<<
>>

§ 1. Представление предложения

Предложение как юридическая конструкция, используемая в процессе принятия решения и волеобразования юридического лица в широком смысле слова, является формулировкой правила поведения, представляемой членам коллегиального органа для оценки в качестве потенциального содержания принимаемого решения.

Функция предложения - упростить достижение единства мнений членов коллегиального органа и тем самым единства воли юридического лица относительно способа разрешения конкретной проблемы. Формулировка правила поведения должна быть такой, чтобы потенциально могла получить однозначную положительную или отрицательную оценку со

стороны членов органа. Предложение и решение поэтому тождественны по своему содержанию, хотя правило поведения, сформулированное в предложении, в решении, говоря словами Г.Бартоломейчика, может выступить с отрицательным знаком[196].

В настоящее время господствующее в германской литературе мнение признает предложение неотъемлемым элементом процесса принятия решения и волеобразования юридического лица[197].

Противоположное мнение встречается достаточно редко. Так, например, М.Бон полагает, что использование предложения при принятии решения является обычным, но не необходимым. Подача голоса отдельного лица, по мысли ученого, вполне может заключаться не в «да» или «нет» по поводу представленного предложения, но непосредственно воспроизводить содержание желаемого решения. В качестве примера ученый приводит выборы органов юридического лица и принятие решения о приобретении одного из нескольких земельных участков[198].

Какая из приведенных точек зрения является верной? Как было указано выше, функция предложения заключается в том, чтобы способствовать выработке единого мнения членов коллегиального органа наиболее простым способом.

Соответственно это не исключает возможность использования иного способа, например принятия решения с помощью непосредственных обсуждений[199]. Данный способ вполне мыслим в тех юридических лицах, где особенно силен личный элемент, прежде всего в объединениях лиц, а также в органах юридического лица с незначительным числом членов (в

наблюдательном совете, коллегиальном исполнительном органе). Здесь действительно потребность в заранее сформулированном правиле поведения может отсутствовать, а содержание решения вырабатываться непосредственно в ходе дискуссий. Однако и в этом случае имеется несколько «но». Во-первых, такой возможности, как правило, лишены общие собрания объединений капиталов, где личный элемент обычно не имеет никакого юридического значения. Во-вторых, возможность принятия решения участниками товариществ и членами небольших по численности органов юридического лица исключительно в рамках обсуждений, как представляется, ограничивается теми случаями, когда решение принимается по общему согласию. Принцип единогласия, являясь, в частности, общим для объединений лиц, все же может знать исключения, если они предусмотрены учредительным договором[200]. Правила, регулирующие деятельность других органов юридического лица, нередко устанавливают для принятия решений принцип большинства[201]. Принятие решения большинством голосов не позволяет ограничиться одними обсуждениями и требует точного выражения (положительного или отрицательного) мнения каждым членом органа по поводу предполагаемого содержания решения. В-третьих, даже при принятии единогласного решения в ходе непосредственных обсуждений часто можно обособить предложение, которое затем трансформируется в содержание решения[202]. Ведь молчание закона о порядке и форме принятия решения, например в товариществе, в том числе и о предложении, обусловленное стремлением законодателя освободить деятельность товарищей от излишних

формальностей и предоставить им возможность оперативно принимать 203

решения по вопросам управления , еще, конечно, не означает, что предложение в данном случае вообще отсутствует.

Так, оно вполне может быть выражено в ходе обсуждения устно[203] [204]. И уж, конечно, не говорит об отсутствии предложения его альтернативно сформулированное содержание. В этом отношении примеры, приводимые М.Боном, являются неудачными. Выбор одного из нескольких приобретаемых земельных участков или кандидатов в члены органа юридического лица не является самостоятельным «воспроизведением содержания желаемого решения» отдельным голосующим, но только одобрением или отклонением одной или нескольких из представленных в предложении возможностей. Противоположный вывод мог бы следовать, если бы каждому отдельному голосующему предоставлялась возможность, например, при выборе членов органа голосовать за любое, заранее не определенное лицо. Такая ситуация, конечно, мыслима, однако вряд ли может встретиться на практике.

