<<
>>

§ 3. Право владения и пользования жилым помещением бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения

Изменение общественно-политической и социально-экономической

формации нашего государства, переход к рыночной экономике привели к массовой приватизации гражданами жилых помещений, в которых они проживали по договорам социального найма.

Приватизация жилищного фонда осуществлялась на основании Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" . В результате безвозмездной передачи в собственность гражданам и членам их семей занимаемых ими жилых помещений они приобретали право собственности (совместной, общедолевой) на свое жилье.

Правовым последствием приватизации является трансформация правового статуса нанимателя. Он становится собственником. Лица, совместно [157] участвовавшие с ним в приватизации, приобретают статус сособственников, а отказавшиеся от участия в ней приобретают статус членов семьи собственника жилого помещения с сохранением за ними права пользования приватизированным жилым помещением.

Однако многие вопросы правового положения членов семьи собственника, отказавшихся участвовать в приватизации, не урегулированы.

Проблема возникает при определения правового статуса бывшего члена семьи собственника приватизированного жилого помещения в силу отсутствия законодательно закрепленного статуса данных лиц и неопределенности их права на жилое помещение в действующем законодательстве. Правовая неопределенность их правового статуса проявляется, прежде всего, при прекращении их семейных отношений с собственником или переходе права собственности на жилое помещение к другому лицу.

Правовую основу для юридического закрепления права пользования жилым помещением бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения составляет ст. 19 Закона РФ Федерального закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" (далее Вводного закона), согласно которой действие положений ч.

4 статьи 31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором. Часть 4 ст. 31 ЖК РФ предусматривает, что, в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения, право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется. [158]

ЖК РФ в общих положениях обозначает в качестве самостоятельных жилищных прав - пользование жилыми помещениями частного жилищного фонда и пользование общим имуществом собственников помещений (п. 2, 3 ч. 1 ст. 4).

Правовая природа права пользования жилым помещением данной категории лиц научной доктриной оценивается неоднозначно, а их права, обязанности и отношения с собственником не изучены.

Ю.К. Толстой отмечает, что однозначно ответить на вопрос о вещной или обязательственной природе данных правоотношений нельзя. Если не все члены семьи, давшие согласие на приватизацию, являются её участниками, то наряду с правоотношением собственности возникает жилищное правоотношение собственника с членами его семьи, которое принадлежит к относительным и в то же время к вещным. Если же в квартире проживают другие лица, то правоотношение с ними собственника квартиры, будучи жилищным, является и относительным, и обязательственным [159].

Д.А. Формакидов, приводя анализ вещных прав и ограниченных вещных прав на жилые помещения в ЖК РФ, не обозначает бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения как носителей этих ограниченных вещных прав и не называет права по использованию ими жилого помещения в качестве вещных [160]. Такой же позиции придерживается И.М. Исрафилов, говоря о необходимости регистрации ограниченных вещных прав на недвижимое имущество [161].

Другими авторами права бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения относятся к ограниченным вещным правам [162].

В ст. 216 ныне действующей редакции ГК РФ, содержащей перечень вещных прав лиц, не являющихся собственниками, данное право пользования жилым помещением в качестве вещного не указано, хотя в законе и отмечается, что перечень вещных прав не является исчерпывающим.

Правоприменительная практика, не обозначая самой природы права данных лиц, указывает на то, что право пользования приватизированным жилым помещением для данных лиц носит бессрочный характер, и они не могут быть выселены из этого жилого помещения. В своих обзорах и постановлениях Верховный Суд Российской Федерации отмечает, что, давая согласие на приватизацию занимаемого по договору социального найма жилого помещения, без которого она была бы невозможна (ст. 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации"), они исходили из того, что право пользования данным жилым помещением для них будет носить бессрочный характер и, следовательно, оно должно учитываться при переходе права собственности на жилое помещение по соответствующему основанию к другому лицу (например, купля-продажа, мена, дарение, рента, наследование) [163].

В пользу вещной природы права пользования жилым помещением (объекта данного права) говорит размещение законодателем ст. 31 ЖК РФ, закрепляющей права членов семьи собственника жилья в разделе II ЖК РФ "Право собственности и другие вещные права на жилые помещения".

Поскольку за исследуемой категорией лиц право владения и пользования жилым помещением устанавливается законом, оно будет сохраняться и при проживании в качестве члена семьи, и при прекращении семейных отношений с собственником, и при переходе права собственности на жилое помещение к другому лицу (свойство следования), будет иметь абсолютный характер и являться неотчуждаемым и непередаваемым, а также будет подлежать защите в порядке ст.

