<<
>>

Специальная дисциплинарная ответственность работников железнодорожного транспорта

Железнодорожный транспорт играет очень важную роль в экономике России. Обеспечивая своевременную и удобную перевозку пассажиров и грузов в пределах и между регионами страны, железнодорожный транспорт способствует созданию благоприятных условий для развития экономики и укреплению единства экономического пространства на всей территории Российской Федерации.

Будучи стратегически важным объектом государственного значения, железнодорожный транспорт также выполняет широкий круг задач в сфере обороны и обеспечения национальной безопасности. В то же время железнодорожный транспорт является источником повышенной опасности. Аварии на железной дороге могут приводить в тяжелым последствиям - человеческим жертвам и крупному материальному ущербу. Поэтому эксплуатация сети железных дорог и подвижного состава требует строгой дисциплины труда, что обеспечивается, в том числе, и повышенными мерами дисциплинарной ответственности работников железнодорожного транспорта.

В настоящее время вопросы дисциплинарной ответственности работников железнодорожного транспорта регулируются Положением о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации от 25.08.1992 г.

(далее - Положение 1992 г.), которое определяет особые условия соблюдения дисциплины работниками железнодорожного транспорта и меры дисциплинарного воздействия в случае нарушения таких условий. Однако Верховным Судом РФ ряд норм Положения 1992 г. были признаны незаконными, что повлияло на характер правового регулирования дисциплинарной ответственности работников железнодорожного транспорта.

На настоящий момент незаконными и недействующими признаны следую-

134

щие нормы :

- ч. 3 п. 14; пп. «б», «в» ч. 1 п. 15; ч. 3 п. 15; ч.1 п. 26 Положения 1992 г.

признаны незаконными Решением Верховного Суда РФ от 24.05.2002 № ГКПИ2002-375 , оставленным без изменения Определением Верховного Суда

РФ от 03.10.2002 № КАС02-528[134] [135] [136];

- п.

18 Положения 1992 г. признан противоречащим закону и недействующим Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 03.07.2002 № 256пв-

01[137];

- пп. «а» ч. 1 п. 15; п. 16 Положения 1992 г. признаны незаконными Решением Верховного Суда РФ от 28.10.2002 № ГКПИ2002-1100[138], оставленным без изменения Определением Верховного Суда РФ от 06.02.2003 № КАС03-23[139] ;

- абз. 3 п. 29 Положения 1992 г. признан незаконным Решением Верховного Суда РФ от 07.07.2003 № ГКПИ03-624[140], оставленным без изменения Определением Верховного Суда РФ от 18.09.2003 № КАС03-414[141]

Указанные решения Верховного Суда РФ существенно повлияли на правовое регулирование специальной дисциплинарной ответственности работников железнодорожного транспорта. Выше (в третьем параграфе первой главы настоящего диссертационного исследования) была рассмотрены специфика трактовки Положением 1992 г. понятия дисциплинарного проступка и дан анализ позиции Верховного Суда РФ, признавшего незаконным ч. 3 п. 14 Положения 1992 г. Здесь мы уделим внимание иным аспектам специальной дисциплинарной ответственности работников железнодорожного транспорта и ее правового регулирования.

В юридической литературе как на одну из специфических характеристик специальной дисциплинарной ответственности, отличающей ее от общей дисциплинарной ответственности, указывается на расширенный перечень мер дисциплинарного взыскания за нарушение дисциплины труда, которые могут быть применены к работнику[142].

Положение 1992 г., предусматривает, что за совершение работником дисциплинарного проступка к нему могут применяться, помимо предусмотренных законодательством Российской Федерации о труде, следующие виды дисциплинарных взысканий:

- лишение машиниста свидетельства на право управления локомотивом, мо- тор-вагонным подвижным составом, специальным самоходным подвижным составом, водителя - удостоверения на право управления дрезиной, помощника машиниста локомотива, мотор-вагонного подвижного состава, специального самоходного подвижного состава - свидетельства помощника машиниста, помощника водителя дрезины - удостоверения помощника водителя на срок до трех месяцев или до одного года, с переводом с согласия работника на другую работу на тот же срок по основаниям и в порядке, предусмотренным п.

