<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Вопросам защиты прав и интересов несовершеннолетних особое внимание уделяется и на международном, и на внутригосударственном уровне. В Российской Федерации основные векторы развития государственной политики в интересах детей во многом обусловлены принятыми международными обязательствами и отражены в Национальном плане действий в интересах детей (1995-2000 годы)[1], Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы[2] [3], Плане основных мероприятий до 2020 года, проводимых в рамках Десятилетия детства .

Повышенный интерес в этом направлении вызывают вопросы правового регулирования в сфере государственной защиты прав несовершеннолетних, которое, как отмечает Конституционный Суд Российской Федерации, исходя из требований ч. 2 ст. 7, ч. 1 ст. 20, ч. 1 ст. 21, ч. 1 ст. 22, ч. 1 ст. 38 Конституции Российской Федерации, а также международно-правовых обязательств России должно в приоритетном порядке гарантировать несовершеннолетним защиту достоинства личности, право на жизнь, права на свободу и личную неприкосновенность, что предполагает, в частности, наличие законодательных мер, имеющих своей целью обеспечение безопасности каждого ребенка как непосредственно от преступных посягательств, так и от неблагоприятного воздействия на его нравственность и психику, которое может существенным образом повлиять на развитие его личности[4].

Можно констатировать, что предпринятые для реализации обозначенных задач меры (обеспечение конфиденциальности судебного разбирательства по уголовным делам с участием несовершеннолетних потерпевших, разработка программы восстановительного правосудия в отношении лиц, не достигших возраста уголовной ответственности, предусматривающей комплекс воспитательных мер и мер социально-психологического и педагогического сопровождения, обеспечение при ее реализации взаимодействия судов и правоохранительных органов со специалистами по ювенальным технологиям - медиаторами, психологами, социальными педагогами и социальными работниками), способствовали формированию позитивной тенденции в разрешении отдельных вопросов защиты прав и интересов несовершеннолетних.

Подтверждением тому являются данные, свидетельствующие о снижении рецидивной преступности среди несовершеннолетних: в 2009 г. доля лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте и имеющих к этому моменту неснятую или непогашенную судимость, составляла 25,12 % от общего числа лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте, в 2017 г. аналогичный показатель был равен 19,58 %[5].

Несмотря на несущественные колебания в 2016 году, в целом продолжает сокращаться общее число лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте (в 2008 - 73 333, в 2017 - 20 646 лиц)[6].

При этом, однако, позитивная тенденция к снижению общего количества несовершеннолетних потерпевших оказалась неустойчивой. Так, по данным одного из статистических исследований, за период с 2009 по 2013 г.

число несовершеннолетних потерпевших ежегодно снижалось (с 108 718 лиц в 2009 г. до 89 053 лиц в 2013 г.)[7] [8] [9]. Но начиная с 2014 г. это число вновь стало увеличиваться (в 2015 г. преступления зарегистрированы в отношении 102 698 несовершеннолетних лиц) . Детская криминальная смертность в период с 2009 по 2015 г. увеличилась на 169,1 %, а детский криминальный травматизм с причинением тяжкого вреда здоровью - на 126,9 % .

Приведенные статистические данные свидетельствуют о том, что на фоне общего снижения на протяжении последних пяти лет численности детей в возрасте до 18 лет (с 31,6 млн до 27,3 млн[10]) проблемы совершенствования законодательства, регламентирующего различные аспекты защиты процессуальных прав и законных интересов несовершеннолетних лиц, не утратили актуальности, по-прежнему сохраняют остроту. В связи с этим в целях совершенствования государственной политики в сфере защиты детства ближайшее десятилетие в Российской Федерации объявлено Десятилетием детства (2018-2027 гг.)[11].

Деятельность, осуществляемая в рамках совершенствования правосудия по делам данной категории, направлена на формирование модели дружественного к ребенку правосудия[12], предусматривающего применение различных ювенальных технологий, часть из которых уже была опробована на базе экспериментального пилотного проекта Программы развития ООН (ПРООН) «Поддержка осуществления правосудия по делам несовершеннолетних» в Москве, Санкт-Петербурге, Саратове, Ростове-на-Дону.

Свердловская область не вошла в число экспериментальных регионов. Между тем ее судейский корпус уже более пятидесяти лет ведет работу по совершенствованию правосудия по уголовным делам с участием лиц, не достигших совершеннолетия.

