<<
>>

§ 3. Право владения и пользования жилым помещением на разных этапах развития отечественного законодательства

Правовые отношения, складывающиеся по поводу владения и пользования чужими объектами недвижимости, прослеживались и в правовых системах русской (российской) государственности, хотя данные права, в виде института вещных прав либо личных сервитутов, на данных стадиях развития отечественного права не были прямо обозначены в законодательстве.

На начальных этапах развития русского права отношения по пользованию чужим жилым помещением несло на себе отпечатки родового общества и служило способом урегулировать наследственные права членов семьи, оставшихся без наследства. В соответствии со ст. 90 Русской Правды (XI-XII вв.) при смерти смерда (мелкий землевладелец, простолюдин), не оставившего после себя наследников мужского пола, его незамужним дочерям полагалось выделить в пользование часть имущества. Согласно ст. 93 данного историкоправового памятника, имущество мужа после его смерти переходило вдове, не имеющей права наследования имущества на праве временного владения и пользования с целью её обеспечения ("на прожиток") [75] [76].

Выделенная вдове часть имущества должна была после её смерти вернуться к детям - основным наследникам, что являлось основным смыслом Правды.

Признаки права владения и пользования жильём содержат и положения Псковской судной грамоты (1397-1467) о "кормле" - владении наследством по рукописанию, субъект которой получал в наследство не собственность, а только условное владение земельной собственностью - землю или угодье. Кормля, как правило, назначалась своим женам и дочерям. В Псковской судной грамоте подчеркивался временный характер владения вдовы. Отчина мужа в принципе рассматривается как часть собственности его семьи и его родни. Это владение было без права распоряжения, в частности, без права продажи.

Варианты и форма кормли могли содержать условия её перераспределения, если у дочерей будет "отрод", который и становился собственником кормли. Отчина одного из супругов, умершего без рукописания завещателя, переходила к другому супругу

77

во временное условное владение, кормлю, пожизненно или до нового брака , и по своему назначению и содержанию соответствовала рассматриваемому вещному праву.

В XVI-XVII вв. в качестве соответствующего пользовладению права выступает право на прожиток, под которым в качестве объекта понималась часть поместья или вотчины, выделяемая после смерти владельца на содержание вдовы, дочерей, престарелых родителей, несовершеннолетних детей, выступая как одна из форм наследования. Его, как правило, получали вдовы и дети обоих полов, до третьего брака включительно. При этом вдовам на прожиток выделялось из поместий, а вотчины шли детям. Объектом прожитка выступали "усадище и к нему пашня". Был законодательно закреплен и размер прожитка, выплачиваемый оставшимся родственникам, отцы которых погибли на войне или на государственной службе. Вдовы и девки обладали определенными правами по распоряжению своим прожитком, в частности, могли сдавать прожиточное поместье родственникам при условии, что они будут содержать владельцев прожитка, а девок выдадут замуж. В дальнейшем это право было применимо к любым людям при условии официального оформления прожитка в Поместном приказе ("писать записи за руками"). Право распоряжения прожитком состояло и в том, что, выходя замуж, вдова и девка могли передать его мужу. Прожиток в данном случае становился приданым. В случае смерти второго (третьего) мужа вдова, как обычно, получала свой прожиток обратно. Разновидностью прожитка было поместье, которое в полной мере оставалось за престарелыми и увечными [77]

дворянами, отставленными со службы по старости или увечью и при отсутствии

78

прямых наследников .

В XVIII веке право пожизненного владения или владения до поступления в монашество было предусмотрено для бездетной вдовы после бездетного мужа в отношении недвижимого имения (Указ Петра I от 23 марта 1714 года).

Важным этапом развития пользовладения в российском праве является Грамота Екатерины II на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства 1785 года, которая предусматривала возможность установления права на прожиток по воле собственника в отношении благоприобретенного имущества. В XIX веке в Свод Законов Российской Империи было включено право пережившего супруга пожизненно владеть не только благоприобретенным, но и родовым имением [78] [79] [80].

Для обозначения владения с древнейших времен вплоть до XVI века на Руси употреблялись различные словесные выражения: владеть, сидеть и производные от них - держать, ведать. Смотря по родам имущества, власть лица над ним была означаема словами "пахать землю, косить луг, ловить рыбу, сечь лес". С XVI века наиболее употребительным делается владение, а с царствования Екатерины II этот термин становится техническим и отражается в Своде Законов .

