великобритания); отличия в санкциях: применение телесных наказаний (Иран, Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ).

Определив различия и особенности зарубежного уголовного законодательства в сфере обеспечения охраны собственности, полагаем, будет верным тезис, что вне зависимости от принадлежности рассматриваемых стран к отдельной правовой системе характерно наличие такого общего для всех момента, как умышленное изъятие чужого имущества. Это, в свою очередь, демонстрирует как наличие единых начал, так и существование различий при оценке общественной опасности хищения; придания значения помимо стоимостных критериев и способу совершения преступления, усиления внимания на место, время и обстановку совершения преступления против собственности.

В ходе изучения зарубежного уголовного законодательства можно выделить положительные моменты.

Так, американский опыт в рамках «берглэри» охватывает не только капитальные строения, но иные виды помещений, транспортные средства. Тенденция придания усиления охраны собственности наблюдается также в иных странах. В Казахстане, где квалифицирующий признак кражи наравне с жилищем, помещением охватывает транспортные средства. В Испании законодатель дает определение проникновения путем конкретизации способов вторжения, связанного с изготовлением ключей, взломом.

Уголовное право стран мусульманского права характеризуется взаимосвязанностью и взаимообусловленностью морально-этических и

правовых установок общества, которая связана в первую очередь принципом незыблемости частной собственности.

В Китае законодатель при установлении стоимостных критериев соблюдает региональные особенности. Также представляет интерес, что при наличии обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание, размер ущерба соответственно может уменьшаться или снижаться.

Рассматривая уголовное законодательство стран Евразийского Союза можно сделать вывод об их совпадении при описании составов преступлений против собственности. В качестве положительного опыта применимого при совершенствовании рассматриваемого в рамках исследования уголовного законодательства России и Кыргызстана, следует отметить, что законодатель Беларуси предусматривает значительный ущерб не только для физического лица, но и для юридического лица.

Важно указать и то, что вопросы уголовно-правовой охраны собственности не сводятся лишь к совершенствованию уголовного кодекса. Необходимо обратить внимание на иные источники, на которые можно возложить регулирование размеров стоимостных критериев; разграничение в рамках деления деяний на проступки и преступления.

С целью совершенствования уголовно-правовых норм, в частности нового Уголовного кодекса Кыргызской Республики, необходимо предусмотреть следующее основание: «совершение кражи в значительном размере или повторное совершение проступка против собственности в течение года». Важно учесть, что декриминализация направлена на исключение наиболее репрессивного вида наказания - лишение свободы. Однако изучение зарубежного уголовно-правового опыта по дифференциации ответственности на проступки и преступления позволило сделать вывод, что законодатели не отказались от лишения свободы как наказания за уголовные проступки[180]. Более того, совершение уголовного проступка согласно новому киргизскому

уголовному законодательству не влечет за собой правового последствия - судимости. В этой связи, полагаем, следует рассмотреть вопрос о соблюдении в законодательной технике нового уголовного закона института неоднократности деяний, так как общая уголовно-правовая природа позволит соблюдать поэтапное ужесточение ответственности.

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: САПАРБАЕВ Данияр Сарсембекович. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА СОБСТВЕННОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ: ТЕОРЕТИКО-ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород - 2017. 2017

Еще по теме Уголовное законодательство стран ЕАЭС:

  1. § 1.5. Уголовная ответственность за кражу в законодательстве зарубежных стран
  2. 1.3.Деятельное раскаяние в уголовном законодательстве зарубежных стран
  3. Уголовное законодательство стран романо-германской правовой системы
  4. Уголовное законодательство стран социалистической системы права
  5. 1.2 Обеспечение защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном судопроизводстве по законодательству зарубежных стран
  6. Глава 2. Уголовно-правовая охрана собственности в истории России, Кыргызстана и современном законодательстве зарубежных стран
  7. §4. Определение предприятия в российском законодательстве постсоветского периода и в законодательстве зарубежных стран
  8. §3. Основные тенденции развития миграционного законодательства зарубежных стран н возможность их внедрения в миграционное законодательство Российской Федерации
  9. § 3. Уголовно-правовая охрана собственности в зарубежных странах
  10. § 4. Общее землепользование в законодательстве зарубежных стран
  11. 4.1. Общая характеристика инновационного законодательства зарубежных стран
  12. §2. Сравнительный анализ источников миграционного законодательства зарубежных стран
  13. §1. Генезис миграционного законодательства зарубежных стран
  14. Современные тенденции развития законодательства о персональных данных в зарубежных странах
  15. §1. Модели против о действия недобросовестной конкуренции по законодательству зарубежных стран
  16. § 1.2. Наследование интеллектуальных прав в законодательстве зарубеж­ных стран: сравнительно-правовой аспект
  17. § 2. Ответственность за преступления, нарушающие право на свободу совести и вероисповедания, в законодательстве зарубежных стран
- Авторское право - Административное право, финансовое право, информационное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Гражданский процесс; арбитражный процесс - Гражданское право; предпренимательское право; семейное право; международное частное право - Договорное право - Избирательное право - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право, муниципальное право - Корпоративное право - Медицинское право - Международное право, европейское право - Налоговое право - Наследственное право - Природоресурсное право; аграрное право; экологическое право - Римское право - Страховое право - Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право; право социального обеспечения - Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность - Финансовое право - Юридические науки -