<<
>>

Понятие и сущность оценочных понятий в праве

Каждая наука, в том числе и юридическая, опирается на сложную сис­тему взаимосвязанных основных, исходных и производных понятий, и от то­го, насколько логически правильно они определены, зависит ясность, согла­сованность (непротиворечивость) и эффективность всей системы. Поэтому правильное оперирование понятиями, точное определение их содержания и объема имеет не только чисто теоретическое, но и жизненно важное практи­ческое значение. Применительно к процессу правового регулирования, осу­ществляемого, в первую очередь, посредством правовых норм, данное ут­верждение актуально потому, что правовая норма состоит из логически и по своему содержанию связанных между собой понятий.

Соответственно при ее формулировании важно правильно отобрать те из них, которые будут ее об­разовывать.

В связи с этим представляется необходимым проанализировать в рам­ках данного исследования в качестве отправной такую категорию, исполь­зуемую в юридической технике, как «понятие».

Ее концептуальное обоснование состоялось в рамках философской науки. Наиболее интересны в этом отношении высказывания Гегеля о том, что «формы мысли существуют сначала вне природы и человека, в виде мо­ментов или ступеней развития абсолютной идеи. Затем, когда абсолютная идея переходит в свое инобытие, то есть в природу и образуют сущность ве­щей. Познавая сущность вещей, человек приходит к познанию сущности форм мысли, то есть, к познанию того, что формы мысли и формы бытия то­ждественны и что, следовательно, все вещи и их отношения представляют суть понятия. Понятие есть та бесконечная форма, или свободная творческая деятельность, которая для своей реализации не нуждается в находящемся вне ее материале. Понятия существуют прежде предметов, и предметы обязаны всеми своими качествами тому понятию, которое живет и обнаруживается в них»[1].

Отождествляя формы мысли с формами бытия, Гегель тем самым оп­ределяет формы мысли как формы предметов объективного мира. Иначе го­воря, Гегель определяет понятие через форму мышления, которая отражает действительность. Именно гегелевская трактовка понятия является осново­полагающей в понимании данной категории.

В советской литературе «понятие» обычно определялось как мысль о предмете, рассматриваемом со стороны его существенных (необходимых) признаков[2]. Под признаками понятия в данном случае понимались его эле­менты, то есть это признаки и свойства предметов, мыслимых в понятии.

Общепринятым считается, что понятия отражают только такие общие признаки предметов, которые являются существенными.

Существенные признаки предметов относятся к их сущности, к тому, что является основой множества других свойств предметов.

Существенные признаки, вместе взятые, бывают, достаточны для вы­ражения содержания сущности предметов, а каждый из существенных при­знаков является необходимым элементом сущности предмета.

Интересным является и то, что в зависимости от признаков, характери­зующих понятия, последние в философии делятся на общие и единичные[3]. В правовом регулировании предпочтительнее именно общие понятия, ибо, го­воря словами Гегеля, «единичного понятия, содержание которого соответст­вовало бы специфическим чертам только одного единичного предмета не бывает. ... Единичность есть не только возвращение понятия в себя само, а непосредственно и его утрата. Через единичность, подобно тому, как понятие есть в ней внутри себя, оно становится вне себя и вступает в действитель­ность»’.

Фактически Гегель признает, что в действительности существуют единичные предметы, но в понятии отражаются всегда общие. Именно по­этому понятие по своему содержанию может быть только общим.

На основе Гегелевского учения, ИЛ. Чупахин определяет понятие сле­дующим образом: «Понятие есть отражение в сознании человека общего свойства предмета или совокупности свойств, представляющих единство, могущее рассматриваться как одна определенная черта предмета, его сущ­ность»[4] [5].

В работах ученых-логиков мы можем встретить отождествление поня­тия с суждением. А.С. Ахманов, например, определяет понятие как мысль о предмете со стороны его существенных признаков[6]. Понятие в данном случае является элементом суждения.

Однако существует и противоположное мнение, согласно которого по­нятие рассматривается как самостоятельная категория, отличная от суждени- ия[7]. Начиная с Аристотеля, в логике прочно укоренилось мнение, что сужде­ние есть утверждение или отрицание чего-либо о чем-либо. Данное опреде­ление верно схватывает специфику суждения как идеального явления. Ут­верждение и отрицание, как раз, и представляют собой тот специфический способ связи частей мыслимого содержания, который присущ только сужде­нию.

Понятие отличается от суждения как частями мыслимого содержания, так и способом их связи. Частями мыслимого содержания понятия являются не предметы и их признаки, как это имеет место в суждении, а только при­знаки предметов, при этом не любые признаки предметов, а только необхо­димые признаки.

П.В. Таванец определяет понятие как «мысленное сочетание в единство таких признаков, каждый из которых необходим, а все, взятые вместе, доста­точны для отличения предмета понятия от всех прочих предметов действи­тельности»[8].

Каждое из понятий, по его мнению, представляет собою единство об­щего и особенного. Оно отображает только то количество этих признаков, единство которых необходимо и достаточно для отличения данного множе­ства предметов от всех прочих предметов действительности[9].