Таким образом, право пользовладения объектами недвижимости, соответствующее ограниченным личным сервитутам, в эпоху феодальных отношений вытекало из наследственных отношений и было призвано соблюсти социальные гарантии для имущественно незащищённых слоёв общества.

Первый раз разделение права собственности на полное и неполное, выделение из него правомочий владения и пользования, определение их

содержания и различия находит своё закрепление законодательно только в Своде Законов Российской Империи (введен в действие с 1 января 1835 года, далее Свод Законов) [81]. Здесь напрямую подтверждается наличие у посторонних лиц при неполном праве собственности своего, иного права на ту же самую вещь, отличного от основного базового права. "Право собственности есть полное, когда в пределах, законом установленных, владение, пользование и распоряжение соединяются с укреплением имущества в одном лице...без всякого постороннего участия. Право собственности бывает неполным, когда оно ограничивается в пользовании, владении или распоряжении другими посторонними, также неполными на то же самое имущество правами, каковы суть: 1) право участия в пользовании и выгодах чужого имущества, 2) право угодий в чужом имуществе.

Право собственности бывает также неполным: 3) когда отделяется от него право владения и пользования, 4) когда отделяется от него право распоряжения" (Св. Зак. гражд. изд. 1. Ст. 264 и 271; изд. 2. Ст. 391 и 400) [82].

Также Свод Законов официально вводил в гражданский оборот такие ограниченные вещные права на недвижимые объекты как: право пожизненного владения родовым имением, предоставленным одним супругом другому по духовному завещанию (ст. ст. 533 -533 , 1070, 1071 ); право временного владения и пользования благоприобретенным имуществом по завещанию (ст. 1011); право пожизненного владения и пользования родителями имуществом и процентами от капиталов бездетно умерших детей (ст. ст. 1141, 1145-1147); право пожизненного владения вдовой частью имения, оставшегося после смерти мужа в Черниговской и Полтавской губерниях (ст. 1157).

К.П. Победоносцев относил к разновидности пользовладения в русском законодательстве также права: особого владения церковных причтов (священнослужителей и церковных причетников) церковной землей, на которой причт имеет дворы свои, дома и в селениях пашню с угодьями; временное владение и пользование казенными имениями в губерниях Западных и Прибалтийских .

К.Н. Анненков считал, что право пользовладения аналогично такому сервитуту как узуфрукт - "права римского и новейших законодательств", которому в отечественном праве соответствует право временного личного

84

полного пользования .

Д.И. Мейер, напротив, излагая содержание прав на чужие вещи, говорит только о правах угодий, акцентируя внимание на праве въезда в чужие леса, которое заключается в господстве постороннего лица над вещью, выделяя в его основе правомочие пользования. При этом ученый не отрицает существования в законодательстве отдельных видов вещных прав, проводя параллель с сервитутами римского права, однако не раскрывает их объем. В качестве объекта вещных прав ученый видел исключительно недвижимые вещи, а основанием возникновения считал договорное соглашение между собственником и сторонним

85

лицом .

Г.Ф. Шершеневич выделял фактически сложившееся в русском законодательстве право пожизненного жительства в известном доме или имении, флигеле, риге, предоставленного определенному лицу, которое сохранялось за продавцом или указанным им лицом при продаже дома или при его завещании [83] [84] [85] [86].

Несмотря на разграничение законодателем правомочий владения и пользования, как составляющих право собственности, обращает на себя внимание, что при характеристике содержания прав, включающих в себя правомочия владения и пользования, в работах ученых зачастую употребляется термин "владение" как право, в содержание которого входит и право пользования и право извлечения доходов из используемой вещи, хотя основным правом признается право пользования вещью. Как отмечал Е.В. Васьковский, "закон

87

безразлично употребляет выражения "право владения" и "право пользования" . Такого же мнения придерживается и А.М. Гуляев, говоря, что "в законах наших не проведено строгого различия между названиями - отдельное владение и отдельное пользование". По мнению ученого, отделить момент пользования от момента владения недвижимым имуществом не представляется возможным:

пользование недвижимостью предполагает непосредственное отношение лица к

88

имуществу .

Обзоры судебной практики также свидетельствуют о слиянии данных понятий как тождественных, например, при употреблении в завещании выражения "полное пользование" трактовалось в практике как "владение" .