С учетом изложенного полагаем, что внесенные в процессуальное законодательство изменения, обусловленные имплементацией в современную уголовно-процессуальную форму ювенальных технологий, требуют всестороннего теоретического исследования и осмысления, эмпирической основой для которых может послужить солидный опыт судов Свердловской области.

Степень разработанности темы исследования. Проблемам определения понятия и сущности правосудия, содержанию его процессуальной формы посвящено не одно научное исследование. Особую значимость в этом смысле имеют труды Е. Б. Абросимовой, В. А. Азарова, В. М. Бозрова, Т. Н. Добровольской, А. С. Кобликова, Н. А. Колоколова, П. А. Лупинской, И. Л. Петрухина, В. М. Семенова, М. С. Строговича, В. Т. Томина, Р. Г. Хисматуллина, С. А. Шейфера и других ученых.

Анализу различных проблемных аспектов производства по уголовным делам с участием несовершеннолетних лиц посвящены работы А. С. Автономова, Г. Н. Ветровой, И. В. Гречаной, Н. И. Гуковской, А. П. Гуськовой, А. Л. Каневского, Л. М. Карнозовой, О. В. Левченко, И. А. Макаренко, Е. В. Мар- ковичевой, Э. Б. Мельниковой, Е. В. Мищенко, И. В. Предеиной, В. Я. Рыбальской, Л. Г. Татьяниной, С. Ю. Тетюева, Р. С. Хисматуллина. Производство по делам с участием несовершеннолетних анализировали с учетом положений, заложенных в основу ювенальной юстиции, Ф. Н. Багаутдинов,

О. Ведерникова, А. М, Ибрагимов, Р. Максудов, Э. Б. Мельникова, И. В. Предеина, Л. А. Шестакова и др.

Вместе с тем труды перечисленных авторов, став солидной теоретической основой нашего исследования, не исчерпали его темы, число «болевых точек» правосудия по уголовным делам с участием несовершеннолетних не уменьшается.

Цели и задачи исследования. Целью исследования является анализ и совершенствование научных и правовых основ процессуальной формы отправления правосудия по уголовным делам с участием несовершеннолетних в суде первой инстанции.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

1) раскрыть понятие и сущность правосудия в уголовном судопроизводстве, процессуальной формы его отправления по уголовным делам с участием несовершеннолетних лиц в суде первой инстанции;

2) исследовать практику воплощения концептуальных идей ювенальной юстиции в современную уголовно-процессуальную форму России на различных стадиях судебного производства в суде первой инстанции;

3) выработать предложения, направленные на совершенствование законодательства, обеспечивающего права и законные интересы несовершеннолетних участников уголовного процесса.

Научная новизна исследования обусловлена содержащимися в работе результатами комплексного изучения проблем судопроизводства по делам всех несовершеннолетних участников процесса сквозь призму понятия и сущности правосудия по уголовным делам в целом, процессуальной формы его отправления, а также концептуальных основ ювенальной юстиции. Такой ракурс позволил проанализировать как особенности действующей процессуальной формы отправления правосудия по делам с участием несовершеннолетних на судебных стадиях судопроизводства, так и перспективы воплощения отдельных концептуальных основ ювенальной юстиции в современную уголовно-процессуальную форму.

Кроме того, проблемы, связанные с развитием уголовно-процессуальной формы по делам с участием несовершеннолетних с учетом современных тенденций к ее изменению, анализировались на основе уникальной эмпирической базы - результатах экспериментальных проектов по совершенствованию правосудия по уголовным делам с участием лиц, не достигших совершеннолетия, реализованных судейским корпусом Свердловской области. Это позволило констатировать значимость одних и несостоятельность других уже опробованных ювенальных технологий, выявить проблемные вопросы их применения, а также предложить возможные пути их разрешения, сформулировать некоторые направления совершенствования процессуальной формы отправления правосудия по делам с участием несовершеннолетних.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Содержание работы углубляет научные знания в этой сфере уголовного судопроизводства. Проанализированы результаты экспериментов по внедрению ювенальных технологий в правоприменительную практику судов (на примере судов Свердловской области), а также пробелы в правовом регулировании, выявленные в ходе исследования. Теоретические выводы, сделанные в ходе работы, позволяют сформировать комплексное представление о предмете исследования и могут послужить основой для дальнейшего изучения этих вопросов.