В настоящее время в философии и логике традиционной становится характеристика категории «понятие» как одной из форм мышления. При этом подчеркивается важнейшая роль понятий в процессе познания. Е.К. Войш- вилло и М.Г. Дегтярев определяют понятие следующим образом: «Понятие как форма (вид) мысли, или как мысленное образование, есть результат обобщения предметов некоторого вида и мысленного выделения соответст­вующего класса (множества) по определенной совокупности общих для предметов этого класса и в совокупности отличительных для них - призна­ков»[10]. Из этого определения видно, что в формировании понятий проявляется активность и творческий характер мышления, хотя успех в использовании созданных понятий зависит от того, насколько точно в них отражается объ­ективная реальность.

По Зигвару, «понятие есть представление, содержащее в себе требова­ние постоянности, совершенной определенности, всеобщего признания, од­нозначного языкового выражения»[11], то есть «понятие» должно давать ответ на вопрос о том, что является предметом, в чем выражается его сущность.

Кроме этого, можно использовать определения, данные С.И. Ожего­вым: 1) понятие - это логически оформленная общая мысль о предмете, идея чего-нибудь; 2) понятие - представления, сведения о чем-нибудь[12].

Обращая внимание на разные взгляды относительно категории «поня­тие», мы предлагаем под понятием понимать совокупность представлений, сведений о предмете, явлениях, процессах, выступающих как средство отра­жения действительности, в том числе и правовой.

В «поле» каждого понятия входит вся система понятий, элементом ко­торой это исходное понятие является. Определить понятие не означает пере­числить признаки предмета. Определить понятие - значит развить его, во­плотить в другое понятие. Это означает, что необходимо определить его ме­сто в системе понятий, в теоретической структуре.

Несмотря на многообразие существующих подходов к определению категории «понятие», все же можно выделить их общие черты:

1. «Понятие» раскрывает сущность предмета, явления, процесса, фор­мулирует его определение[13].

2. «Понятие» отражает только такие общие признаки предметов, явле­ний, процессов, которые являются существенными.

3. «Понятие» характеризуется относительной самостоятельностью сво­его существования. Оно может быть образовано до возникновения самого предмета. Предмет может исчезнуть, а понятие его - сохранится, передаваясь от поколения к поколению («рабовладелец» и «раб»).

4. «Понятие» выполняет две функции. Во-первых, познавательную. На­капливаемые знания систематизируются, углубляются и уточняются, в даль­нейшем превращаясь в науку. Без понятий нет науки. Во-вторых, коммуника­тивную. Закрепляя свои знания в форме понятий, люди затем обмениваются ими в процессе совместной деятельности, а также передают их последующим поколениям. Тем самым осуществляется социальное наследование понятий, обеспечивается духовная преемственность поколений.

Таким образом, понятия служат одним из важнейших способов духов­ного освоения человеком окружающего его мира - для того чтобы освоить его затем практически. В настоящее время мы живем в огромном мире не только вещей, но и соответствующих понятий. Они широко используются в практике повседневного мышления, включая и юридическую практику. Каж­дая наука имеет свои понятия, образуя понятийный аппарат. Научные поня­тия, отражая самые различные стороны природы и общества, обеспечивают человеку особую силу ориентировки в окружающем мире.

В условиях правового государства наибольший интерес для нас пред­ставляют юридические (правовые), используемые для обозначения правовых предметов, явлений и процессов понятия. Это означает, что понятия класси­фицируются на правовые и неправовые.

Неправовые понятия - обычные понятия, применяемые в обиходе, в ежедневной жизни, а также заимствованные из специальных (неюридиче­ских) отраслей знания.

Правовые же понятия, как определяет Т.В. Калинина, есть «результат обобщения наиболее важных признаков отражаемых в праве явлений и как всякая абстракция, всякое обобщение - результат познания путем проникно­вения в глубь явления, в его сущность, поскольку путем анализа и затем син­теза отбирается юридически значимая информация о познаваемом объекте»[14]. Правовые понятия содержат в себе информацию о реальной действительно­сти и позволяют правовым нормам моделировать значимые для правового воздействия определенные ситуации. То есть эти понятия отражают право­вые (государственно-правовые) явления. Следует отметить, что само понятие приобретает правовые качества лишь тогда, когда оно фиксируется в законо­дательном акте с соответствующим терминологическим обозначением.

Правовые понятия - это своеобразный и обязательный элемент, ис­пользуемый законодателем при конструировании и изложении правовой нормы. Своеобразие заключается в том, что юридические понятия обеспечи­вают единообразное понимание права, придают ему последовательность, ло­гическую завершенность, формальную определенность, что упрощает при­менение нормативных актов, освобождает их от повторений, делает наиболее лаконичными.

Изучая понятие, приходится сталкиваться с проблемой отождествления (разграничения) таких категорий как «понятие» и «термин» («юридическое понятие» и «юридический термин»). На самом деле очень трудно провести грань между «понятием» и «термином», так как они взаимосвязаны между собой и одно выражается через другое.

Так, по мнению И.С. Квитко, «термин - это слово или словесный ком­плекс, соотносящийся с понятием определенной организованной области по­знания (науки, техники), вступающий в системные отношения с другими словами и словесными комплексами и образующий вместе с ними в каждом отдельном случае и в определенное время замкнутую систему, отличающую­ся высокой информативностью, точностью и экспрессивной нейтрально­стью»[15]. Считается, что термин служит для обозначения определенного поня­тия и его отграничения от других, близких и соприкасающихся по смыслу.