ст. 304, 305 ГК РФ, то есть все основания для отнесения права пользования жилым помещением бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения к ограниченному вещному праву пользовладения.

По действующему в настоящий момент законодательству можно разграничить три правовых статуса члена семьи собственника приватизированного жилого помещения с момента его приватизации до перехода права собственности к другому лицу:

- лицо продолжает проживать в статусе члена семьи собственника приватизированного жилого помещения после проведённой приватизации жилья;

- лицо прекратило семейные отношения с собственником приватизированного жилого помещения и продолжает проживать в данном жилом помещении;

- лицо проживает (либо пытается реализовать свое право на проживание) в жилом помещении после перехода права собственности на него к другому лицу.

В первом случае его права и обязанности будут регулироваться ч. 2 ст. 31 ЖК РФ, поскольку лицо продолжает оставаться в статусе члена семьи собственника жилого помещения. Особенностью их владения и пользования жилым помещением является его совместное использование с собственником (собственниками) и остальными членами его семьи. Данное правовое положение, как правило, не вызывает трудностей в своей реализации, поскольку проживание осуществляется по взаимному согласию сторон.

Сложнее обстоят дела в двух других вариантах. В случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения или переходе права собственности к другому лицу правой статус данных лиц будет более приближен к правовому положению отказополучателей, пользующихся жилым помещением по завещательному отказу (ст. 33 ЖК РФ). ЖК РФ хотя и говорит о пользовании жилым помещением отказополучателем наравне с его собственником, однако ч. 2 ст. 1137 ГК РФ предусматривает в качестве объекта легата жилой дом или его обособленную часть, что, безусловно, должно учитываться при определении той части жилого помещения, где будет проживать отказополучатель [164].

Объем права пользования жилыми помещениями для рассматриваемой категории граждан, основания его прекращения ЖК РФ и подзаконными нормативными актами в настоящий момент не определен.

Согласно ч. 2 ст. 31, ст. 33 ЖК РФ управомоченные лица имеют право пользования жилым помещением наравне с его собственником. Также они обязаны использовать жилое помещение по назначению, обеспечивать его сохранность (ч. 2 ст. 31). Последнее положение распространяется на все виды пользования чужим жилым помещением для рассматриваемой категории лиц.

Пределы использования жилого помещения и основные принципы пользования им сформулированы в ст. 17 ЖК РФ [165]. Главным критерием, выделенным законодателем, является соблюдение прав и законных интересов проживающих в этом жилом помещении граждан, а также соседей.

При сохранении семейных отношений пользование жилым помещением для данных лиц будет аналогичным, как и у членов семьи собственника. В их основе лежат прежде всего семейные отношения. В настоящей работе представляется целесообразным выделить и рассмотреть особенности правового положения этих лиц при дальнейшем изменении их статуса.

Неопределенность их правового статуса проявляется при прекращении семейных отношений с собственником и при переходе права собственности на жилое помещение. При вселении указанных лиц или при сохранении за ними права пользования возникает необходимость определить конкретную часть жилого помещения для их проживания. Законодатель прямого подхода к решению данного вопроса не определяет.

Заполнившая законодательный пробел судебная практика также не дает прямого ответа и по-разному подходит к разрешению требований об определении порядка пользования жилым помещением, которое обременено вещным правом данных лиц.

В одном из обзоров судебной практики на вопрос о том, "должен ли в случае сохранения по решению суда права пользования жилым помещением учитываться сложившийся порядок пользования этим помещением или возможны отступления от него, например, по требованию собственника, и может ли собственник выделить жилое помещение по своему усмотрению", Верховный Суд Российской Федерации ограничился лишь ссылкой на то, "что если собственником жилого помещения заявлен иск о выселении бывшего члена его семьи, то суд решает только вопрос о сохранении права на жилое помещение, но не о порядке пользования указанным помещением" [166].

Например, рассматривая дело по иску С.А. к Д. и Ш. о вселении, нечинении препятствий в пользовании жилым помещением и встречному иску Д. и Ш. о признании утратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета суд первой инстанции удовлетворил первоначальные исковые требования и вселил С.А. в комнату площадью 24 кв.м. в спорной квартире, состоящей из трех комнат. Однако суд апелляционной инстанции данное решение в части вселения истца в комнату площадью 24 кв.м. отменил и принял новое решение о вселении истца в квартиру по конкретному адресу без указания комнаты, передаваемой ему в пользование, указав, что за истцом сохраняется право пользования жилым помещением - всей квартирой.