16 Положения 1992 г. (пп. «а» ч. 1 п. 15 Положения 1992 г.);

- освобождение от занимаемой должности, связанной с эксплуатационной работой железных дорог, предприятий промышленного железнодорожного транспорта или иной работой по обеспечению безопасности движения поездов и маневровой работы, сохранности перевозимых грузов, багажа и иного вверенного имущества, законодательства по охране труда, с предоставлением с согласия работника в порядке перевода другой работы по основаниям, предусмотренным п. 17 Положения 1992 г. (пп. «б» ч. 1 п. 15 Положения 1992 г.);

- увольнение по основаниям, предусмотренным п. 18 Положения 1992 г. (пп. «в» ч. 1 п. 15 Положения 1992 г.).

Однако на практике все указанные дополнительные меру дисциплинарного взыскание не могут быть применены к работникам железнодорожного транспорта в силу решений Верховного Суда РФ, признавшего соответствующие нормы Положения 1992 г. незаконными. В тех же случаях, когда должностное лицо организации железнодорожного транспорта, уполномоченное налагать дисциплинарные взыскания, применяет вышеуказанные меры дисциплинарного взыскания, его решение может быть отменено в судебном порядке (в случае обращения в суд лица, подвергнутого такому взысканию).

Признавая незаконными нормы Положения 1992 г., устанавливающие в отношении работников железнодорожного транспорта дополнительные меры дисциплинарного взыскания в виде временного лишения работника, управляющего железнодорожным транспортным средством, документа, дающего право на управление этим средством, а также в виде освобождение от занимаемой должности, связанной с работой по обеспечению безопасности на железнодорожном транспорте и увольнения за совершение работником грубого нарушения дисциплины, создавшего угрозу безопасности на железнодорожном транспорте, Верховный Суд РФ выдвинул ряд аргументов в обоснование совей позиции.

Верховный Суд РФ указал, что применение к работнику мер дисциплинарного взыскания является существенным ограничением прав человека на труд, в связи с чем виды дисциплинарных взысканий и основания для их применения могут быть установлены только федеральными законами, что предусмотрено ст.ст.

192 и 330 ТК РФ. Между тем, оспариваемое Положение о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации является не законом, а подзаконным актом, нормативным правовым актом высшего исполнительного органа государственной власти. Сославшись также на ч. 2 ст. 423 ТК РФ, согласно которой изданные до введения в действие настоящего Кодекса нормативные правовые акты Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и применяемые на территории Российской Федерации постановления Правительства СССР по вопросам, которые в соответствии с настоящим Кодексом могут регулироваться только федеральными законами, действуют впредь до введения в действие соответствующих федеральных законов, Верховный Суд РФ отметил, что при этом данные нормативные правовые акты не должны противоречить настоящему Кодексу.

В результате Верховный Суд РФ пришел к выводу, что оспариваемые нормы Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации противоречат ТК РФ и не могут регулировать спорные правоотношения по-иному, чем это предусмотрено Кодексом.

Мы не можем согласиться с данной точкой зрения Верховного Суда РФ.

Действительно, согласно ч. 4 ст. 192 ТК РФ, не допускается применение дисциплинарных взысканий, не предусмотренных федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине. При этом ст. 330 ТК РФ требует, чтобы положения и уставы о дисциплине работников, труд которых непосредственно связан с движением транспортных средств, устанавливались федеральными законами. Однако ссылка Верховного Суда РФ на ст. 423 ТК РФ не представляется обоснованной. Ч. 1 ст. 423 ТК РФ устанавливает, что впредь до приведения законов и иных нормативных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с Трудовым Кодексом РФ, законы и иные правовые акты Российской Федерации, а также законодательные и иные нормативные правовые акты бывшего Союза ССР, действующие на территории Российской Федерации, применяются постольку, поскольку они не противоречат ТК РФ. В то же время ч. 2 данной статьи допускает временное (до введения в действие соответствующего федерального закона) действие подзаконного акта по вопросам, которые в соответствии с ТК РФ могут регулироваться только федеральными законами.