Таким образом, термин "пользовладение" являлся собирательным обозначением ограниченных прав в отношении чужого имущества, имеющих в большинстве своем вещную природу, в состав которого входили права с самыми различными правомочиями.

Наиболее разработанными законодателем являлись нормы о пожизненном владении родовым имением, предоставленным одним из супругов по духовному завещанию другому. Объектом могло выступать все имение или его часть. Пожизненный владелец приобретал право "пользования доходами" от предоставленного ему имущества, "пользования и всеми вообще удобствами и выгодами, с владением того имения соединенными". В качестве обязанности пожизненного владельца законодатель выделял: поддержание и охрану имения от расстройства и упадка всеми зависящими от него, по состоянию и средствами [87] [88] [89] сего имения, мерами; уплату установленных законами государственной, общественной и земской повинностей; вводил пределы осуществления права владения. В качестве права пожизненного владельца предусматривалась его возможность ограниченного распоряжения имением, в частности, возмездной передачи всего или части имения другому лицу по договору в наем или в содержание на тех же правах, которыми владел и пользовался он сам, но без права их отчуждения.

Исходя из анализа разновидностей пользовладения жилыми помещениями, объединенных общим термином "недвижимое имущество", объектами которого выступали имения, дворы, дома, флигели, риги, можно сделать вывод, что такое право устанавливалось на основании завещания, закона или договора.

Установление пользовладения недвижимым имуществом на основании договора подлежало регистрации путем утверждения акта и внесения в реестры крепостных дел старшим нотариусом отметки об ограничении права собственности (Свод Законов, Том XVI, Издание 1892 г. Положение о нотариальной части. ст. ст. 159, 178). Имение, передаваемое в пользовладение, подлежало передаче по акту описи, совершаемой в присутствии представителя "местного начальства" и наследников (Свод Законов, Том X. Ст. 5331).

Право пожизненного владения родовым имением по прямому указанию закона прекращалось по смерти пожизненного владельца, когда брак, в котором устанавливалось такое право пожизненного владения, признавался недействительным или расторгался в законном порядке, а также, когда имение оказывалось выбывшим из собственности предоставившего его супруга и перешедшим к другому лицу (ст. ст. 533 , 533 ).

Также общими основаниями прекращения права пользовладения признавались: истечение срока, на который устанавливалось данное право; гибелью вещи, пользование которой составляло предмет права; слияние в одном лице прав собственника и пользовладельца; отказ пользовладельца от принадлежащего ему права. При этом Г.Ф. Шершеневич отмечал, что отказ от права пользовладения должен быть оформлен посредством отметки в реестре крепостных дел [90]. По мнению Д.И. Мейера, права на чужие вещи прекращались по общим основаниям прекращения имущественных прав [91]. Е.В. Васьковский отмечал такие основания прекращения вещных прав, как конфискация или отобрание государством по праву крайней необходимости [92].

Исследовавший узуфруктуарные отношения в России в XIX - начале XX веков А.Г. Сироткин отмечал в качестве недостатков законодательства о пожизненном владении отсутствие положений об ответственности пожизненного владельца, например, при причинении вреда имуществу, а также обеспечительных мер, например, залога [93].

Иные, вышеназванные, права владения и пользования недвижимым имуществом, вытекающие из наследственных правоотношений, не содержали конкретного описания их содержания и мер ответственности. По мнению Г.Ф. Шершеневича, к данным правоотношениям могли применяться по аналогии в качестве общих норм положения о пожизненном владении родовым имением, предоставленным одним из супругов другому по духовному завещанию [94], а В.И. Синайский отмечал, что положения о пожизненном владении супруга в общем применимы и к отдельному пользованию, поскольку оно является пользовладением [95].

Право пользовладения чужими вещами не было однозначно сформулировано и определено в русской научной литературе. Отсутствие законодательного закрепления прав на чужие вещи и определение понятия данного права в Своде Законов порождало многочисленные споры в научной среде.

Основной дискуссией, развернутой среди русских ученых дореволюционного периода, являлось определение правовой природы права владения и пользования чужими вещами. К первой группе принадлежали ученые, относящие личные сервитуты к правам на чужие вещи (К.Н. Анненков, Е.В. Васьковский, К.П. Победоносцев, Г.Ф. Шершеневич, и др.) [96] [97] [98]. Данная правовая позиция являлась преобладающей.