В другом деле суд также отказал в определении порядка пользования помещением по требованию пользователя, ссылаясь на то, что он не является собственником спорного жилого помещения, а в силу ст. 247 ГК РФ только собственнику предоставлено право требовать определения порядка пользования имуществом, находящимся в долевой собственности, и без согласия собственника его права будут нарушены, соглашения же между сторонами о порядке пользования квартирой не достигнуто [167].

В иных аналогичных случаях суды определяли порядок пользования жилым помещением между собственником, членами его семьи и пользователем. При определении такого порядка пользователю передавалась изолированная комната в квартире, места общего пользования в квартире предоставлялись в общее пользования сторон. Судебные решения мотивировались тем, что пользователь имеет равное с собственником право пользования жилым помещением, а к соглашению о порядке пользования квартирой стороны не пришли [168].

По мнению автора работы, порядок пользования жилым помещением при вселении управомоченного лица либо при реализации им своего права, по заявлению сторон, определять необходимо для уравновешивания баланса между интересами собственника и пользовладельца чужого жилого помещения, определения содержания конкретных прав и обязанностей участников данного правоотношения, вынесения акта правосудия, окончательно разрешающего дело по существу сложившегося спора. Неопределенность судебного решения может повлечь за собой последующие иски с целью разграничить право собственности и право пользовладения. Определение такого порядка будет отражать признаки вещных прав - абсолютный характер и непосредственное господство над телесной вещью.

Объектом жилищных прав в данном случае в соответствии со ст. ст. 15, 16 ЖК РФ должна являться изолированная часть жилого помещения.

При выборе комнаты, которая будет предоставлена пользователю (например, при его вселении), должна быть принята во внимание норма предоставления площади жилого помещения по договору социального найма, установленная органами местного самоуправления (ст. 50 ЖК РФ), поскольку именно из расчета данной нормы жилое помещение изначально предоставлялось нанимателю и членам его семьи, и именно на данную жилую площадь рассматриваемая категория лиц могла претендовать при предоставлении её в пользование.

Полагаем, что нормы, устанавливающие равенство в пользовании жилым помещением между собственником и пользовладельцами, к которым по действующему ЖК РФ можно отнести как рассматриваемых нами субъектов права, так и отказополучателей, должны применяться в совокупности с ч. 4 ст. 17 ЖК РФ, устанавливающей пределы использования жилого помещения с учетом соблюдения прав и законных интересов проживающих в этом жилом помещении граждан, что будет соответствовать общему конституционному принципу недопустимости нарушения прав и свобод одних лиц осуществлением прав и свобод других (ст. 17 Конституции Российской Федерации (далее Конституция

169

РФ)

Как подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации в ряде своих решений, гарантии прав членов семьи бывшего собственника жилого помещения должны рассматриваться в общей системе действующего правового регулирования как получающие защиту наряду с конституционным правом собственности и принципом обеспечения взаимного учета их интересов .

Некоторые авторы высказывали мнение, что установление порядка пользования жилым помещение между собственником и членами его семьи по подходу законодателя аналогичен подходу к определению порядка пользования имуществом, находящимся в общей собственности [169] [170] [171]. Такая точка зрения навряд ли разрешит законодательную неопределенность, поскольку принцип определения порядка пользования имуществом по долям, установленный ст. 247

ГК РФ, в чистом виде работать не будет в связи с отсутствием права собственности на долю в жилом помещении у обладателей права пользовладения.

Применение ст. 247 ГК РФ было разъяснено п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.1980 N 4 "О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом" и введен принцип определения порядка пользования общим имуществом по "фактически сложившемуся порядку пользования", который может точно не соответствовать долям в праве общей собственности, с учетом нуждаемости каждого из собственников в этом имуществе и реальной возможности совместного пользования.

Представляется, что в случае возникновения спора о предоставлении во владение и пользование субъекту права какой-либо обособленной части жилого помещения, судебной инстанцией может быть учтен фактически сложившийся порядок пользования жилым помещением между собственником и проживающими в нем лицами как в период совместного проживания, так и до перехода права собственности на жилое помещение к другому лицу.