Таким образом, в том случае, если положения подзаконного нормативного правового акта в принципе допускаются Трудовым кодексом РФ (т.е. ТК РФ допускает возможность закрепления положений подзаконного нормативного правового акта федеральным законом), то такой акт в силу ч. 2 ст. 423 ТК РФ должен считаться действующим до принятия соответствующего федерального закона. Противоречие между подзаконным нормативным правовым актом и ТК РФ, заключающееся только в том, что подзаконный нормативный правовой акт регулирует отношения, отнесенные ТК РФ к компетенции федерального закона, как это следует из ч. 2 ст. 423 ТК РФ, не может считаться основанием для признания такого подзаконного нормативного правового акта незаконным.

С теоретической точки зрения, ч. 2 ст. 423 ТК РФ относится к ч. 1 ст. 423 ТК РФ как специальная норма к общей. Причем в данном случае наблюдается коллизия общей и специальной норм права. По сути, применительно к указанному противоречию, ч. 2 ст. 423 ТК РФ дезавуирует положения ч. 1 той же статьи. Отмеченная коллизия должна разрешаться по правилу о соотношении общей и специальной нормы права: в случае коллизии общей и специальной норм права действует специальная нома права.

Аналогичные соображения будут справедливы и при сравнении положений ч. 2 ст. 423 ТК РФ с положениями ч. 4 ст. 192 и ст. 330 ТК РФ, из которых следует, что специальная дисциплинарная ответственность работников железнодорожного транспорта должна регулироваться федеральным законом. По существу ч. 2 ст. 423 ТК РФ конкретизирует и ограничивает действие ч. 4 ст. 192 и ст. 330 ТК РФ применительно к случаю, когда действующий подзаконный нормативный правовой акт регулирует отношения, отнесенные ТК РФ к компетенции федерального закона.

Отсюда следует, что ссылка Верховного Суда РФ на положения ч. 2 ст. 423 ТК РФ как на аргумент в поддержку вывода о противоречии норм Положения 1992 г. нормам ТК РФ, в действительности опровергает позицию Верховного Суда РФ.

В тесной связи с нормами Положения 1992 г., вводящими в отношении работников железнодорожного транспорта дополнительные меры дисциплинарного воздействия, находятся нормы, устанавливающие основания применения мер дисциплинарного воздействия и конкретизирующие содержание дисциплинарного поступка (п.п. 16-18 Положения 1992 г.). П. 16 Положения 1992 г. устанавливает, при каких условиях может быть применено временное лишения работника, управляющего железнодорожным транспортным средством, документа, дающего право на управление этим средством. К таковым Положение 1992 г. относит совершение проступка, который создавал угрозу крушения или аварии, жизни и здоровью людей. Согласно п. 17 Положение 1992 г. освобождение от занимаемой должности с предоставлением с согласия работника в порядке перевода другой работы может быть наложено за совершение дисциплинарного проступка, создающего угрозу безопасности движения поездов и маневровой работы, жизни и здоровью людей, или за нарушение установленных правил перевозки и служебных обязанностей по обслуживанию пассажиров, обеспечению сохранности грузов, багажа и иного вверенного имущества, нарушение законодательства по охране труда, повлекшее за собой травмирование или гибель людей. В соответствии с п. 18 Положение 1992 г. дисциплинарное взыскание в виде увольнения может налагаться, кроме случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации о труде, также за совершение работником грубого нарушения дисциплины, создавшего угрозу безопасности движения поездов, маневровой работы, жизни и здоровью людей или приведшего к нарушению сохранности грузов, багажа и вверенного имущества, неисполнению служебных обязанностей по обслуживанию пассажиров. При этом утверждение перечня грубых нарушений дисциплины, за которые может налагаться указанное дисциплинарное взыскание, и категорий работников, которые могут быть привлечены к этому виду дисциплинарной ответственности, отнесено к компетенции Министерства путей сообщения Российской Федерации. Соответствующий перечень был утвержден Приказом МПС РФ от 25.12.2000 № 30Ц «Об утверждении Перечня грубых нарушений дисциплины, за совершение которых может быть применено дисциплинарное взыскание, предусмотренное подпунктом «в» пункта 15 Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации, и категорий работников, привлекаемых к ответственности за эти нарушения»[143]. В него вошли такие специфические для железнодорожного транспорта нарушения, как проезд запрещающего сигнала, повлекший крушение, аварию поезда; превышение установленной скорости движения, повлекшее крушение, аварию поезда; отправление поезда на занятый перегон или его прием на занятый путь; сокрытие свободных мест в вагоне пассажирского поезда провоз безбилетных пассажиров и т.п.