Практическая значимость исследования обусловлена тем, что содержащиеся в работе предложения и рекомендации могут способствовать совершенствованию уголовно-процессуальной формы по уголовным делам с участием несовершеннолетних. Теоретические выводы автора могут быть использованы при последующем изучении проблем практики внедрения ювенальных технологий сквозь призму сущности правосудия и процессуальной формы; при преподавании курсов «Уголовно-процессуальное право», «Особенности рассмотрения уголовных дел с участием несовершеннолетних» в высших и средних специальных учебных учреждениях, а также на различных курсах по повышению квалификации практических работников; в правоприменительной деятельности судей, прокуроров, следователей, в работе общественных и иных организаций.

Методологическая основа исследования. При написании работы применялись общенаучные методы познания (анализ и сравнение, восхождение от абстрактного к конкретному, синтез, системный метод), что позволило, исследовав понятие и сущность правосудия по уголовным делам в целом, а также процессуальную форму его отправления, проанализировать особенности процессуальной формы отправления правосудия по делам с участием несовершеннолетних на судебных стадиях судопроизводства. При помощи статистического метода обработана эмпирическая основа исследования.

Применялись также частнонаучные юридические методы познания: с помощью формально-юридического метода проанализировано законодательство, регулирующее порядок судопроизводства по делам с участием несовершеннолетних; историко-правовой метод позволил познать особенности формирования процессуальной формы отправления правосудия по делам несовершеннолетних, а также российской модели правосудия по этим делам; на основе сравнительно-правового метода выявлены черты российской модели правосудия по делам с участием несовершеннолетних, перспективы внедрения отдельных концептуальных основ ювенальной юстиции в современную уголовно-процессуальную форму; аналитический метод, а также методы анализа и прогнозирования позволили установить имеющиеся пробелы в правовом регулировании и обосновать выводы и предложения по разрешению проблемных вопросов, составляющих сферу исследования.

Объектом исследования стали правоотношения, возникающие при отправлении правосудия по уголовным делам с участием несовершеннолетних на различных стадиях уголовного процесса при рассмотрении дела по существу.

Предметом исследования выступили нормы российского и международного законодательства, регулирующие особенности процессуальной формы отправления правосудия по уголовным делам с участием несовершеннолетних, научные теории и концепции, объясняющие сущность правосудия в уголовном судопроизводстве, а также результаты внедрения концептуальных идей российской ювенальной юстиции в современную процессуальную форму правосудия по уголовным делам с участием несовершеннолетних в суде первой инстанции.

На защиту выносятся следующие положения.

1. Процессуальная форма отправления правосудия по делам с участием несовершеннолетних является дифференцированной и различается в зависимости от статуса несовершеннолетнего участника процесса.

Уголовные дела с участием несовершеннолетних потерпевших и свидетелей рассматриваются в общем порядке судопроизводства, что не исключает в случаях, установленных законом, применения как усложненного (например, рассмотрение таких дел с участием присяжных заседателей), так и, наоборот, упрощенного порядков (например, особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением). Дифференцированные черты процессуальной формы по делам данной категории проявляются в порядке проведения допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетних потерпевших и свидетелей (ст. 191, 280 УПК РФ), оглашения показаний несовершеннолетних потерпевших и свидетелей (ст. 281 УПК РФ).

Процессуальная форма по делам в отношении несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых и подсудимых является усложненной и не предполагает применения иных усложненных (рассмотрение дел с участием присяжных заседателей) или упрощенных (рассмотрение дел в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном гл. 40, 40.1 УПК РФ) процедур.

2. При определении возрастных границ подсудимых, в отношении которых распространяется процессуальная форма, предусмотренная главой 50

УПК РФ, следует исходить из того, что основой процессуальной формы является материальный закон. Отсюда следует, что вся процедура судопроизводства в отношении лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте, должна вестись в особой форме, предусматривающей соответствующие гарантии судопроизводства вне зависимости от того, достигло ли это лицо совершеннолетия на последующих этапах уголовного процесса. Более того, в случаях, установленных ст. 96 УК РФ, процессуальные гарантии, закрепленные в главе 50 УПК РФ, должны распространяться в том числе на лиц, достигших к моменту совершения преступления совершеннолетия. Для этого необходимо ст. 420 УПК РФ изложить в следующей редакции:

«1. Требования настоящей главы применяются по уголовным делам в отношении лиц, не достигших к моменту совершения преступления возраста восемнадцати лет.