Изложенное позволяет сделать вывод, что бывшему члену семьи собственника приватизированного жилого помещения при прекращении семейных отношений с собственником или переходе права собственности на помещение принадлежит право пользования обособленной изолированной частью жилого помещения собственника, пользование общим имуществом в многоквартирном доме, пользование местами общего пользования и общим имуществом в квартире.

Сформировался в судебной практике подход к вопросу о "бессрочности" рассматриваемого права, из которого напрямую вытекает начало осуществления [172]

пользователями своих прав и прекращение права пользования жильём у данных лиц.

Так, если лицо, давшее согласие на приватизацию, спорным помещением не пользовалось, в спорную квартиру не вселялось, в ней не проживало и не вело общего хозяйства с нанимателем и членами его семьи, не несло расходов по оплате коммунальных услуг, не может представить доказательств о чинении ему препятствий со стороны собственника и не проживает на момент рассмотрения спора, то оно признается лицом, не приобретшим право пользования жилым

173

помещением .

Право пользования жилым помещением может прекратиться у рассматриваемой категории лиц по общим основаниям, предусмотренным ЖК РФ, несмотря на неприменимость основания для прекращения права пользования жилым помещением, предусмотренного ч. 4 ст. 31 ЖК РФ.

С учетом положения ч. 4 ст. 69, ст. 71 и ч. 3 ст. 83 ЖК РФ, разъяснениями, содержащимися в п. 32 Постановления Пленума ВС РФ N 14, пользовладелец может быть признан утратившим право пользования спорным жилым помещением по общим основаниям, связанным с выездом на другое место жительства и отказом в одностороннем порядке от прав и обязанностей, вытекающих из имеющегося у него права, при отсутствии препятствий к

174

проживанию в этом помещении .

Верховный Суд Российской Федерации также указал, что реализация права пользования зависит от волеизъявления самих бывших членов семьи собственника. В случае намерения пользователя добровольно выбыть из квартиры собственника на иное место жительства, такое обстоятельство должно [173] [174] расцениваться как отказ от прав и обязанностей, установленных законом или

175

договором в отношении данного жилого помещения .

Судебными инстанциями, путем совокупного толкования ст. 679 ГК РФ, ч. 1 ст. 70 ЖК РФ и применения аналогии закона (ч. 1 ст. 7 ЖК РФ), также был разрешен вопрос о праве пользовладельцев жилого помещения на вселение в данное помещение своих несовершеннолетних детей, что также необходимо отнести к правам исследуемой нами категории лиц (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ № 14). До разъяснения судебной инстанцией на данное право неоднократно обращалось внимание в научной литературе [175] [176] со ссылкой на то, что дети не могут стать бывшими членами семьи, если они проживают совместно с собственником, точно также, как и родители.

Что касается ответственности рассматриваемой категории лиц при проживании в качестве членов семьи собственника, то, по общему правилу, дееспособные и ограниченные судом в дееспособности члены семьи собственника жилого помещения несут солидарную с собственником ответственность по обязательствам, вытекающим из пользования данным жилым помещением, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи (ч. 3 ст. 31 ЖК РФ). Возможность заключения такого соглашения также отмечается в п. 12 Постановления Пленума ВС РФ № 14. Однако, основными обязательствами такого рода, на сегодняшний день, фактически являются обязательства по внесению платы за жилое помещение и оплате коммунальных услуг.

Ст. 33 ЖК РФ, рассматриваемая нами как аналог исследуемых

правоотношений, в случае прекращения семейных отношений или перехода права собственности на жилое помещение к другому лицу тоже предусматривает солидарную ответственность данной категории лиц с собственником по обязательствам, вытекающим из пользования жилым помещением. Аналогичная позиция закреплена законодателем и для пользования жилым помещением на основании договора пожизненного содержания с иждивением (ст. 34 ЖК РФ).

На наш взгляд, такой подход не отражает общего принципа института пользовладения в его классическом понимании и того подхода к содержанию чужих жилых помещений, который сложился в зарубежных законодательствах.

В римском праве обязанность по содержанию жилого помещения распределялась между собственником и владельцем личного сервитута в зависимости от того, получал ли сервитуарий плоды от пользования вещью или нет, однако конкретные пропорции такого распределения расходов определены не были.

Ст. 635 ФГК говорит о том, что если пользователь занимает лишь часть дома, он должен участвовать в расходах пропорционально тому чем он пользуется. Аналогичное положение содержит и австрийское законодательство (§ 483).