Последовательно придерживаясь мнения о незаконности норм Положения 1992 г., закрепляющих дополнительные меры дисциплинарного воздействия, Верховный Суд РФ также признал пункты 16-18 Положения 1992 г. незаконными, исходя из тех же доводов, которые были приведены им при рассмотрении закон- ности п.п. 14 и 15 Положения 1992 г. - в силу того, что оспариваемые нормы установлены не законом, а нормативным актом органа, осуществляющего исполнительную власть Российской Федерации.

Позиция Верховного Суда РФ вызывает возражения не только по соображениям формально-юридического характера, изложенным выше. Лишив должностных лиц организаций железнодорожного транспорта права применять дополнительные (и учитывающие специфику функционирования железнодорожного транспорта) меры дисциплинарного воздействия к работникам, допускающим нарушение трудовой дисциплины, Верховный Суд РФ существенно ограничил полномочия указанных лиц в предупреждении правонарушений в сфере железнодорожного транспорта и обеспечении его безопасности. Работники железнодорожного транспорта, совершившие дисциплинарный проступок, получили реальную возможность избегать наказания. Характерно следующее дело.

Граждане Б. и Г. обратились в Советский районный суд г. Челябинска с исками к ФГУП «Южно-Уральской железной дороге МПС РФ» о восстановлении на работе проводниками пассажирских вагонов, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, денежной компенсации морального вреда.

Судом было установлено, что проверками, проведенными 14.09.2002 г. в вагонах, где гр-не Б. и Г. работали проводниками, были обнаружены безбилетные пассажиры, за что приказом № 189 от 11.10.2002 г. они были уволены на основании пп. «в» п. 15 «Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта РФ».

Решением Советского районного суда г. Челябинска от 7 февраля 2003 г. в удовлетворении исковых требований Б. и Г. было отказано. Определением кассационной коллегии от 5 мая 2003 года решение оставлено без изменения.

Рассмотрев материалы дела в надзорном порядке, Президиум Челябинского областного суда отменил решение Советского районного суда г. Челябинска от 7 февраля 2003 г. и определение судебной коллегии Челябинского областного суда от 5 мая 2003 г. и вынес новое решение, которым Б. и Г. были восстановлены на работе в должности проводников пассажирских вагонов в Челябинской дирекции по обслуживанию пассажиров в пригородном сообщении.

Президиум Челябинского областного суда отметил, что поскольку все обстоятельства по поводу увольнения Б. и Г. с работы, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся в деле материалов, но судами была допущена ошибка в применении и толковании норм материального права, то Президиум считает возможным, не передавая дело в этой части для нового рассмотрения, принять новое судебное постановление, которым Б. и Г. восстановить в должности проводников пассажирских вагонов в Челябинской дирекции по обслуживанию пассажиров в пригородном сообщении. При этом в обоснование своего решения президиум Челябинского областного суда сослался на Решение Верховного Суда РФ от 24.05.2002. № ГКПИ 2002-375, признавшего незаконными пп. «б», «в» ч. 1 и ч. 3 п. 15 «Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации» и указал, что вывод нижестоящих судов противоречит нормам материального права, регулирующего спорные правоотноше-