В случаях, предусмотренных статьей 96 УК РФ, с учетом характера совершенного деяния и личности участника процесса положения настоящей главы могут быть применены к лицам, совершившим преступления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет.

2. Производство по уголовному делу с участием лиц, перечисленных в части первой настоящей статьи, осуществляется в общем порядке, установленном частями второй и третьей настоящего Кодекса, с изъятиями, предусмотренными настоящей главой».

3. Для обеспечения единообразия практики применения судами ст. 96 УК РФ и абзаца 2 ч. 1 ст. 420 УПК РФ необходимо закрепить в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации критерии исключительности случаев, при которых возможны и применение ст. 96 УК РФ, и соответственно распространение на лиц, совершивших преступление в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, гарантий, предусмотренных главой 50 УПК РФ. К числу таких критериев необходимо отнести степень тяжести преступления, обстоятельства его совершения; нравственно-психологические качества виновного; характеристику его личности и условия проживания.

4. Поскольку по смыслу ст. 96 УК РФ исключительность обстоятельств оценивается судом уже при вынесении приговора, для обеспечения возможности своевременного применения к лицам в возрасте от восемнадцати до двадцати лет процессуальных гарантий, предусмотренных главой 50 УПК РФ, необходимо дополнить ч. 2 ст. 229 УПК РФ пунктом 9 следующего содержания:

«2. Предварительное слушание проводится:

...9) при наличии основания для применения к лицу, совершившему преступление в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, процессуальных гарантий, предусмотренных главой 50 настоящего Кодекса».

5. Необходимо облечь в процессуальную форму деятельность помощников судей по работе с несовершеннолетними участниками процесса и их законными представителями на стадии подготовки дела к судебному заседанию. С этой целью предлагаем выделить в рамках стадии подготовки дела с участием несовершеннолетних участников процесса специальную процедуру - собеседование и наделить помощника судьи полномочиями разъяснять по поручению судьи несовершеннолетним участникам процесса, а также их законным представителям их права и обязанности, истребовать доказательства, осуществлять меры, направленные на мирное урегулирование споров.

6. С целью обеспечения баланса прав всех участников процесса при отсутствии медицинских показаний, согласно которым участие несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля в судебном разбирательстве не рекомендуется, необходимо применять общую норму ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ, закрепляющую обязательное условие, при котором возможно оглашение показаний потерпевших и свидетелей: предоставление обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами. Для этого предлагаем часть 2.1 ст. 281 УПК РФ изложить в следующей редакции:

«В случаях, предусмотренных пунктами 2-5 части второй, а также частью шестой настоящей статьи, решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, может быть принято судом при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами».

7. Обосновано, что в норме ч. 6 ст. 281 УПК РФ акцент должен быть смещен в пользу приоритета принципа непосредственности исследования доказательств при рассмотрении дела с участием несовершеннолетних, достигших возраста шестнадцати лет. Для этого ч. 6 ст. 281 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции:

«Суд вправе по собственной инициативе огласить показания несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, ранее данные при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также исследовать фотографические негативы и снимки, диапозитивы, сделанные в ходе допросов, аудио- и видеозаписи, киносъемки допросов в отсутствие несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля без проведения допроса в следующих случаях:

1) потерпевший или свидетель не достиг шестнадцатилетнего возраста;

2) потерпевший или свидетель является лицом, страдающим психическим расстройством или отстающим в психическом развитии;

3) имеется заключение психолога о невозможности участия несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля в судебном заседании.

По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд выносит мотивированное решение о необходимости допросить несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля повторно».

8. В целях содействия несовершеннолетним лицам в защите их прав и законных интересов, обеспечения единообразия правоприменительной практики в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации необходимо разъяснить, каких именно педагогических работников надлежит привлекать для осуществления следственных действий в отношении несовершеннолетних. Для этого п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» необходимо дополнить абзацем вторым следующего содержания:

«В качестве педагога надлежит привлекать педагогических работников, выполняющих обязанности по обучению и воспитанию обучающихся и замещающих должности педагога-психолога, либо социального педагога образовательной организации или организации, осуществляющей обучение».