Анализ российского законодательства позволяет сделать вывод о том, что стадия представления предложения по общему правилу является необходимой в процессе принятия решения. Во-первых, закон часто ограничивает возможное содержание принимаемого решения только вопросами, включенными в повестку дня. Это правило содержит, в частности, законодательство о хозяйственных обществах[205], о производственных кооперативах[206] и о товариществах собственников жилья[207]. Надо отметить, что вопросы, включенные в повестку дня общего

собрания участников, конечно, формально еще не являются собственно предложением, т.е. готовой формулировкой разрешения вопроса. Особенно ясно это видно из норм акционерного закона. Так, в частности, п.4 ст.53 и абз.1 п.4 ст.55 Закона об АО указывают на необходимость формулировок вопросов, подлежащих включению в повестку дня общего собрания, и только на возможность формулировок их решения. Исключение в этом отношении составляет голосование с использованием бюллетеней. Здесь закон прямо устанавливает среди других обязательных реквизитов бюллетеня «формулировки решений по каждому вопросу»[208].

Вместе с тем на практике вопросы нередко формулируются таким образом, что представляют собой готовое решение вопроса[209], требующее, возможно, определенной конкретизации его содержания, которая может достигаться в ходе обсуждений. Во-вторых, некоторые решения уже по своей сути не могут ’ иметь в качестве своего содержания ничего иного, кроме как одобрение или отклонение представленного предложения. Речь идет, например, о решениях ; об утверждении годовых отчетов и бухгалтерской отчетности, об одобрении крупных сделок и сделок с заинтересованностью, об утверждении повестки дня общего собрания, об утверждении внутренних документов юридического лица и т.д. И наконец, в-третьих, в подавляющем большинстве случаев закон прямо предусматривает, что решение в коллегиальном органе принимается посредством голосования[210]. Это касается также и хозяйственных товариществ[211]. Вместе с тем голосование (точнее — подача голоса), которое как термин не нашло раскрытия в законе, как представляется, может

заключаться только в положительной или отрицательной оценке представленного предложения. Как пишет В.Цёлльнер со ссылкой на Р.Брунса, «из природы вещей следует», что право голоса является чисто диалектическим правом, которое предоставляет владельцу только возможность сказать да или нет в отношении представленного предложения[212]. Подробнее о голосовании и о содержании отдельных голосов будет сказано ниже.

Подводя итог, можно сделать вывод, что представление предложения, в том числе и по российскому законодательству, по общему правилу является необходимой стадией процесса принятия решения коллегиальным органом. Исключения из этого правила, хотя и являются допустимыми, однако прямо не упоминаются российским законодательством и могут быть целесообразными только в отдельных случаях.

Предложение с точки зрения содержания должно отвечать определенным требованиям. Во-первых, оно должно соответствовать ? компетенции органа, принимающего на основе предложения решение, а также целям деятельности (правоспособности) юридического лица. Как указывалось выше, функция проверки такого соответствия может быть возложена на отдельные органы юридического лица. Во-вторых, как предварительная формулировка правила поведения и тем самым потенциальное содержание воли юридического лица предложение должно быть внутренне не противоречивым. При наличии противоречий в лучшем случае можно говорить о предложении к обсуждению, в рамках которого должно быть сформировано предложение к решению[213]. От этого случая нужно отличать формулирование содержания предложения альтернативным образом, что особенно применяется при выборах членов коллегиального органа. В остальном лица, представляющие предложение, свободны в

формулировании его содержания. Как признается господствующим в немецкой литературе мнением, предложение может быть даже составлено «негативно», т.е. призывать орган юридического лица не совершать определенное действие (например, «не одобрять крупную сделку»)[214].

Что касается формы предложения, то, как указывалось выше, допустимыми признаются как письменная, так и устная форма. Принятие предложения конклюдентными действиями следует признать невозможным. Российский закон не устанавливает специальной формы для предложения. В отношении хозяйственных товариществ это обусловлено предоставленной товарищам свободой регулирования «внутренних» отношений. Содержащееся обычно в нормах, регулирующих деятельность других видов юридических лиц, требование о включении вопросов, подлежащих рассмотрению на общем собрании участников, в повестку дня можно считать требованием о письменной форме предложения только с замечаниями, сделанными ранее. Если же строго придерживаться буквы закона и не ставить знак равенства между вопросами, подлежащими включению в повестку дня, и формулировками решений по этим вопросам, то форма сформулированного в ходе обсуждения этих вопросов предложения, устная или письменная, в данном случае как представляется, может зависеть от положений учредительных документов юридического лица.