144

ния

В данном случае безнаказанность проводников поезда способствует снижению качества обслуживания пассажиров и снижению доходов организации железнодорожного транспорта. Но признание незаконной такой меры дисциплинарного воздействия, как, например, временное лишение работника, управляющего железнодорожным транспортным средством, документа, дающего право на управление этим средством, чревато более тяжкими последствиями. Согласно Положению 1992 г. эта мера дисциплинарного взыскания может быть применена за совершение такого дисциплинарного проступка, который создавал угрозу кру- [144] шения или аварии, жизни и здоровью людей. При ее применении допустивший соответствующее нарушение работник уже не мог быть допущен к управлению транспортным средством, что полностью исключало вероятность аварии или угрозу жизни и здоровью граждан как результат неправомерных действий такого работника. Заметим, что признанная недействующей ч. 3 п. 29 Положения 1992 г. также направлена на более полное обеспечение безопасности железнодорожного транспорта, так как требует, чтобы перед восстановлением работника на работе, связанной с движением поездов и маневровой работой, он должен выдержать установленные испытания. В том случае, если работник дважды не выдержит эти испытания, он переводится с его согласия на другую работу, а при отказе от перевода может быть уволен. При этом испытания не проводятся, если перерыв в работе, связанной с движением поездов и маневровой работой, не превысил трех месяцев. Таким образом, исключался допуск к управлению транспортным средством работник, утративший в силу недопуска к работе по специальности свои профессиональные навыки.

Предусмотренные же ТК РФ меры дисциплинарного воздействия не достигают в сфере железнодорожного транспорта цели обеспечения безопасности и предотвращения аварийных ситуаций. Замечание и выговор не ведут к отстранению работника, создавшего угрозу крушения или аварии, либо жизни и здоровью людей, от управления транспортным средством. Но даже при увольнении такого работника по основанию, предусмотренному п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей), не исключена возможность, что уволенный работник устроится на работу в другую организацию по той же специальности.

Можно отметить, что сама по себе такая мера воздействия на правонарушителя, как временное лишение его права на управление транспортным средством, широко применяется в сфере административных правоотношений в отношении водителей - участников дорожного движения (см., например, ст. 12.1, 12.2, 12.5, 12.8 и др. КоАП РФ[145] [146] [147]). Однако в отношении лиц, управляющих подвижным составом железной дороги, таких мер не предусмотрено, что повышает актуальность сохранения временного лишения работника железнодорожного транспорта права на управление подвижным составом как меры дисциплинарного воздействия.

Признание незаконными ряда норм Положения 1992 г., в том числе устанавливающих дополнительные меры дисциплинарного взыскания, понижает эффективность правового регулирования дисциплины труда работников железнодорожного транспорта. Это подтверждается, в частности, анализом состояния дисциплины труда в Новосибирском отделении Западно-Сибирской железной дороги, проведенном Т.Н. Ременных. По ее данным «наибольшее количество дисциплинарных проступков совершают работники, занимающие следующие должности: начальник станции, заместитель начальника станции, дежурный по станции, начальник дистанции, главный инженер, осмотрщик-ремонтник вагонов, дорож-

146

ный мастер, составитель поездов» , т.е. лица, чьи неправомерные действия и нарушения трудовой дисциплины могут повлечь тяжкие последствия. Рассмотрев динамику дисциплинарных проступков, Т.Н. Ременных пришла к заключению «о неэффективности применяемых дисциплинарных взысканий» в сфере железнодорожного транспорта.