«Термин» можно определить как слово (или словосочетание), обозна­чающее специальное понятие и имеющее точную сферу смыслового исполь­зования. Основными признаками термина являются: 1) адекватность отраже­ния содержания понятия, смысловая однозначность, 2) логическая соотне- сенность его с другими родовидовыми терминами (родовидовая систем­ность), 3) профессиональный уровень практического употребления (терми­нология техническая, химическая, медицинская, спортивная и т.д.)’. То есть характеризующими признаками «термина» являются четкая сфера его при­менения и точное соотношение слова и отображаемого им объекта действи­тельности.

Что же касается «юридического термина», то А.С. Пиголкин определя­ет его как «слово (или словосочетание), которое употреблено в законодатель­стве, является обобщенным наименованием юридического понятия, имеюще­го точный и определенный смысл, и отличается смысловой однозначностью, функциональной устойчивостью»[16] [17].

Проведенный нами анализ таких категорий как «понятие» и «термин» позволяет сделать вывод о том, что отождествление данных категорий права нецелесообразно, так как понятие выражается с помощью термина. Юриди­ческое понятие, таким образом, отражает содержательную (внутреннюю, не­видимую) сторону права, юридический же термин, обозначая то или иное понятие, относится уже к форме права.

Учитывая вышесказанное, можно утверждать применительно к оце­ночным понятиям в праве, что они не являются терминами, так как, во- первых, не допускают возможности определения исчерпывающего их содер­жания; во-вторых, значение оценочных понятий можно установить лишь в контексте правовой нормы, и только лишь с учетом обстоятельств конкрет­ного дела. Аналогично рассуждает и В.В. Питецкий[18].

Возвращаясь к правовым и неправовым понятиям, отметим, что они, в свою очередь, могут быть конкретными и абстрактными. Исторически поня­тия в законодательстве развивались в направлении от непосредственно кон­кретных ко все более абстрактным. Конкретными понятиями невозможно ох­ватить все те отношения, которые необходимо подвергнуть регулированию, недостатком абстрактных понятий является то, что под их воздействие не­редко попадают различные по своей сущности явления, процессы и поведе­ние, особенности и специфические черты которых не поддаются учету’.

Таким образом, конкретные либо абстрактные понятия всегда перера­батывают действительность, выделяя из ее разнообразных элементов те, ко­торые важны для права. Само конкретное понятие, как правило, более точно и полно отражает действительность, чего нельзя сказать об абстрактных по­нятиях. С другой стороны, конкретное понятие имеет узкий охват, и для бо­лее полного отражения действительности требуется очень большое число понятий. Конкретные понятия являются недостаточно гибкими и не дают возможности выбора при регулировании того или иного конкретного случая. Поэтому право в процессе правового регулирования должно использовать и гибкие понятия (абстрактные), которые легко и в полном объеме могут быть приспособлены к тем или иным конкретным фактам.

Что касается исследуемых нами оценочных понятий, содержащихся в правовых нормах, отметим, что они являются видом абстрактного понятия. Оценочное понятие («существенный», «крупный» и др.) само по себе не об­ладает предметностью, не существует вне своего носителя, поэтому оно все­гда употребляется вместе с конкретным понятием («существенный вред», «крупный размер» и др.).

В связи с этим, законодателю нельзя строго использовать либо кон­кретные, либо абстрактные понятия, так как и те и другие, как мы видим, имеют свои недостатки. В этом случае законодатель должен уметь выбрать такой способ правового регулирования общественных отношений, который позволил бы легко переходить от абстрактного к конкретному, от общего к особенному и отдельному.

В зависимости от степени определенности правовые понятия подразде­ляются на абсолютно-определенные и относительно-определенные. В свою очередь относительно-определенные понятия имеют две разновидности: а) понятия, признаки которых формируются применительно к отдельному виду правовых норм, б) оценочные понятия. Именно последние являются предметом настоящего исследования.

Несмотря на то, что оценочные понятия содержатся в законодательст­ве, законодатель не формулирует их официального (нормативного) опреде­ления. Однозначной трактовки оценочных понятий нет и в науке, хотя они достаточно часто употребляются в юриспруденции, философии и др. Так, на­пример, ученые-логики, классифицируя суждения по модальности выделяют аксиологическую, или же оценочную модальность (от греч. axios - ценный, logos - понятие, учение)[19]. Это означает, что они характеризуют объект с точ­ки зрения определенной системы ценностей.

В логике оценочные понятия характеризуются как предложения, гово­рящие о том, что человек считает ценным, что он считает плохим и что без­различным, предложения, выражающие убеждения людей о том, что есть добро и что есть зло[20].

В юридической науке анализируемый термин употребляется в ином смысле.

Впервые он был введен в правовую литературу С.И. Вильнянским, ко­торый оценочными называл такие относительно определенные понятия, со­держание которых выявляется только с учетом конкретных ситуаций, об­стоятельств рассматриваемого дела[21].

