<<
>>

§ 2. Право пользования и право извлечения доходов

Рассмотрим теперь правомочие пользования как вторую составляющую содержания прав пользовладельца жилым помещением. Данная форма отношения [231]

между человеком и вещью образовалась "задолго до образования частной собственности, - которая делается возможной ...

только в условиях оседлого и сельско-хозяйственного быта ... Люди удовлетворяют своим обыкновенным потребностям, пользуясь различными предметами окружающей их природы в таких формах, которые не имеют никакого отношения к собственности уже потому, что последняя остается для них совсем неизвестной . за своей очевидной бесполезностью. На что охотничьим и пастушеским племенам собственность на землю, лишенную в их глазах всякой цены ... так как эти племена меняют постоянно своё местопребывание и оставляют назавтра землю, которая еще вчера служила им местом охоты и пастьбы. Первобытные племена не имеют ни надобности ни возможности на то, чтобы устанавливать на землю то целостное господство, то пользование землёй во всей совокупности её полезных сторон, которое характеризует право частной собственности" .

Право пользования совместно с правом присвоения плодов было прямо указано в качестве основных составляющих содержания узуфрукта в знаменитом определении Павла, приведенном нами в исторической части работы. Отдельное пользование без права на плоды называлось узусом. Как упоминалось ранее, узуфрукт представлял собой более широкое право по сравнению с голым пользованием, "ибо в извлечении плодов содержится и пользование, а в пользовании отсутствует извлечение плодов; и извлечение плодов не может быть без пользования, а пользование может быть без извлечения плодов" (D. 7,8,14).

Форма пользования изначально определяется самим объектом, передаваемым в пользование.

Ю. Барон, говоря о потребительских свойствах вещей, отмечал, что польза от различных вещей бывает разной и состоит в том, что вещь или употребляют, т.е.

ею пользуются с сохранением субстанции вещи, или её потребляют, т.е. при [232]

использовании назначения тело вещи уничтожается, или вещь органически

233

производит новые вещи .

Аналогичную классификацию разновидностей пользования можно встретить у К.П. Победоносцева, относившего пользование служебными качествами вещи к употреблению, а пользование вещью для произведения новых вещей и ценностей с правом на плоды и приращения к полному пользованию и Е.В. Васьковского, разделявшего пользование на полное (узуфрукт или пользовладение), когда все произведения имущества и доходов с него принадлежат содержателю, и неполное (простое), когда некоторые из них ему не

235

предоставляются .

Исследовавший право пользования А.В. Германов сводит пользование к трём формам: простому пользованию (служебному), пользованию, связанному с извлечением дохода (квалифицированному), пользованию, связанному с изменением или уничтожением субстанции вещи [233] [234] [235] [236].

В римском праве объектами пользовладения могли выступать как плодоносящие, так и не приносящие плодов вещи, а также вещи потребляемые (quasiususfructus).

Г. Дернбург, говоря о правах узуфруктуария, отмечал, что "узуфрукт дает право пользования относительно объектов, которые не являются плодоносящими, например, библиотека, коллекция картин, узуфрукт ограничивается пользованием ими. Пользование - необходимый спутник извлечения плодов, поскольку оно неизбежно для культивирования плодов и собственности на них. Права пользования иного рода может и не быть. Например, садовнику может быть отказан узуфрукт на декоративный сад, а другому кому-либо - исключительно право гуляния и пользования воздухом для отдыха его самого и его семейства.

Все другие правомочия узуфруктуария находятся в связи с пользованием и извлечением выгод" .

Таким образом, первоначально форма и содержание права пользования вещью будет определяться сущностью самой вещи, т.е.

является ли она употребляемой или потребляемой, может ли она приносить естественные или денежные плоды, может ли вещь или её функция производить новую вещь.

Объекты недвижимости в зависимости от правомочий лица, ими владеющего, выступают либо вещами употребляемыми, либо вещами, приносящими доход.