Решения Верховного Суда РФ о признании незаконными ряда норм Положения 1992 г. по сути выхолостили специфику дисциплинарной ответственности работников железнодорожного транспорта. Как отмечает Е.М. Ковалева, «работники железнодорожного транспорта в настоящее время, вплоть до принятия соответствующего ст. 330 ТК РФ нормативного акта о дисциплине труда в сфере железнодорожного транспорта, должны привлекаться к дисциплинарной ответственности на основании норм ТК РФ» . Должностные лица организации железнодорожного транспорта, наделенные правом наложения дисциплинарных взысканий, лишены возможности применять к нарушителям трудовой дисциплины адекватные меры дисциплинарного воздействия, отражающие особенности труда в сфере железнодорожного транспорта и обладающие профилактическим потенциалом в отношении предупреждения правонарушений работниками железнодорожного транспорта.

Следует отметить, что в мае 2007 г. Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации приняла в 1-м чтении законопроект «Положение о дисциплине работников железнодорожного транспорта общего пользования в Российской Федерации»[148] [149]. Согласно ст. 4 Проекта «за нарушение трудовых обязанностей, предусмотренных статьей 2 настоящего Федерального закона, а также совершение дисциплинарных проступков, предусмотренных статьей 5 настоящего Федерального закона, к работникам железнодорожного транспорта могут применяться следующие виды дисциплинарных взысканий:

отстранение от работы по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, на срок до одного года;

увольнение по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом».

При этом в качестве основания применения дисциплинарного взыскания - отстранения от работы предусмотрено совершение дисциплинарного проступка, в результате которого создалась угроза крушения или аварии железнодорожного подвижного состава, жизни и здоровью людей. А основанием для применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения - совершение проступков, повлекших такие тяжкие последствия, как авария, крушение, травмирование или гибель людей..

Однако дисциплинарные проступки работников железнодорожного транспорта могут влечь и другие последствия, например, в виде нарушения прав граждан, значительного материального ущерба, несвоевременной доставки пассажиров и грузов к месту назначения, утрате грузов и др. В отношении работников, допустивших подобные нарушения, предусмотренные указанным законопроектом меры дисциплинарного воздействия применены быть не могут, а предусмотренные ТК РФ замечание и выговор, как показало, в частности, указанное выше исследование Т.Н. Ременных, малопродуктивно. Кроме того, обращает на себя внимание, что в проекте Федерального закона «Положение о дисциплине работников железнодорожного транспорта общего пользования в Российской Федерации» не содержится оговорка, что предусмотренные им виды дисциплинарных взысканий могут применяться помимо установленных ТК РФ. Тем самым ставится под вопрос возможность применения к работникам железнодорожного транспорта закрепленных в ст. 192 ТК РФ дисциплинарных взысканий.

Изложенное свидетельствует о том, что проект Федерального закона «Положение о дисциплине работников железнодорожного транспорта общего пользования в Российской Федерации» нуждается в серьезной доработке. Очевидно, что российский законодатель это понимает, так как законопроект до сих пор не прошел второе чтение.

Рассмотрение особенностей правового регулирования дисциплинарной ответственности работников железнодорожного транспорта показало, что с формальных позиций, учитывая решения Верховного Суда РФ о признании незаконными норм Положения 1992 г., предусматривающих дополнительные меры дисциплинарной ответственности и порядок их применения, дисциплинарная ответственность работников железнодорожного транспорта фактически утратила необходимые признаки ответственности специальной.

В то же время железнодорожный транспорт, с одной стороны, является одной из важнейших частей единой транспортной системы и от его работы в значительной степени зависит нормальное функционирование экономики и ее развитие, а с другой - относится к отраслям экономики с повышенным риском возникновения аварийных ситуаций. Поэтому нарушения дисциплины на железнодорожном транспорте чреваты более тяжкими последствиями и характеризуются повышенной (по сравнению нарушениями в большинстве иных отраслей экономики) общественной опасностью. Это требует особого правового регулирования дисциплины труда, что обеспечивалось Положением 1992 г. Но поскольку его основные нормы не действуют, а положения ТК РФ неэффективны при регулировании дисциплинарной ответственности работников железнодорожного транспорта, следует признать, что в правовом регулировании дисциплинарной ответственности возник существенный пробел.