От предложения, представляемого для принятия решения органом юридического лица, необходимо отличать действия отдельных лиц по формированию этого предложения. Так, например, согласно ст.53 и 55 Закона об АО вопросы в повестку дня общего собрания акционеров вправе вносить, в частности, акционеры, ревизионная комиссия и аудитор. Однако окончательно по общему правилу повестка дня определяется наблюдательным советом (абз.5 п.1 ст.54 Закона об АО), от которого соответственно и исходит предложение по отношению к общему собранию.

Субъектный состав лиц, имеющих право представлять предложение, а также участвовать в его формировании, разнится в зависимости от организационно-правовой формы юридического лица и содержания его учредительных документов. 1 Во-первых, и прежде всего, правом на представление предложения и на участие в его формировании, как представляется, должны обладать члены органа, имеющие полномочия на принятие соответствующего решения, хотя российское законодательство редко прямо закрепляет за членами органа данное право213. Во-вторых, предложение может вноситься другими органами юридического лица[215] [216]. В- третьих, субъектами предложения могут быть иные лица, в том числе составляющие образования, не являющиеся органами юридического лица[217], а также иные третьи лица[218]. Не может быть субъектом предложения само юридическое лицо, которое, как было указано выше[219], вообще не может совершать действий в рамках процесса волеобразования. Кроме того, представление юридическим лицом предложения для принятия решения и тем самым образования его воли автоматически исключило бы необходимость такого решения, поскольку воля юридического лица относительно разрешения конкретной проблемы тем самым уже была бы сформирована и выражена. По этой же самой причине субъектом

предложения, как представляется, не может быть сам коллегиальный орган, принимающий решение и выполняющий волеобразующую функцию. Вносить предложение могут только его отдельные члены[220].

Исходя из того,- что предложением полностью предопределяется содержание решения, право на его представление и на участие в его формировании может иметь большое практическое значение. Принимающий решение орган связан предложением и имеет возможность выйти за установленные им рамки, рассмотреть иной вариант решения проблемы, только через представление нового предложения[221]. В \' небольших по численности членов органах и юридических лицах, особенно в товариществах, оперативность и гибкость деятельности органов сохраняется через равное уполномочие членов по представлению предложения и отсутствие скрупулезной регламентации его формирования. В крупных корпорациях, где действуют прямо противоположные принципы управления, а инициатива по представлению предложения часто исходит не от членов органа, а извне, формально принимающий решение орган фактически отстраняется от разрешения вопросов в том смысле, что и вопрос, и способ его разрешения для него являются предзаданными. Во власти членов органа остается только оценка, объективность которой может быть затруднена, в особенности если фактически не обеспечивается право на информацию. Качество решения по существу поэтому, как пишет И.Бальтцер, приобретает уже само предложение[222].

В этой связи достаточно сложным является вопрос о юридической природе предложения и о его значении для фактического состава решения, который будет рассмотрен в главе 3 настоящей работы. Здесь стоит отметить, что нельзя согласиться с теми авторами, которые вообще не признают за предложением какого-либо юридического значения. Так, в частности,

М.Бон[223] [224], полагая, что главной задачей предложения является только фактическое облегчение голосования, которое само по себе может воспроизвести содержание желаемого решения, лишает предложение всякого юридического значения: «Предложение юридически иррелевантно. Оно представляет собой выражение воли, которое лежит вне правовой области. У него отсутствует направленность на непосредственное правовое последствие. Поскольку с его наличием не связан никакой юридический эффект, оно не является юридическим действием» . Точку зрения ученого вряд ли можно признать обоснованной. Причина, которая побудила М.Бона сделать такой вывод, заключалась, как представляется, прежде всего в направленной критике позиции Г.Краузе, согласно которой предложение является волеизъявлением в смысле § 145 ff BGB, иными словами договорной офертой[225]. М.Бон, правильно доказывая противоположное, делает отсюда v неправильный вывод об отсутствии всякого юридического и во многом фактического значения у предложения. Последнее особенно опровергается г установленным фактом приобретения предложением фактического качества решения. Нельзя признать обоснованным и утверждение об отсутствии у - предложения юридического значения. Во-первых, было установлено, что стадия представления предложения часто подлежит правовой регламентации. Уже один этот факт не позволяет исключить предложение из «правовой области». Во-вторых, и прежде всего, юридическое значение предложения обусловливается его необходимостью для принятия решения и образования воли юридического лица. Без представления предложения принятие решения и образование воли юридического лица посредством голосования юридически невозможно. Представление предложения поэтому следует рассматривать в качестве необходимого условия принятия решения.