Примером простого ("голого") владения и пользования недвижимостью выступают земельные и существовавшие в римском праве и известные иным современным законодательствам городские сервитуты, а также действующие в нашем праве такие права пользования жилыми помещениями, как проживание в качестве члена семьи собственника, право ссудополучателя, легат, право пользоваться жилым помещением бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения, наем специализированного жилого помещения, поскольку данное пользование не приносит прибыли в виде отделяемого материального продукта (доходов) и не обогащает управомоченное лицо. Пользователь эксплуатирует жилое помещение как материальную вещь с сохранением её физического тела, реализуя назначение этих вещей и их целевой характер, поскольку именно в пользовании проявляется их потребительская стоимость.

В приведенных примерах жилищных прав у пользователей отсутствует

238

возможность совершать акты распоряжения имеющимся у них в пользовании [237] [238] помещением, посредством которых они бы получали прибавочный продукт. Невозможность их совершения, как правило, прямо указывается в законе или договоре, ограничивая содержание их субъективного права.

Воздействие на вещь в форме пользования может принадлежать не только её собственнику. На примере владения в немецком праве мы уже увидели конструкцию двойного (непосредственного и опосредованного) владения, в зависимости от того, в чьей фактической власти находится вещь. Такое же разделение мы наблюдаем и в отношении пользования, которое может делиться по форме использования вещи на непосредственное и косвенное. Правом непосредственного пользования обладают арендатор, наниматель.

Косвенное пользование принадлежит землевладельцу, собственнику недвижимого имущества, собственнику денежных средств, которые, сдав их в аренду или наем, передав в управление третьим лицам, получают прибавочный продукт в форме арендной платы, процентов, ренты, реализуя тем самым потребительскую стоимость вещи . В.А. Белов небезосновательно делает оговорку в отношении такого "одновременного пользования", указывая, что "предоставление права пользования своей вещью другому лицу означает не что иное как реализацию правомочия распоряжения своей вещью" [239] [240] [241].

Применительно к жилым помещениям право пользования выражается в проживании в жилом помещении. "Отношения пользования жильем - основной элемент материального содержания жилищного правоотношения" . По мнению

В.Н. Литовкина, "именно через данную категорию раскрывается содержание конституционного права граждан на жилище" [242] [243]. Содержание права пользования, будет определяться характером и назначением жилых помещений. На первый план всегда будет выступать потребительский характер права пользования жильём. Ю.Г. Басин, на примере нанимателей, предлагает ориентироваться на целевой характер жилья в качестве критерия в спорных случаях по определению

243

пределов пользования жилым помещением .

Помимо права на проживание граждан, содержание права пользования жильём, а также его объем законодательством в полной мере не раскрыты. Пределы использования жилого помещения и основные принципы пользования им сформулированы в ст. 17 ЖК РФ. Так, пользование жилым помещением осуществляется с учетом соблюдения прав и законных интересов проживающих в этом жилом помещении граждан, соседей, требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических и иных требований законодательства, а также в соответствии с правилами пользования жилыми помещениями, утвержденными уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Несмотря на название статьи 17 ЖК РФ в ней не содержится конкретных правомочий собственника, проживающих с ним граждан и иных управомоченных лиц по пользованию жилыми помещениями (в ч. 1 ст. 17 говорится лишь о допустимости использования жилого помещения для осуществления профессиональной деятельности или индивидуальной предпринимательской деятельности проживающими в нем на законных основаниях гражданами) и обозначаются пределы допустимого (должного) поведения.

Немного в данном отношении проясняют и Правила пользования жилыми помещениями [244], которые фактически делают ссылку на нормы ЖК РФ, говоря о пользовании жилым помещением по назначению и в пределах, установленных ЖК РФ.