9. Для устранения непоследовательности в правовом регулировании участия педагога и психолога при производстве следственных действий в отношении несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, обеспечения возможности сопровождения несовершеннолетних потерпевших и свидетелей одним специалистом на досудебном и судебном этапах судопроизводства ч.1 ст. 280 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции:

«При проведении допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно. При производстве допроса несовершеннолетнего, достигшего возраста шестнадцати лет, педагог или психолог приглашается по усмотрению суда.

При проведении допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, по уголовным делам о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетнего участие психолога обязательно».

10. Участие представителя несовершеннолетнего потерпевшего должно быть обеспечено по всем категориям дел. С учетом изложенного предлагаем следующую редакцию ч. 2.1 ст. 45 УПК РФ:

«Участие адвоката в качестве представителя несовершеннолетнего потерпевшего обеспечивается дознавателем, следователем или судом. Расходы на оплату труда адвоката компенсируются за счет средств федерального бюджета».

11. В случае применения ювенальных технологий при прекращении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего в связи с примирением сторон должны учитываться требования процессуальной формы, предусмотренной гл. 50 УПК РФ. С этой целью пункт 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» необходимо дополнить абзацем 3 следующего содержания:

«Разрешая вопрос о прекращении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего в связи с примирением сторон необходимо соблюдать требования статьи 421 УПК РФ в части обязательности исследования обстоятельств, составляющих предмет доказывания, для установления причин и условий совершенного преступления».

Степень достоверности и апробация результатов исследования. Достоверность результатов исследования обеспечена комплексным применением указанных выше методов познания, теоретической основой исследования, которую составили научные труды по уголовно-процессуальному и уголовному праву, теории государства и права, философии, конституционному праву, а также достаточной нормативно-правовой основой, которая включает в себя международные правовые акты, Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные и федеральные законы, в том числе уголовнопроцессуальное и уголовное законодательство, ведомственные нормативные акты. В качестве источников нормативной информации также были использованы законодательные акты, утратившие силу, но отражающие специфику развития производства по уголовным делам, в том числе с участием несовершеннолетних, на разных исторических этапах.

Достоверность исследования подтверждается и его эмпирической основой, которую составили материалы судебной практики Европейского Суда по правам человека, Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, приговоры и постановления судов различных звеньев и инстанций, вынесенные по 300 уголовным делам, участниками которых являлись несовершеннолетние лица; обобщения практики Свердловского областного суда, материалы проектов, представленные районными (городскими) судами, мировыми судьями Свердловской области на соискание учрежденной Советом судей Свердловской области премии «Астрея»[13], данные судебной статистики (по России в целом и по Свердловской области).

Диссертация подготовлена на кафедре судебной деятельности Уральского государственного юридического университета, где была рецензирована, обсуждена и одобрена. Основные результаты исследования отражены в опубликованных работах автора, из которых три размещены в ведущих рецензируемых научных изданиях, указанных в перечне ВАК, докладывались на международных, всероссийских и региональных научно-практических конференциях. Положения диссертационного исследования использовались в учебном процессе при преподавании курсов «Организация судебной деятельности», «Правоохранительные органы Российской Федерации», подготовке учебника «Актуальные проблемы деятельности судов общей юрисдикции Российской Федерации» (под ред. В. М. Бозрова, М.: Юстиция, 2017. г. - 568 с.), разработке курса «Особенности рассмотрения уголовных дел с участием несовершеннолетних», а также в ходе реализации Свердловским областным судом эксперимента по внедрению в судебную практику ювенальных технологий.

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: Наделяева Татьяна Викторовна. ОСОБЕННОСТИ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ФОРМЫ ОТПРАВЛЕНИЯ ПРАВОСУДИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ С УЧАСТИЕМ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2018. 2018

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Введение
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Введение
  5. Введение
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. Введение
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
  14. Обман и введение в заблуждение
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. Введение
- Авторское право - Административное право, финансовое право, информационное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Гражданский процесс; арбитражный процесс - Гражданское право; предпренимательское право; семейное право; международное частное право - Договорное право - Избирательное право - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право, муниципальное право - Корпоративное право - Медицинское право - Международное право, европейское право - Налоговое право - Наследственное право - Природоресурсное право; аграрное право; экологическое право - Римское право - Страховое право - Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право; право социального обеспечения - Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность - Финансовое право - Юридические науки -