Солидарная ответственность собственника и пользовладельца в качестве общего правила законодательными системами, реципировавшими римское право, не предусмотрена.

Возможность раздельной оплаты содержания и ремонта жилых помещений, оплаты коммунальных платежей путем разделения лицевых счетов между сособственниками , бывшими членами семьи нанимателя жилых помещений по договорам социального найма поддерживается судебной практикой при отсутствии прямого нормативного регулирования данного вопроса. Верховный Суд Российской Федерации в одном из постановлений разъяснил, что бывший член семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма вправе потребовать от наймодателя и нанимателя заключения с ним отдельного соглашения, определяющего порядок и размер его участия в расходах по внесению платы за наем жилого помещения и коммунальные услуги, ремонт и [177] [178] содержание жилого помещения, а суд, рассматривая названные споры, вправе определить порядок и размер участия бывшего члена семьи нанимателя в расходах на оплату жилого помещения и коммунальных услуг, исходя из приходящейся на него доли общей площади жилого помещения (п. 30 Постановления Пленума ВС РФ № 14).

С учетом нашей позиции по выделению и закреплению за пользовладельцами обособленной части жилого помещения, считаем, что они должны нести обязанность по содержанию жилого помещения (текущий ремонт, оплата коммунальных услуг и др.) пропорционально (соразмерно) той части (площади) помещения, которую они занимают.

Также в ЖК РФ следует выделить статью, предусматривающую ответственность в виде выселения как санкцию за противоправное поведение - нарушение правил пользования жилым помещением (ст. 35 ЖК РФ "Выселение гражданина, право пользования жилым помещением которого прекращено или который нарушает правила пользования жилым помещением"). В литературе высказывается мнение, что "...недоработкой законодателя является отсутствие аналогичной нормы, регулирующей отношения между собственником и членами его семьи, совершающими перечисленные выше правонарушения" . Считаем, что можно говорить о применении ч. 2 ст. 35 ЖК РФ к бывшим членам семьи собственника приватизированного жилого помещения, которая, по мнению автора, с применением аналогии закона будет распространяться и на исследуемую категорию лиц и на весь институт пользовладения.

Что касается иной ответственности данной категории лиц, то они в общем порядке будут нести уголовную, административную и иную ответственность в соответствии с действующим законодательством.

Не нашел своего законодательного урегулирования на сегодняшний день и вопрос о защите жилищных прав бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при прекращении их права пользования в [179] связи с изъятием земельного участка, на котором расположено жилое помещение, для государственных или муниципальных нужд, а также в случае признания многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции. По общему правилу жилое помещение подлежит выкупу у собственника по соглашению сторон или по решению суда, либо собственнику может быть предоставлено взамен изымаемого жилого помещения другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену (ст. 32 ЖК РФ).

По нашему мнению, если собственник получил в собственность иное жилое помещение, то ограниченное вещное право пользователя жилого помещения также "переходит" на новое жилое помещение, полученное собственником взамен изъятого, и за рассматриваемой категорий лиц также сохраняется право пользования новым жилым помещением. В данном случае незаконного ущемления права собственника не произойдет, поскольку в собственности лица также останется обремененное жилое помещение.

Сложнее обстоит вопрос с выкупом жилья, поскольку будет отсутствовать жилое помещение, в рамках которого происходило жилищное правоотношение между собственником и пользователем. Представляется, что в данном случае законодательно необходимо разработать и закрепить механизм компенсационной выплаты пользователю денежных средств из выкупной цены, причитающейся собственнику, в противном случае, собственник, по сути, получит

неосновательное обогащение.

Данную проблему в любом случае придётся решать за счет собственника жилого помещения, поскольку в данном противостоянии права собственности и ограниченного вещного права отсутствует иной субъект ответственности (должник), обязанный обеспечить жильем утратившего такое право пользовладельца.

В связи с тем, что другие отношения пользовладения тоже обременяют право собственности, их восстановление должно осуществляться по такому же принципу.

Таким образом, можно сделать вывод, что право пользования жилым помещением бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения хотя и не имеет соответствующего законодательного оформления, но в силу своей правовой природы является ограниченным вещным правом, устанавливаемым законом, имеющим абсолютный характер, представляющим собой право бессрочного (длительного) владения и пользования чужим жилым помещением (вещью), которое не может быть передано другому лицу, следует за судьбой жилого помещения и подлежит защите от посягательств третьих лиц, включая собственника, с помощью вещно-правовых способов защиты.