Иного мнения придерживался М.В. Шимановский, утверждающий, что владение, по российским законам, должно признаваться правом обязательственным, поскольку вещным правом является только право собственности . Аналогичная позиция высказывалась К.Д. Кавелиным, полагавшим, что если право пользования чужой вещью непродолжительно, мимолетно или случайно, то оно не может обратиться в имущественное право и переходит в личное обязательство. К праву пользования чужой вещью ученый

98

относил и наем недвижимого имущества .

Также неоднозначным представлялся вопрос о делении сервитутов на личные и реальные (земельные) и закреплении их за определенным лицом либо земельным участком (имуществом). К.Н. Анненков считал необходимым разграничивать получателя сервитута, будь то "известное лицо или определенный участок" [99]. Аналогичной позиции придерживались и другие правоведы [100] [101].

Г.Ф. Шершеневич, определяя сервитут как вещное право пользования чужой вещью, указывал, что оно устанавливается только в интересах определенного лица и считал неправильным разделение сервитутов на личные и

101

реальные

При этом все дореволюционные ученые указывали на такой недостаток, как отсутствие законодательного определения системы вещных прав и закрепления в ней права пользовладения.

Изменить сложившуюся ситуацию должен был проект Гражданского уложения Российской Империи (далее ГУ или Г ражданское уложение) , работа

над которым началась в 1882 году. Проект ГУ о вотчинных (вещных - добавлено автором) правах содержал раздел IV "Вотчинные права в чужом имуществе", к которым законодатель относил: 1) наследственное оброчное владение; 2) право на разработку недр земли; 3) пользовладение; 4) сервитуты; 5) вотчинные выдачи (ст. 917).

Конструируя ограниченное право пользовладения, проект ГУ

предусматривал его как широкое и универсальное вещное право, включающее право владения и пользования движимым и недвижимым имуществом и извлечением из него всяких выгод (глава IV, отделение 1, ст. 951), а также пользовладение правами и требованиями (отделение 2, ст. 982). Право же пользования и право на жильё были отнесены законодателем к личным сервитутам (глава V, отделение 3, ст. 1019), хотя при этом авторы проекта указывали, что независимо от системы проекта, пользовладение примыкает к личным сервитутам, а пользование является меньшим по объему его видом.

Право пользования в проекте ГУ сохранило свое классическое назначение - удовлетворять нужды пользователя в извлечении плодов или иных выгод из чужого имущества в размере, необходимом для удовлетворения потребностей лица, которому принадлежит это право, и членов его семьи (ст. 1022), хотя во многих комментариях к проекту отмечается необходимость предоставить вопрос об объеме передаваемых прав самим договаривающимся сторонам. Личный сервитут по содержанию мог быть идентичен земельному сервитуту с той лишь [102] разницей, что устанавливался он не в пользу господствующего участка, а в пользу субъекта права. Это право являлось неотчуждаемым и передавалось в пользование другому лицу только в случае прямой оговорки при его установлении (ст. 1021).

Законодатель лишил пользователя сервитутов права владения,

подразумевая, что просто пользующийся для личных нужд не может владеть. Полное извлечение доходов и выгод переводило пользование в разряд пользовладения.

Право на жилье состояло в праве жить в чужом доме или в его части и пользоваться для этого необходимыми службами (ст. 1023). Оно

распространялось на членов семьи и необходимую прислугу. Составители проекта сравнивали его с usus и habitatio, не проводя каких-либо различий между двумя сервитутами . По своему содержанию право на жильё является таким же пользованием, но со строго предусмотренным объектом.

На право пользования и право на жильё распространялись общие нормы о пользовладении, об отношении к имуществу, как должен относиться к нему заботливый хозяин, об обязанности предоставить обеспечение в случае нарушения этого правила. Устанавливались и прекращались эти сервитуты по тем же основаниям, что и пользовладение.

Исследуя развитие прав ограниченного пользования чужим жилым помещением, которые складывались в различные временные периоды в русском и дореволюционном законодательстве, можно отметить следующие особенности их формирования:

1. В раннефеодальном и феодальном русском обществе права пользования недвижимыми объектами не были разработаны и выделены как самостоятельные правовые институты, а их фактическое осуществление являлось составной частью наследственных правоотношений. Данные права [103] предоставлялись близким родственникам, материально зависимым и слабо защищённым слоям общества. Данные права распространялись на членов семьи и были неотчуждаемы.