Г оворя о пользовании, А.Б. Бабаев предлагает отличать право пользования, которое он считает субъективным вещным правом от пользования, как фактического извлечения из вещи её свойств и доходов. Он также отмечает, что объем простого пользования жилым помещением может быть различен, "от самого незначительного удобства ... до извлечения из неё огромных выгод" .

Нам представляется не правильным противопоставлять само право и раскрывать содержание данного права через одноименное правомочие, выделяя в этом его главное свойство, если речь не идет только об удобстве юридической терминологии, поскольку непонятно, в чем отличие права от правомочия, т.е. какие конкретно возможности получает субъект права.

Иной позиции по вопросу совпадения права и правомочия пользования придерживается С.И. Суслова, по мнению которой неправильно существующие правомочия по пользованию жилым помещением считать подтверждением самого субъективного права пользования, поскольку "право на жилое помещение не сводится только к пользованию, которым не исчерпывается содержание данного права". Автор указывает, что "правомочие пользования жилым помещением

состоит из возможностей: а) находиться в жилом помещении, не проживая в нём; б) проживать в жилом помещении: физически присутствовать в помещении (находиться); в) осуществлять профессиональную и предпринимательскую деятельность". Проживание в жилом помещении, как возможность, может быть наполнена также возможностями различного свойства: "физически

присутствовать в помещении (находиться) и осуществлять личную и семейную жизнь" [245] [246].

Мы в полной мере согласны с ученым относительно выделения возможностей, указанных в пунктах "б" и "в", поскольку данный объём права пользования определен законодательно в ст. 17 ЖК РФ. Что касается возможности находиться в жилом помещении, не проживая в нём, то её выделение обосновывается автором через необходимость обеспечить управомоченному лицу исполнение соответствующих обязанностей, например, действий по ремонту помещения. Такое мнение продиктовано, на наш взгляд, общей позицией, отстаиваемой в её работе: гражданские права на жилое помещение содержат специфические возможности (право совпадает с обязанностью в лице одного субъекта). Мы придерживаемся взглядов, что разделять право пользования жилым помещением на возможности проживания или непроживания не требуется, поскольку пока у лица существует субъективное право пользования, оно может как осуществлять его (пользоваться жильём), так и не осуществлять, если речь не идет об отказе от имеющегося права как юридически закрепленном, так и вытекающем из самого поведения лица. Само пользование должно проявляться в возможных активных действиях и раскрываться через динамику поведения управомоченного лица. Возможность доступа в жилое помещение в любой момент будет относиться более к правомочию владения как составляющему субъективного права.

По нашему мнению, содержание права пользования жилым помещением будет проявляться в следующем.

На примере совместного и общего владения мы видим, что в зависимости от основания возникновения права на проживание в определенном жилом помещении в пользовании субъекта могут находиться как все жилое помещение, так и его ограниченная и обособленная часть.

При личном пользовладении существует необходимость обособления объекта пользования. Из оснований возникновения права личного пользовладения - договора между собственником недвижимой вещи и пользовладельцем или завещания собственника недвижимой вещи - нетрудно усмотреть право пользование жилым помещением в силу договора пожизненного содержания с иждивением (ст. 34 ЖК РФ) или завещательного отказа (ст. 33 ЖК РФ). В данных правоотношениях речь, как правило, идет об отсутствии каких-либо близких семейных связей, в связи с чем проживание в отдельной части жилого помещения наиболее приемлемо.

Выделение в качестве объекта права обособленной изолированной части жилого помещения будет сочетаться и с положением ч. 1, 2 ст. 15, ч. 1 ст. 16 ЖК РФ, в которых установлены объекты жилищных прав и виды жилых помещений, в частности часть жилого дома и часть квартиры.

Однако в действующих нормах ЖК РФ не содержится указания на обособленность либо совместность пользования жилым помещением собственника и иных субъектов, а указывается лишь на равенство их прав в пользовании помещением.