Кроме С.И. Вильнянского, эту категорию права определяли и другие советские ученые: Е.И. Астрахан, М.И. Бару, Т.В. Кашанина, В.Н. Кудряв­цев, В.В. Питецкий и т.д. Наиболее полным и объемным по содержанию яв­ляется, на наш взгляд определение правового оценочного понятия, предло­женное Т.В. Кашаниной: «Оценочное понятие - это выраженное в нормах права положение (предписание), в котором закрепляются наиболее общие признаки, свойства, качества, связи и отношения разнообразных предметов, явлений, действий, процессов, детально не разъясняемое законодателем с тем, чтобы оно конкретизировалось путем оценки в процессе применения права и позволяло осуществлять в пределах зафиксированной в нем общно­сти индивидуальную поднормативную регламентацию общественных отно­шений»[22].

Другие авторы, раскрывая сущность оценочных понятий, конкретизи­руют их относительно отдельных отраслей права. Так, Я.М. Брайнин в каче­стве уголовно-правовых оценочных рассматривает понятия, «не конкретизи­рованные законодателем и уточняемые при применении уголовного закона»[23]. Однако следует отметить, что это определение не является развернутым и отражает лишь наиболее общие черты оценочных понятий.

В.В. Питецкий иначе характеризует данные понятия применительно к уголовному праву. По его мнению, «оценочными являются понятия, содер­жание которых непосредственно раскрывается в процессе применения пра­вовых норм в пределах зафиксированной законом общности путем оценки обстоятельств конкретного случая на основе правосознания субъекта, приме­няющего закон»[24]. На наш взгляд, данное определение также является не очень удачным, так как автор устанавливает пределы, в рамках которых должно конкретизироваться оценочное понятие. Не совсем понятным являет­ся используемый им термин «пределы зафиксированной законом общности», поскольку из определения нельзя установить, о каких именно пределах, и ка­кой общности идет речь.

В связи с этим, целесообразнее использовать понятие оценочных кате­горий в общетеоретическом (более широком) смысле. Это позволяет отрас­левым наукам в каждом конкретном случае использовать общетеоретические выкладки в качестве основы.

Несмотря на то, что каждый автор по-своему трактует правовые оце­ночные понятия, считаем возможным выделить общие, характеризующие их сущность* признаки (см. схему № 1). Во-первых, содержание правовых оце­ночных понятий не определяется в нормах законодательства. Во-вторых, правовые оценочные понятия представляют собой совокупность обобщений разнообразных предметов, явлений, действий, процессов. В-третьих, оценоч­ные понятия, содержащиеся в нормах права, фиксируют наиболее общие признаки обобщаемых в них явлений. В-четвертых, конкретизация правовых оценочных понятий в процессе правоприменения осуществляется путем их оценки. В-пятых, определение содержания правовых оценочных понятий в процессе их применения зависит от правосознания лица, применяющего пра­вовую норму.

Более полный анализ каждой из выявленных особенностей позволяет нам раскрыть сущность оценочных понятий.

Первой особенностью оценочных понятий является то, что содержание оценочного понятия не определяется в нормах законодательства (неопреде­ленность содержания). Такое понятие содержит лишь общие сведения о том или ином качестве, признаке, характеристике в юридической конструкции, однако само не конкретизируется в законе.

Под неопределенностью содержания следует понимать, во-первых, то, что оценочные понятия не разъясняются законодателем исчерпывающим об­разом, а, во-вторых, признаки, присущие оценочным понятиям и выявленные в ходе правоприменительной практики, не являются устоявшимися, а лишь типизируют возможные подобные ситуации в будущем*.

Следует отметить, что требование определенности точности содержа­ния невыполнимо в отношении правовых оценочных понятий. Эго возможно лишь для формально-определенных понятий. Поэтому установить исчерпы­вающее содержание оценочного понятия достаточно затруднительно, а порой и просто невозможно, так как для этого необходимо сформулировать все су­щественные признаки отражаемого им явления.

В силу этого законодатель и не пытается точно раскрывать оценочные понятия, а предоставляет такую возможность субъекту правоприменения.

Вряд ли, например, целесообразно приводить в тексте ТК РФ перечень всех «уважительных причин», оправдывающих факт отсутствия работника на рабочем месте. В некоторых случаях, (ст. ст. 61, 81 ТК РФ), по сложившейся практике к числу уважительных причин, по которым работник отсутствует на работе, относятся, в частности, болезнь самого работника или членов его се­мьи, невозможность своевременно прибыть к месту работы из-за транспорт­ных проблем (например, в связи с длительной задержкой вылета самолета из- за погодных условий). Применительно к ст. 128 ТК РФ уважительными при­чинами будут являться вступление в брак, смерть близких родственников, проводы сына на службу в армию, отправка детей на отдых в летние лагеря и т.п. В любом случае, является ли причина уважительной, будет решать рабо­тодатель. Поэтому установить заранее абсолютно все критерии оценочного понятия, без учета конкретной ситуации невозможно даже при наличии бога­того воображения и значительного опыта практической работы.

На вопрос, заданный в проводимой нами анкете (см. приложение) воз­можно ли дать законодательное определение всем оценочным понятиям, со­держащимся в действующем законодательстве, усомнились в возможности определения всех оценочных понятий 72 % респондентов. Лишь 10 % опро­шенных ответили, что в этом нет никакой необходимости. С этим согласимся и мы, так как, если оценочное понятие раскрывается в законодательстве, во- первых, оно перестанет быть таковым; во-вторых потеряет свое свойство не­определенности.