На наш взгляд, при рассмотрении законопроекта «Положение о дисциплине работников железнодорожного транспорта общего пользования в Российской Федерации» следует учесть имеющийся опыт правового регулирования дисциплинарной ответственности работников железнодорожного транспорта и опыт разработки Федерального закона «Устав о дисциплине работников организаций, эксплуатирующих особо радиационно опасные и ядерно опасные производства и объекты в области использования атомной энергии». В частности, полагаем целесообразным расширить перечень мер дисциплинарного взыскания, что позволит работодателю более дифференцированно реагировать на нарушение работником своих трудовых обязанностей, учитывая при этом реальную тяжесть последствий дисциплинарного проступка и личность правонарушителя.

Представляется целесообразным включить в список мер дисциплинарного взыскания: строгий выговор; предупреждение о неполном соответствии занимаемой должности или выполняемой работе; временное лишение права управлять подвижным составом железнодорожного транспорта; освобождение от занимаемой должности, связанной с обеспечению безопасности движения поездов.

2.3.

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: Яхина Мария Рафаиловна. СПЕЦИАЛЬНА Я ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме Специальная дисциплинарная ответственность работников железнодорожного транспорта:

  1. 3.2. Перспективы распространения специальной дисциплинарной ответственности на иные категории работников
  2. Специальная дисциплинарная ответственность работников метрополитена
  3. Специальная дисциплинарная ответственность работников атомной энергетики
  4. Глава 2 Специальная дисциплинарная ответственность работников отдельных отраслей экономики
  5. 1.2 Круг лиц, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности
  6. 3.1. Тенденции развития института специальной дисциплинарной ответственности на современном этапе
  7. История развития института специальной дисциплинарной ответственности в РФ
  8. Глава 1. Формирование института специальной дисциплинарной ответственности в РФ
  9. Глава 3. Перспективы развития института специальной дисциплинарной ответственности в РФ
  10. Яхина Мария Рафаиловна. СПЕЦИАЛЬНА Я ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017, 2017
  11. 1.1. Общее состояние основных фондов железнодорожного транспорта
  12. Параграф 4. Пути повышения эффективности прокурорского надзора за исполнением законов в сфере антитеррористической защищенности объектов железнодорожного транспорта
  13. § 4.1. Правовое регулирование в Шотландии отношений, связанных с перевозкой товаров автомобильным и железнодорожным транспортом
  14. 1. ПРЕДПОСЫЛКИ И НЕОБХОДИМОСТЬРЕАЛИЗАЦИИ ПРОЕКТОВ ФИНАНСОВОЙ АРЕНДЫ (ЛИЗИНГА) НА ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОМ ТРАНСПОРТЕ
  15. Параграф 1. Особенности организации прокурорского надзора за исполнением законов в сфере антитеррористической защищенности объектов железнодорожного транспорта
  16. Параграф 3. Особенности методики прокурорской проверки исполнения законов об антитеррористической защищенности объектов железнодорожного транспорта
  17. Параграф 4. Объекты и субъекты прокурорского надзора за исполнением законов в сфере антитеррористической защищенности объектов железнодорожного транспорта
  18. Параграф 2. Типичные нарушения законов, выявляемые прокурорами по результатам проверок исполнения законов об антитеррористической защищенности объектов железнодорожного транспорта
  19. Параграф 3. Предмет и пределы прокурорского надзора за исполнением законов в сфере антитеррористической защищенности объектов железнодорожного транспорта
  20. Параграф 2. Понятие, цели и задачи прокурорского надзора за исполнением законов в сфере антитеррористической защищенности объектов железнодорожного транспорта
- Авторское право - Административное право, финансовое право, информационное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Гражданский процесс; арбитражный процесс - Гражданское право; предпренимательское право; семейное право; международное частное право - Договорное право - Избирательное право - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право, муниципальное право - Корпоративное право - Медицинское право - Международное право, европейское право - Налоговое право - Наследственное право - Природоресурсное право; аграрное право; экологическое право - Римское право - Страховое право - Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право; право социального обеспечения - Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность - Финансовое право - Юридические науки -