Такое "равенство" в пользовании помещением между собственником и пользовладельцем без определения конкретных границ и пределов этих прав на практике будет порождать конфликты. Навряд ли в реальной жизни приемлемой будет выглядеть ситуация, в которой пользовладелец, не имеющий никаких семейных отношений и связей с собственником и членами его семьи, сможет беспрепятственно входить в их изолированную часть жилого помещения.

В научной литературе уже отмечалось, что "одним из важнейших средств правового регулирования отношений собственности на жилые помещения является установление пределов осуществления и ограничения права собственности" .

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что в отношениях по пользованию жильём при определении содержания права пользования, законодательно необходимо прежде всего определить возможные пределы осуществления этих прав, установить территориальные границы, на которые простираются права пользовладельца. Содержанием пользования будет выступать определение возможностей управомоченного лица по использованию внутренних частей жилого помещения, мест общего пользования, которые будут [247] осуществляться субъектом непосредственно и (или) совместно с другими лицами. Эти возможности в виде установления границ и пределов и будут наполнять содержание права пользования субъекта жилым помещением.

В проекте ГК РФ предпринята попытка эти границы определить, но законодатель определил их не в содержании самого права, а путем характеристики объекта права: личное пользовладение может быть предоставлено на жилое помещение, а также на часть жилого помещения - одну или несколько комнат в квартире или жилом доме (ч. 1 ст. 302.1). При социальном

пользовладении возникает совместное пользование и проживание собственника и управомоченного субъекта в обремененном жилом помещении (ч. 2 ст. 302.6, ч. 1 ст. 302.7).

Такой вектор, заданный законодателем в определении объекта права пользования, представляется правильным, однако необходимо закрепить содержание данного права в соответствующей статье.

Говоря об иных правомочиях пользователя жилого помещения, укажем, что управомоченному лицу принадлежит право пользоваться не только жилой площадью, но и местами общего пользования в квартире и многоквартирном доме, пользоваться подсобными помещениями, частью общего земельного участка.

Подводя итог исследованию содержания права пользования, отметим, что, по нашему мнению, вне зависимости от природы жилищных прав законодательно необходимо определять содержание прав пользователей жилых помещений через те правомочия (владение, пользование, распоряжение), которые собирается им делегировать законодатель в рамках устанавливаемого права и ссылке на эти правомочия в законе (договоре), который данные права регулирует. На сегодняшний день ГК РФ и ЖК РФ в качестве основополагающих прав на жилые помещения закрепляет правомочия владения, пользования и распоряжения [248].

Именно данные правомочия будут являться каркасом любой правовой конструкции прав на жилые помещения, поскольку субъекты права будут получать от собственника часть принадлежащих ему правомочий.

Что касается иных прав и обязанностей собственника и пользователей, то их объем, в зависимости от конкретного права (правового статуса субъекта), возможно определять и устанавливать по основным параметрам, которые в течение длительного времени уже устоялись в гражданском и жилищном законодательстве: право на вселение других лиц, содержание жилого помещения, проведение капитального и текущего ремонта, содержание общего имущества в многоквартирном доме, право на совершение актов распоряжения, вид ответственности перед собственником и третьими лицами и др.

В основе получения доходов стоит, прежде всего, экономическая теория эксплуатации собственности. Доходы, полученные в результате передачи собственником на определенное время полезных свойств имущества в пользование другому лицу за денежное вознаграждение, называются "гражданскими плодами", которые противопоставляются полученным от сельскохозяйственной обработки земли "естественным плодам" [249]. ФГК называет плодами гражданских отношений (доходами) плату за наём домов, проценты, начисляемые на суммы, рентные и арендные платежи (ст. 584), естественными плодами - плоды, которые приносит непосредственно земля, и хозяйственными плодами - плоды, которые получают в результате обработки земли (ст.583).

Германское законодательство выделяет "плоды вещи", "плоды права", а также называет плодами доходы, которые вещь или право приносят в силу их использования (§ 99 ГГУ). По мнению Л. Эннекцеруса, "все, что является

естественным или гражданским плодом вещи, может быть одновременно плодом права, существующего в отношении этой вещи" .