Исключения из этого правила допустимы, однако, как уже говорилось, не упоминаются российским законодательством.

Ранее было указано на то, что в рамках процесса принятия решения и волеобразования можно выделять отдельные стадии, которые либо не являются обязательными, либо оказываются второстепенными в отдельных коллегиальных органах. Таковой, в частности, является стадия обсуждения, выделяемая специально некоторыми авторами[226]. Фактическое и юридическое значение, вид и форма, степень правовой регламентации, субъекты права на обсуждение разнятся в зависимости от организационно­правовой формы юридического лица и его учредительных документов. Так, например, в небольших органах, а также в объединениях лиц, как было указано выше, обсуждение теоретически может являться не только формой образования предложения, на основании которого принимается решение, но также выступать в качестве самостоятельного способа принятия решения, не требующего представления предложения и соответственно голосования. Одновременно степень формализации процесса обсуждения здесь, как правило, крайне низкая и сводится к простому обмену точками зрения, что обусловлено необходимостью оперативного принятия решений. Что касается субъектного состава лиц, имеющих право на обсуждение, то некоторые авторы полагают, что членство в органе предполагает право участия в обсуждении[227].

В крупных корпорациях ситуация меняется. Здесь обсуждение может подлежать детальной регламентации, связанной с соблюдением строго определенного порядка созыва собрания органа, уведомлением о предмете голосования, выбором председательствующего, ведением списка выступающих, распорядком дня и т.д., что в противном случае сделало бы процесс обсуждения неосуществимым. Поскольку такие правила

предусматриваются законом или учредительными документами юридического лица, то их нарушение влечет пороки в процессе волеобразования, что позволяет ставить вопрос о недействительности решения. Фактическое значение обсуждения объясняется прежде всего тем, что в рамках этой стадии члены органа приобретают возможность получить необходимые для уяснения содержания представленного предложения комментарии, а также обоснованно изложить собственную позицию. Предложение здесь превращается из результата обсуждения в его предмет. Соответственно право на обсуждение, признаваемое часто также за лицами, не являющимися членами органа[228], в данном случае предоставляет возможность существенным образом влиять на результат голосования. Поэтому, как представляется, необходимо, чтобы законодательно или на уровне учредительных документов было прямо закреплено право члена органа или по меньшей мере группы членов, составляющих меньшинство, высказывать свое мнение относительно представленного предложения[229].

Предоставляемая законом возможность проведения голосования в заочной форме говорит о том, что стадия обсуждения при принятии органом решения и образовании воли юридического лица является необязательной.

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: Вилкин Сергей Сергеевич. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ВОЛЕВЫХ АКТОВ КОЛЛЕГИАЛЬНЫХ ОРГАНОВ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2009. 2009

Еще по теме § 1. Представление предложения:

  1. Предложения по повышению эффективности ГЭЭ.
  2. 3.4. Результаты тестирования предложенных модификаций
  3. Выводы и предложения:
  4. Выводы и предложения.
  5. § 2.12. ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ МЕТОДА ПАРАМЕТРИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ЛЕКСИКИ
  6. Выводы и предложения по главе 5:
  7. 3.3.1 Предложение гипотезы механизма гидрогенолиза целлюлозы
  8. Результаты тестирования предложенных модификаций признакового пространства
  9. Практическая значимость исследования и результаты внедрения конкретных предложений и выводов
  10. Результаты тестирования алгоритмов детектирования лиц с предложенными модификациями
- Авторское право - Административное право, финансовое право, информационное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Гражданский процесс; арбитражный процесс - Гражданское право; предпренимательское право; семейное право; международное частное право - Договорное право - Избирательное право - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право, муниципальное право - Корпоративное право - Медицинское право - Международное право, европейское право - Налоговое право - Наследственное право - Природоресурсное право; аграрное право; экологическое право - Римское право - Страховое право - Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право; право социального обеспечения - Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность - Финансовое право - Юридические науки -