Таким образом, неопределенность содержания оценочных понятий за­ключается в невозможности исчерпывающим образом установить присущие оценочному понятию свойства как в источниках правового, так и в источни­ках неправового характера. Однако содержание правовых оценочных поня­тий при относительной неопределенности формы их изложения, может час­тично определяться в общих чертах сферой общественных отношений, регу­лируемых соответствующими правовыми нормами.

Вторая особенность оценочных понятий в праве заключается в том, что в них обобщаются различные, неоднородные факты, явления, находящиеся в сфере правового регулирования’. То есть правовое оценочное понятие со­держит в себе какую-либо общую категорию, где движение осуществляется от частного к общему. Каждое явление, действие, факт, обобщаемые в этих понятиях, обладают множеством различных свойств, которые делают их ка­чественно определенными.

Если предположить, что все окружающие нас предметы, явления, раз­личные процессы обладают абсолютной определенностью, то процесс позна­ния достиг бы своего апогея, что не позволило бы нам использовать такие технические приемы, как сравнение, типологизация явлений. Поэтому все процессы и явления материального мира обладают как единичными так об­щими признаками, что представляет основу для их сравнения и обобщения.

Отсюда и вытекает наш третий признак, характеризующий правовые оценочные понятия. То есть в оценочных понятиях, в отличие от понятий, не являющихся таковыми, фиксируются лишь наиболее общие признаки обоб­щаемых в них явлений.

Суть четвертой характерной черты правового оценочного понятия за­ключается в том, что их конкретизация, определение явлений и фактов окру­жающей действительности, входящих в объем оценочного понятия примени­тельно к предусмотренной законодателем ситуации производится самими субъектами, применяющими и интерпретирующими правовые нормы путем оценки. В каждом конкретном случае субъект производит оценку соответст­вия какого-либо факта содержанию оценочного понятия и в зависимости от этого решает, распространяются ли на эту ситуацию правовые последствия соответствующей нормы. Следует отметить, что правоприменитель может свободно оценивать факты лишь в пределах тех границ содержания и объема оценочных понятий, которые с различной степенью определенности устанав­ливаются законом или иным нормативным правовым актом. В основе кон­кретизации оценочных понятий лежат оценочные отношения, то есть «оцен­ка».

Оценка относится к области сознания, которая выражает отношение к тому, что в действительности значимо для субъекта оценки в силу его по­требностей и интересов. Оценка непосредственно зависит от ценностных ориентаций субъекта оценки. Ценностные ориентации могут быть основаны на познании объективных законов социальной действительности. Эти ориен­тации служат основанием оценок, соответствующих социальному прогрессу[25].

Пятая характерная черта состоит в том, что определение содержания правовых оценочных понятий в процессе правоприменения зависит от пра­восознания лица, которое применяет соответствующую правовую норму. Хотя, возможно, нет смысла выделять данный признак в самостоятельный, так как он фактически является продолжением четвертого признака. То есть одно вытекает из другого. Правосознание играет немаловажную роль как раз

зо

в процессе оценки конкретной ситуации. Как известно, правосознание - эго одна из форм общественного сознания, представляющая собой совокупность взглядов, идей, концепций, оценок, чувств, эмоций людей в отношении всей юридической действительности[26]. Содержание правосознания различается в зависимости от преобладания в нем познавательного компонента, профес­сиональной принадлежности его субъектов и других факторов. Особую ак­туальность в данном случае приобретает профессиональное правосознание.

Профессиональное правосознание, если его уровень отвечает предъяв­ляемым требованиям, позволяет грамотно, квалифицированно определить содержание тех оценочных понятий, критерии которых, могут быть установ­лены путем анализа закона.

Кроме того, профессиональное правосознание будет выражаться в способности «вычленения» критериев содержания оценочных понятий из различных отраслей знания. Например, для понимания такого оценочного понятия, как «лицо, страдающее психическим расстройством» (ст. 10 ФЗ «О милиции» от 18 апреля 1991 года№ 1026[27], необходимо обратиться к знани­ям, накопленным в области медицинской науки, а относительно понятия «предметы или документы, имеющие историческую и культурную цен­ность» (ч. 1 ст. 243 УК РФ) - к области исторической науки и искусствове­дения.

Также необходимо учитывать, что уровень профессионального право­сознания правоприменителей строго индивидуален. Это обстоятельство мо­жет привести к различному пониманию оценочных понятий и, соответствен­но, к негативным правовым последствиям. Различный уровень правовых зна­ний и способностей их применять приводит к неоднозначной трактовке со­держания многих оценочных понятий. Хотя при толковании оценочных по­нятий права требуется использование единых критериев.

В качестве примера можно рассмотреть оценочное понятие «деловые качества работника», содержащееся в ст. З ТК РФ. Содержание данного по­нятия не раскрывается в статьях ТК РФ. Под деловыми качествами работни­ка можно понимать его квалификационные характеристики, необходимые для выполнения трудовой функции. К деловым качествам можно относить такие качества, как: творческий и рациональный потенциал при выполнении заданий, активность, инициативность, предприимчивость, способность вос­принимать и внедрять новое, изобретательность, упорство и оперативность в достижении цели, развитое чувство долга и ответственности и т.д.