2. Право владения и пользования объектами недвижимости как правовой институт первоначально было разработано в Своде Законов Российской Империи, и, хотя законодательно не была сформирована система вещных прав, данный акт содержал различные правоотношения, основанные на вещно-правовой природе с попыткой разработать их объем и содержание.

3. Объектами владения и пользования для проживания граждан выступали объекты недвижимого имущества: поместья, имения, дома, флигели, риги. Выбор объекта зависел от правового статуса (сословия) его получателя и основания его приобретения наследодателем.

4. Право пользовладения жилым помещением в дореволюционный период для его разновидностей, содержащихся в законодательстве в качестве отдельных прав, являлось собирательным понятием, которое включало в себя от самых широких полномочий по владению родовыми имениями до ограниченного права проживания в чужом жилом помещении, и фактически объединяло в себе известные личные римские сервитуты без их подразделения на отдельные категории прав в отношении жилых помещений. Особенностью владения и пользования объектами недвижимости данного этапа выступает возможность передачи их полностью или в части третьим лицам за вознаграждение.

5. Попытка ввести пользовладение как ограниченное вещное право была предпринята в проекте Гражданского уложения, в котором, аналогично римскому праву и традициям романо-германских правовых систем, содержалось полное право владения и пользования с извлечением всех доходов из имущества, пользование, основанное на удовлетворении личных нужд управомоченного субъекта и отдельное право пользования жилым домом или его частью для проживания пользовладельца и членов его семьи.

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: Самойлов Евгений Иванович. ПРАВО ПОЛЬЗОВЛАДЕНИЯ ЖИЛЫМ ПОМЕЩЕНИЕМ: ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, СОДЕРЖАНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону, 2014. 2014

Еще по теме § 3. Право владения и пользования жилым помещением на разных этапах развития отечественного законодательства:

  1. § 3. Право владения и пользования жилым помещением бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения
  2. § 1. Понятие, виды ограниченных вещных прав по владению и пользованию жилым помещением в российском праве и их признаки
  3. § 2. Особенности права владения и пользования жилым помещением членов семьи собственника жилого помещения и бывших членов семьи собственника жилого помещения
  4. Глава 2. Понятие, признаки и виды права пользовладения жилым помещением в российском законодательстве
  5. ПРИЛОЖЕНИЕ 13 Описательная статистика различий показателей групповой готовности к риску на разных этапах развития команды.
  6. Самойлов Евгений Иванович. ПРАВО ПОЛЬЗОВЛАДЕНИЯ ЖИЛЫМ ПОМЕЩЕНИЕМ: ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, СОДЕРЖАНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону, 2014, 2014
  7. § 1. Владение как составляющая прав на жилое помещение
  8. Владение и пользование общей вещью
  9. Глава 3. Содержание права пользовладения жилым помещением
  10. Соглашение об определении порядка владения, пользования и распоряжения общей вещью
  11. § 2. Право пользования и право извлечения доходов
  12. § 1. История становления и развития отечественного законодательства о предупреждении и пресечении правонарушений в сфере семейно-бытовых отношений
  13. Становление и развитие отечественного гражданского и семейного законодательства о представительстве прав и интересов ребенка в РФ (историко-правовой аспект)
  14. Глава 1. История становления и развития отечественного здраво- охранительного и уголовного законодательства, обеспечивающего права и свободы пациента
  15. Эндогенная интоксикация (ЭИ) на ранних и поздних этапах развития послеоперационной кишечной непроходимости
  16. §1. «Фактический получатель» дохода и право самостоятельного пользования и распоряжения полученным доходом
  17. Полоролевая идентичность на разных возрастных стадиях: задачи, социальные роли, стадии развития семьи
- Авторское право - Административное право, финансовое право, информационное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Гражданский процесс; арбитражный процесс - Гражданское право; предпренимательское право; семейное право; международное частное право - Договорное право - Избирательное право - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право, муниципальное право - Корпоративное право - Медицинское право - Международное право, европейское право - Налоговое право - Наследственное право - Природоресурсное право; аграрное право; экологическое право - Римское право - Страховое право - Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право; право социального обеспечения - Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность - Финансовое право - Юридические науки -