Плоды вещи и прав, доходы подчинены родовому понятию - выгоды (§ 100 ГГУ). Выгодами будут являться и преимущества, которые извлекаются из пользования вещью или правом. Таким преимуществом, например, может выступать пользование жилым помещением, однако, если рассматривать эти выгоды с позиции римского права, то они не являлись непосредственно плодами вещи (жилого помещения), поскольку простое пользование (проживание) выражалось в иных специальных сервитутах.

Нынешнее российское законодательство установило презумпцию принадлежности собственнику вещи плодов, продукции и доходов, полученные в результате использования вещи, независимо от того, кто использует такую вещь, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами, договором или не вытекает из существа отношений (ст. 136 ГК РФ). Однако ранее действующая редакция данной статьи содержала презумпцию принадлежности плодов лицу, использующему это имущество на законном основании, как и во всех правовых системах романо-германской группы. Не содержит российское законодательство и понятия "выгод и преимуществ" от пользования вещью или правом.

В римском праве под плодом понималась прежде всего отделяемая материальная субстанция. Право собственности на плоды возникало у пользовладельца в момент их сбора (perceptio). Принципиальным для аграрной экономики являлся вопрос принадлежности несобранных плодов в момент возникновения и окончания действия узуфрукта. В настоящее время вопрос о принадлежности плодов рассматривается иначе и зависит от определения субъекта управомоченного на их получение.

По общему правилу управомоченный пользователь может извлекать из вещи все возможные выгоды, если иное не будет оговариваться законом или договором (например, ч. 2 § 1030 ГГУ). Однако приведенный выше пример с [250] узуфруктом на декоративный сад говорит нам о том, что собственник или управомоченное лицо могут передать в пользование не полностью всю вещь, а лишь её отдельные функции, имеющие самостоятельное потребительское или экономическое значение. Тогда разные пользователи смогут получать и различные выгоды от одной и той же вещи.

Извлечение доходов из объектов недвижимости собственником или управомоченным лицом (пользователем) происходит или может происходить в таких правах как аренда, коммерческий и социальный наем жилого помещения. Для их реализации управомоченное лицо совершает акт распоряжения правами на вещь. Возможность наибольшего извлечения плодов из вещи бесспорно принадлежит собственнику, который может извлечь из неё все возможные доходы.

За лицами, владеющими и пользующимися жилыми помещениями, чьи правомочия производны от прав собственника и определены им, либо изначально этот круг правомочий установлен законом, сохраняется специально оговоренное право на сдачу имущества в субаренду, поднаем, производство обмена жилыми помещениями. Возмездность данных договоров, получение прибавочного продукта в виде денег или дополнительной жилой площади и будет являться доходами от использования жилого помещения.

Для некоторых видов жилищных прав у управомоченных субъектов присутствуют права на совершение и иных актов распоряжения, например, вселять в занимаемое помещение членов семьи и временных жильцов, однако эти действия не приводят к образованию у них прибавочного продукта.

В ходе рецепции римского права в странах романо-германской системы произошло слияние права пользования и права на извлечение плодов, точнее право пользования "поглотило" последнее. Право пользования традиционно стало определяться как право извлечения из вещи её полезных свойств, выгод и присвоение доходов, приносимых вещью. Именно правомочие пользования вошло в содержание права собственности в составе традиционной триады сначала в русское, а потом и российское законодательство.

Проект ГУ в редакции 1910 года предусматривал, что собственнику принадлежит право пользования имуществом: он вправе извлекать из имущества всякого рода доходы и вообще употреблять имущество по своему усмотрению. Доходы заключаются в плодах, т.е. в произведениях имущества или же в наемной плате, в процентах с капиталов и в других повременных платежах. К плодам причисляется и приплод животных (ст. 757).