Представляется обоснованным утверждение, что деловые качества гражданина не могут дать всеобъемлющего представления о его соответст­вии, например, поручаемой работе при трудоустройстве в конкретной орга­низации, при выдвижении на вышестоящую должность и решении иных кадровых вопросов. В этих случаях решающее значение приобретают про­фессиональные и личностные качества претендента.

Следует отметить, что профессиональные качества характеризуют уровень подготовленности гражданина к выполнению обязанностей по оп­ределенной профессии, специальности, должности и отражаются в присво­енной ему квалификации (в утверждаемых квалификационных характери­стиках они отражаются в разделах: «должен знать», «должен уметь» и «предъявляемые требования»).

Личностные качества - устойчивые свойства личности (как стабиль­ной организации характера, темперамента, интеллекта и тела), характери­стики поведения, обусловливающие определенные стереотипы поведения человека в конкретной ситуации[28]. Кроме этого, состояние здоровья работни­ка также можно отнести к личностным качествам, что в свою очередь харак­теризует деловые качества конкретного работника, то есть способность фи­зического лица выполнять определенные трудовые функции.

Таким образом, в данной ситуации окончательное решение будет при­нимать работодатель, исходя из своего профессионального правосознания и опыта работы. Соответственно, в зависимости от того, какие критерии со­держания «деловых качеств работника» определит для себя работодатель, работник будет принят на работу, либо будет осуществляться его дальней­шее продвижение по службе, либо ему будет отказано в заключении трудо­вого договора с ним.

Исходя из выделенных нами четвертого и пятого признаков оценочных понятий, хотелось бы обратить внимание на то, что сама оценка занимает важное место в познавательной деятельности человека. Поэтому не новым является то, что в соответствии с теорией ценностей выделяется следующая структура правовых оценочных понятий: субъект и предмет оценки, а также основание и стандарт оценочного понятия.

Под субъектом оценки следует понимать лицо (группу лиц), приписы­вающее ценность предмету путем выражения данной оценки[29]. То есть в пра­ве в качестве субъекта оценки могут выступать: 1) законодатель, формули­рующий нормы права и вкладывающий в них определенный смысл, а также олицетворяющий волю всего населения; 2) правоприменитель, оценивающий конкретные факты правовой действительности; 3) лица, которым адресованы нормы права. Применительно к каждой отрасли права можно выделить ос­новных субъектов оценки: например, государственные органы и должност­ные лица - для уголовно-процессуальных и административно-правовых от­ношений; гражданский истец, гражданский ответчик и их защитники и пред­ставители - для гражданско-процессуальных отношении; работник и работо­датель - для трудовых отношений и т.д.

Предмет оценки - это те объекты, которые подвергаются оценке. Ими могут быть ситуации и состояния, действия, поведение в целом, результаты

действий, мотивы и побуждения, причины действий, способы, предметы и вещи и т. д. Например, состояние сильного душевного волнения (ст. ст. 107, 113 УК РФ); обезображивание лица (ст. 111 УК РФ); благоустроенное поме­щение (ст. ст. 84, 85 ЖК РФ).

Немаловажную роль играет основание оценки. Так основание можно определить как совокупность убеждений, доводов, аргументов, с помощью которых осуществляется оценивание. Основанием оценки может быть чувст­во, образец, идеал, стандарт и т.д? Чувству, конечно, не место среди основа­ний оценок явлений, обозначенных правовыми оценочными понятиями. Иде­ал также вряд ли приемлем в качестве основания критерия оценки и конкре­тизации значения оценочного понятия, потому что право рассчитано на мас­совые отношения, требует не идеального, а нормального поведения, возмож­ного для любого субъекта[30] [31].

В основе этой совокупности убеждений субъекта лежат нормы морали, правосознание, обычаи, житейские представления, общественное мнение, а также политика, судебная практика и социально-экономические критерии (имущественное положение). Это означает, что в различных ситуациях субъ­ект оценивает факты, исходя из своего мироощущения.

Четвертым элементом правового оценочного понятия выступает стан­дарт или как его еще называют в различных источниках эталон, образец. Од­нако не все ученые выделяют стандарт в качестве самостоятельного элемента оценочного понятия. Так, А.А. Ивин определяет стандарт как один из типов оснований наряду с чувством, ощущениями, идеалом, иной оценкой[32]. На наш взгляд, основание и стандарт - это разноплоскостные явления, так как осно­вание характеризует внутреннюю позицию субъекта оценки, а стандарт ха­рактеризует, прежде всего, предмет оценки.

Так, стандарт оценки можно определить как представление о наборе признаков, замещающих собой некоторую совокупность однородных, объек­тивных свойств оцениваемых явлений применительно к конкретным факти­ческим обстоятельствам, то есть это представление о том, какими свойствами должны обладать явления окружающей действительности, чтобы соответст­вовать содержанию оценочных понятий. Стандарт принимается за образец, исходную основу оценки.

Стандарты правовых оценочных понятий с учетом различных обстоя­тельств, вызванных конкретными правоприменительными ситуационными факторами, не отрываясь от самих оценочных понятий, могут вырабатывать­ся эмпирическим путем от случая к случаю, нося достаточно индивидуализи­рованный характер.

Стандартные представления с течением времени не остаются неизмен­ными, что является отражением изменяющихся потребностей общества, ус­ловий общественной жизни.

Основным признаком стандарта правового оценочного понятия являет­ся подвижность, некоторая расплывчатость его границ. Это означает, что в стандарте оценочного понятия зафиксированы лишь примерные перечни тех свойств явлений, которые они отражают. То есть, какими бы стабильными и определенными не были указанные стандарты или их признаки, они будут носить примерный характер. Несоблюдение этого требования приводит либо к «перерождению» оценочного понятия в понятие точного значения, либо переводу его в разряд относительно-определенных понятий.

При условии длительного и стабильного правоприменения стандарты правовых оценочных понятий могут быть закреплены в законе или обяза­тельных для правоприменителей актах официального толкования. Однако, как правило, законодатель закрепляет только отдельные признаки стандарта в законе, но этого явно недостаточно, и нам приходится для определения ос­тальных признаков стандарта обращаться к нормам морали, к правосозна­

нию.

Как мы видим, в структуру оценочного понятия входят четыре само­стоятельных элемента, которые в свою очередь взаимозависимы, где измене­ние одного элемента с неизбежностью повлечет изменение других элементов. По нашему мнению, вышеназванные элементы являются обязательными, и при отсутствии одного из них нельзя говорить о наличии оценочного поня­тия.

С учетом изложенного, предлагаем следующее определение оценоч­ных понятий в праве.

Правовое оценочное понятие - это закрепленное в нормах права по­нятие, характеризующее наиболее общие свойства разнообразных предме­тов, явлений, действий, процессов, специально не конкретизированное зако­нодателем с целью предоставления такой возможности субъекту право­применения путем свободной оценки в рамках конкретной правопримени­тельной ситуации.

В проводимом нами в форме анкетирования исследовании был задан вопрос относительно понимания сущности оценочных понятий. Респонден­там было предложено несколько научных определений оценочных понятий различных авторов, в том числе и наше.

Заметное лидерство среди всех вариантов ответов занимает именно предложенное нами определение оценочных понятий (57 % от всего количе­ства респондентов).

Изучая оценочные понятия, нельзя не сказать о предпосылках закреп­ления этих понятий в российском законодательстве. Как правило, учеными, изучающими, различные стороны оценочных понятий выделяются объектив­ные и субъективные причины их появления в праве.

Так, например, Т.В. Кашанина к объективным причинам существова­ния оценочных понятий относит социальные факторы, не зависящие от воли и усмотрения законодателя, а являющиеся результатом общественного раз­вития. Социальными факторами, она считает следующие: 1) многообразие явлений общественной жизни; 2) быструю текучесть общественной жизни, видоизменяемость явлений социальной действительности; 3) органическое взаимодействие права и морали. К субъективным причинам, обусловившим существование в праве оценочных понятий, Т.В. Кашанина относит обстоя­тельства, зависящие от воли законодателя, либо социальные факторы, кото­рые не вытекают из самого общественного развития. В качестве таких фак­торов, по ее мнению, можно рассматривать погрешности, ошибки при со­ставлении норм права, недостаточную степень развития юридической науки, юридической техники, правового инструментария, практики применения норм права[33].

Мы же считаем, что объективные и субъективные причины существо­вания оценочных понятий можно рассматривать в совокупности, не отгра­ничивая, их друг от друга, так как воля человека в любом случае, будет ха­рактеризовать и субъективную, и объективную группу причин. То есть к объективным, мы бы отнесли явления, которые полностью не зависят от че­ловека (например, стихийное бедствие). Однако, любое социальное явление, которое Т.В. Кашанина относит к объективным причинам существования оценочных понятий, не может развиваться без учета воли человека и по­требностей населения. Поэтому мы предлагаем не осуществлять деление причин существования оценочных понятий в праве на объективные и субъ­ективные, а рассматривать их в качестве общих предпосылок.

Так, к предпосылкам закрепления оценочных понятий в российском законодательстве мы отнесем: 1) динамизм общественных отношений; 2) изменчивость экономической и социальной обстановки в стране; 3) мно­гообразие форм человеческого поведения и его результатов.

Динамизм общественных отношений заключается в существовании многообразных явлений общественной жизни; в постоянном и быстром из­менении, как общественной жизни, так и явлений социальной действитель­ности. Также к динамизму общественных отношений можно отнести влия-

ние научно-технического прогресса. Таким образом, действительность, под­падающая в сферу правового регулирования широка и разнообразна.

Отражение динамизма общественной жизни, например, в избиратель­ном законодательстве, можно проследить на примере проанализированного А.А. Мироновым[34] оценочного понятия о нарушениях избирательного закона, которые «не позволяют с достоверностью установить результаты волеизъяв­ления избирателей». Впервые появившийся в избирательном законодатель­стве «первого поколения»[35] этот критерий признания выборов недействи­тельными прошел апробацию судебной практикой и в настоящий момент существует в действующем избирательном законодательстве[36].

Следствием изменчивости экономической и социальной обстановки в стране является возникновение новых общественных отношений, требую­щих своего правового регулирования. Это, как правило, осуществляется с помощью соответствующего закрепления нововведения либо корректировки существующих правовых норм. Однако, данная процедура достаточно тру­доемкая и длительная. В процессе поспешного составления нормы права за­конодатель может допустить погрешности, ошибки, которые в свою очередь также будут являться причинами, обусловившими существование оценоч­ных понятий. Учитывая сказанное, можно утверждать, что законодатель должен обладать прогностической способностью предвидеть развитие новых отношений. Как раз для этого он использует оценочные понятия в законо­творческом процессе.