В современном российском гражданском праве пользование определяется как юридически обеспеченная возможность извлечения из вещи её полезных свойств в процессе её личного или производительного потребления [251].

В правовых системах, где право собственности не ограничено рамками традиционной триады, право пользования характеризуется как составляющее основное содержание прав собственника, поскольку является и целью владения и именно из его содержания вытекает правомочие распоряжения вещью.

В ФГК, например, право собственности определяется через право пользования и распоряжения вещами наиболее полным образом при условии соблюдения запретов пользования, установленных законами или регламентами (ст. 544). Узуфрукт же определяется как право пользоваться вещами, а пользование плодами уже раскрывает содержание права узуфруктуария, как правомочие (квалифицированное пользование) (ст. ст. 578, 582).

Параграф 1030 ГГУ, определяющий понятие узуфрукта в отношении вещей, как право извлекать все выгоды от пользования вещью, содержит положение, что узуфрукт может быть ограничен изъятием из него отдельных выгод, что говорит о возможности изъятия из него в том числе права на извлечение плодов и свидетельствует об определении объёма прав узуфруктуария именно общим содержанием права пользования вещью.

В австрийском законодательстве право полного собственника определяется как возможность использовать свою вещь по своему усмотрению или оставить неиспользованной (§ 362). Лицо, обладающее правом личного сервитута, вправе извлекать из вещи доходы, соразмерные состоянию этого лица, его роду занятий и домашнему хозяйству (§ 505), а пользование плодами и доходами представляет собой право пользоваться чужой вещью без каких-либо ограничений (§ 509). Примечательно, что законодатель на первое место ставит право пользования чужой вещью, а уже вторым личным сервитутом определяет пользование с извлечением плодов и доходов.

Правомочие на извлечение доходов начинает проявлять себя и выходит на поверхность, когда происходит дробление более полного права (как правило, права собственности) и необходимо определить, кто из управомоченных лиц будет получать доход от пользования вещью или возможно ли такое использование имущества, чтобы оно приносило этот самый доход.

В исторической части работы мы уже касались вопроса, что римское право не имело определения права собственности в понимании современной законодательной техники и свойственных нашему праву четких научных определений данного понятия. Право было подстроено под действующие в то время и в том месте экономические отношения. Однако одно из главных прав собственника (владельца) - извлечение из вещи её полезных свойств - сохранилось и в настоящих экономических и правовых реалиях существует в виде квалифицирующего признака права пользования вещью.

Из содержания права пользования также усматривается, что связь между пользованием вещью с целью извлечения из неё доходов и правом на совершение некоторых актов распоряжения ею и её доходами взаимообусловлена. Можно сказать, что в праве полного пользования плодоносящей вещью уже заложено право на совершение в отношении неё определенных актов распоряжения, поскольку получение доходов в товарообороте будет производиться путем заключения соответствующих договоров на использование вещи другими лицами.

Юридически заключение таких договоров будет представлять собой акт распоряжения, однако само право на его заключение будет определяться тем объемом права пользования, которое получило управомоченное лицо. Содержание права пользования вещью управомоченным субъектом различается возможностью осуществлять основанные на пользовании акты распоряжения вещью. Мы видели это и на примере одновременного пользования (непосредственного и косвенного).

В пользу данной точки зрения говорят и те способы, с помощью которых жилым помещением владеет и пользуется юридическое лицо. Исследуя право пользования, мы отмечали, что основным его содержанием для физических лиц будет являться проживание в нем. Однако юридическое лицо в буквальном смысле реализовать данное правомочие не в силах. Если жилое помещение арендуется юридическим лицом для проживания своих работников, то передача его им для проживания будет происходить по соответствующему договору и будет являться для организации актом распоряжения.

Такая же связь между пользованием и распоряжением прослеживается и в отношении доходов, полученных от производящей вещи. Д.И. Мейер, описывая правомочие пользования в отношении непотребляемых вещей, указывал, что пользованием по отношению к вещи будет являться и распоряжение полученными от неё плодами. "Так, кто съел хлеб на земле, тот пользуется землёю, хотя земля непосредственно и не служит к удовлетворению его потребностей; сам ли хозяин потребит родившийся хлеб, или он продаст его и получит деньги, по отношению к земле это будет осуществлением права пользования" .

Таким образом, право на получение прибыли (плодов) определяется содержанием права пользования, которое предоставлено управомоченному лицу. Нам представляется ошибочной позиция А.В. Германова по данному вопросу. Описывая право пользования с извлечением плодов, автор приходит к выводу, что [252]

"владение (выделено автором) узуфруктом проявляется в том, что узуфруктуарий может осуществлять узуфрукт сам, сдавать его в наем другому лицу или даже продать или уступить свое право безвозмездно". В обоснование вывода идет ссылка на ст. 595 ФГК. Далее автор развивает свой вывод: "право несобственника на получение продукции, плодов и доходов при пользовании плодоносящей вещью выходит за рамки самого пользования. Когда право доходит до возможности присвоения плодов, продукции и доходов от находящейся в пользовании вещи, возникает ситуация владения" .

Прежде всего автором не корректно проведена ссылка на ст. 595 ФГК, поскольку п.1 данной нормы гласит, что "узуфруктуарий может пользоваться своим правом сам, передать его в аренду другому, даже продать или уступить его безвозмездно" . Речь идет о праве пользования. Далее в статье подробно

раскрываются условия пользования - возможность сдачи в аренду различных объектов узуфрукта на разные сроки. Иные пункты статьи тоже не содержат ссылки на право владения узуфруктуария. Поскольку возможность извлечения плодов из вещи предполагает воздействие на вещь, владение ею, господство над её субстанцией уже заложено в содержании права узуфрукта и нет законодательной необходимости выделять его и ставить в качестве условия для осуществления различных видов экономической деятельности. Вещь уже "находится в руках" управомоченного субъекта.

Во-вторых, на примере владения и пользования жилыми помещениями мы увидели, что и арендатор, и ссудополучатель, и наниматель владеют жильём как материальным предметом внешнего мира, однако содержание их пользования [253] [254] различается возможностью осуществлять основанные на этом пользовании акты распоряжения вещью с целью получения этих самых доходов.

В-третьих, именно получение доходов из вещи является квалифицирующим признаком любого пользования, когда речь идет о вещи, имеющей рыночную стоимость и способной участвовать в товарообороте. Как было указано выше, в отношении недвижимости таким прибавочным продуктом (доходом) будет являться плата за сдачу в аренду или наем соответствующего объекта, увеличение площади жилого помещения.

Проект ГК РФ, предусматривающий объектом права личного пользовладения здание, помещение или иную недвижимую вещь (ч. 1 ст. 302.1), прямо оговаривает, что право личного пользовладения не может быть передано другому лицу, в том числе в порядке универсального правопреемства или по сделке (ч. 3. ст. 302). Мы видим, что вводимое в российское законодательство пользовладение, как ограниченное вещное право, не предусматривает возможности для пользовладельца извлекать из него доход. В предыдущей главе мы указывали, что видовым признаком пользовладения является невозможность передачи этого права другому лицу. Пользование жильём является "голым". Во владении и пользовании помещением заложен характер и назначение такого пользования - удовлетворение прежде всего жилищной потребности граждан, что подчеркивается использованием в названии права термина "личного" пользовладения. Речь идет об ограниченном праве владения и пользования жилым помещением. Из анализа римского узуфрукта и вводимого в российское законодательство ограниченного вещного права пользовладения можно усмотреть лишь их терминологическое сходство.