Третья предпосылка закрепления оценочных понятий в законодатель­стве заключается в сложности общественных явлений, взаимодействии са-

мых разнообразных форм человеческого поведения, что может породить, например, различные вариации преступного поведения. Здесь свою актуаль­ность приобретают действующие в обществе традиции и нормы морали. То есть встает вопрос о субсидиарном регулировании правовых отношений нормами морального, этического и нравственного характера. Такие отноше­ния, как правило, обладают свойством подвижности. Нормы права обладают большей жесткостью и консерватизмом. Следовательно, для того чтобы со­четать подвижность и консерватизм используются оценочные понятия, ха­рактеризующиеся изменчивостью содержания, и соответственно позволяют учитывать конкретные обстоятельства дела.

Подводя итог, можно сделать следующий вывод: проникновение оце­ночных понятий в нормы законов продиктовано стремлением законодателя преодолеть собственную ограниченную способность предвидеть развитие общественных отношений.

Учитывая все вышесказанное, можно утверждать, что правовые поня­тия, в том числе и оценочные, занимают особое место среди других понятий. Так, четкость правовых понятий, их смысловая однозначность предопределя­ет справедливость нормативно-правовых решений, за каждым из которых - судьба конкретного человека. Юридические понятия отражают официальную волю законодателя, оказывая воздействие на субъектов правовых отношений. Однако не следует использовать правовые понятия в тех случаях, когда они могут быть легко заменены неправовыми, не искажающими смысл закона.

Размышляя над вопросом о целесообразности использования оценоч­ных понятий в законодательстве, большинство сотрудников МВД дали на этот вопрос утвердительный ответ (74 %). Лишь 26 % опрошенных ответили отрицательно, ссылаясь на то, что оценочные понятия только затрудняют процесс правоприменения.

Такой вариант ответов подтверждает, что все-таки есть необходимость в использовании законодателем оценочных понятий. Они придают нормам права «эластичный» характер и, таким образом, обуславливают гибкость и подвижность правового регулирования.

Нельзя «сочинить» правила, пригодные на все случаи жизни, для слож­ных и разнообразных жизненных отношений. Это означает, что с помощью оценочных понятий правоприменительный орган вправе учесть индивиду­альные особенности конкретного случая, общественно-политическую обста­новку, которую невозможно детально отразить в законе или подзаконном ак­те. Кроме этого, оценочные понятия создают почву для правовой инициати­вы, самостоятельности, творческого подхода к осуществлению права. Однако это не означает, что необходимо ввести как можно больше таких понятий. Их чрезмерное и неоправданное включение в нормативные правовые акты ус­ложняет толкование и применение правовых норм, где в дальнейшем может проявиться субъективизм, что зачастую приводит к ошибкам.

Схема №1. Понятие н признаки оценочных понятий, содержащихся в нормах права

1.2.

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: ЛЕВИНА ДАРЬЯ НИКОЛАЕВНА. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ТОЛКОВАНИЯ И ПРИМЕНЕНИЯ ОЦЕНОЧНЫХ ПОНЯТИЙ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород - 2007. 2007

Еще по теме Понятие и сущность оценочных понятий в праве:

  1. Понятие и сущность оценочных понятий в праве
  2. § 1. Сущность, понятие, основные признаки, виды и юридические формы выражения оценочных категорий в уголовно-исполнительном праве. Оценочные категории, нетипичные правовые предписания и бланкетные нормы
  3. § 1. Понятие и социально-правовая сущность множественности преступлений в уголовном праве России
  4. Классификация оценочных понятий, содержащихся в нормах права
  5. Классификация оценочных понятий, содержащихся в нормах права
  6. §1. Понятие и сущность безопасности личности в аспекте общего понятия безопасности.
  7. Функции правовых оценочных понятий
  8. Функции правовых оценочных понятий
  9. Проблемы познания содержания оценочных понятии в интерпретационной деятельности
  10. Проблемы познания содержания оценочных понятии в интерпретационной деятельности
  11. Проблемы, возникающие в процессе применения правовых норм, содержащих оценочные понятия
  12. Проблемы, возникающие в процессе применения правовых норм, содержащих оценочные понятия
  13. Проблемы формулирования и закрепления оценочных понятий в процессе нормотворчества
  14. Проблемы формулирования и закрепления оценочных понятий в процессе нормотворчества
  15. Глава 1. Общая характеристика оценочных понятий, содержащихся в нормах права
  16. Глава 1. Общая характеристика оценочных понятий, содержащихся в нормах права
  17. § 1. Понятие и сущность правосудия в уголовном судопроизводстве
  18. 1.1 Понятие и сущность стратегического управления.
- Авторское право - Административное право, финансовое право, информационное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Гражданский процесс; арбитражный процесс - Гражданское право; предпренимательское право; семейное право; международное частное право - Договорное право - Избирательное право - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право, муниципальное право - Корпоративное право - Медицинское право - Международное право, европейское право - Налоговое право - Наследственное право - Природоресурсное право; аграрное право; экологическое право - Римское право - Страховое право - Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право; право социального обеспечения - Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность - Финансовое право - Юридические науки -