В исследовании, проведенном А.Г. Сироткиным, высказывалось мнение, что применение термина "личное" в отношении пользовладения по проекту ГК РФ является излишним, поскольку позволяет предположить, что существует и

255

"неличное" пользовладение . На наш взгляд, применение данного термина в

отношении ограниченного права пользования недвижимым имуществом подчеркивает личный характер данного права и его принадлежность определенному субъекту, непередаваемость этого права в отличие от узуфрукта как экономического института. Применение данного термина является исторически сложившимся, начиная со времен личных римских сервитутов, и не повлечет изменения или искажения его содержания.

Также ученый считает необходимым дополнить ГК РФ таким существенным признаком узуфрукта, как извлечение доходов от пользования вещью, чтобы обеспечить материальное благополучие пользовладельца, и предлагает ввести в ГК РФ не только право пользовладения (узуфрукт), но и право пользования и право проживания, закрепив положения о данных правах в одной главе, но в разных параграфах [255] [256]. На наш взгляд, вопрос о законодательном введении данных ограниченных вещных прав должен разрешаться несколько иначе. Вводимые права личного и социального пользовладения необходимо разработать и закрепить самостоятельными, отличными от узуфрукта правом пользования вещью для личных нужд, и правом владения и пользования жилым помещением. Помимо данных прав следует рассмотреть вопрос о введении узуфрукта с его расширенным объектным составом, правомочиями и более сложными юридическими конструкциями, рассчитанными на решение экономических задач.

Право владения и пользования действительно тесно переплетены. Пользование является целью любого владения. Владение сопровождает пользование в большинстве жилищных прав. Однако пользование возможно и без владения вещью. Пользование жилым помещением без владения будет являться ограниченным и зависимым. Права пользования жилыми помещениями, где они не соединены с владением, оговариваются законодательством или договором, и природа этих прав какой-либо самостоятельности не предполагает (временные жильцы, поднаниматели, лица, проживающие с нанимателем по договору коммерческого найма). Г.Ф. Шешко, рассматривая содержание прав данных субъектов, отмечает, что они "не приобретают самостоятельного права пользования жильем" . Примером такого пользования могут выступать и правоотношения по договору аренды, когда вещь передаётся только в пользование. А.В. Белов, в качестве примера такого пользования без владения, приводит договор сдачи койко-места в комнате (доме, квартире или в общежитии), подчеркивая, что право арендатора реализуется только при содействии арендодателя .

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: Самойлов Евгений Иванович. ПРАВО ПОЛЬЗОВЛАДЕНИЯ ЖИЛЫМ ПОМЕЩЕНИЕМ: ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, СОДЕРЖАНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону, 2014. 2014

Еще по теме § 2. Право пользования и право извлечения доходов:

  1. §1. «Фактический получатель» дохода и право самостоятельного пользования и распоряжения полученным доходом
  2. § 3. Право владения и пользования жилым помещением на разных этапах развития отечественного законодательства
  3. Основное право как право самообороны и государственная обязанность защиты
  4. Право ЕС и национальное право государств - членов Европейского Союза в контексте интеграционных процессов
  5. Право ЕС и национальное право государств - членов Европейского Союза в контексте интеграционных процессов
  6. § 1. Право на судебную защиту как право-гарантия
  7. Глава 1. Право личного пользовладения (узуфрукт) как ограниченное вещное право
  8. § 3. Право владения и пользования жилым помещением бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения
  9. II. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО КАК ПРАВО «ПОЛИТИЧЕСКОЕ»
  10. §2. Вещное право и право интеллектуальной собственности
- Авторское право - Административное право, финансовое право, информационное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Гражданский процесс; арбитражный процесс - Гражданское право; предпренимательское право; семейное право; международное частное право - Договорное право - Избирательное право - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право, муниципальное право - Корпоративное право - Медицинское право - Международное право, европейское право - Налоговое право - Наследственное право - Природоресурсное право; аграрное право; экологическое право - Римское право - Страховое право - Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право; право социального обеспечения - Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность - Финансовое право - Юридические науки -