Право пользования помещением для бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения включает в себя следующие правомочия: владение и пользование всей площадью квартиры в случае сохранения семейных отношений с собственником либо изолированной частью жилого помещения в случае их прекращения или перехода права собственности на него к другому лицу в установленных пределах; пользование общим имуществом в многоквартирном доме; пользование местами общего пользования и общим имуществом в квартире; вселение в занимаемое помещение своих несовершеннолетних детей.

Рассмотренное нами право пользования бывшими членами семьи собственника приватизированного жилого помещения является сходным по своему содержанию с правом личного пользовладения и должно быть включено в ГК РФ в качестве ограниченного вещного права. Однако, основания возникновения права личного пользовладения, предлагаемые по проекту ГК РФ (ч. 1 ст. 302.2) - соглашение или завещание собственника недвижимого имущества, не охватывают данного права ограниченного пользования чужим жилым помещением. Поскольку их право возникает на основании ст. 19 Федерального закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации", право пользования жилым помещением данной категории лиц будет основано на законе, что должно найти своё отражение в основаниях возникновения права личного пользовладения, указанных в проекте

ГК РФ. Признак ограниченных вещных прав - установление в законе - должен найти свою законодательную реализацию.

В связи с вышеизложенным, для обозначения и введения данного ограниченного вещного права в гражданский оборот, необходимо сформулировать вносимые в Гражданский кодекс Российской Федерации изменения (ч. 1 ст. 302.2 проекта ГК РФ) в следующей редакции: "Право личного пользовладения может быть основано на законе, установлено по соглашению между собственником недвижимой вещи и пользовладельцем либо приобретено в порядке наследования на основании завещания собственника недвижимой вещи".

При изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд или выкупа жилого помещения обеспечение жилищных прав пользовладельцев должно происходить за счет собственника жилого помещения путем обременения собственности в их пользу на новое жилое помещение или получения компенсационной выплаты из выкупной цены.

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: Самойлов Евгений Иванович. ПРАВО ПОЛЬЗОВЛАДЕНИЯ ЖИЛЫМ ПОМЕЩЕНИЕМ: ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, СОДЕРЖАНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону, 2014. 2014

Еще по теме § 3. Право владения и пользования жилым помещением бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения:

  1. § 2. Особенности права владения и пользования жилым помещением членов семьи собственника жилого помещения и бывших членов семьи собственника жилого помещения
  2. § 3. Право владения и пользования жилым помещением на разных этапах развития отечественного законодательства
  3. § 1. Понятие, виды ограниченных вещных прав по владению и пользованию жилым помещением в российском праве и их признаки
  4. § 1. Владение как составляющая прав на жилое помещение
  5. Самойлов Евгений Иванович. ПРАВО ПОЛЬЗОВЛАДЕНИЯ ЖИЛЫМ ПОМЕЩЕНИЕМ: ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, СОДЕРЖАНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону, 2014, 2014
  6. Глава 3. Содержание права пользовладения жилым помещением
  7. Глава 2. Понятие, признаки и виды права пользовладения жилым помещением в российском законодательстве
  8. Обращение взыскания на заложенное жилое помещение в судебном порядке.
  9. Владение и пользование общей вещью
  10. Жилое помещение, как объект гражданских прав и обязанностей участников первичного рынка ипотечного жилищного кредитования.
  11. Соглашение об определении порядка владения, пользования и распоряжения общей вещью
  12. § 2. Право пользования и право извлечения доходов
  13. Приложение № З НАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАНЕННЫЕ НЕДОСТАТКИ ВЫПОЛНЕННЫХ СТРОИТЕЛЬНЫХ РАБОТ, ВЫЯВЛЯЕМЫЕ ПРИ ЭКСПЕРТНОМ ИССЛЕДОВАНИИ КВАРТИР, ИНЫХ ПОМЕЩЕНИЙ МНОГОЭТАЖНЫХ ЖИЛЫХ ДОМОВ И КОТТЕДЖЕЙ
  14. Обращение взыскания на заложенное жилое помещение без обращения в суд.
- Авторское право - Административное право, финансовое право, информационное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Гражданский процесс; арбитражный процесс - Гражданское право; предпренимательское право; семейное право; международное частное право - Договорное право - Избирательное право - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право, муниципальное право - Корпоративное право - Медицинское право - Международное право, европейское право - Налоговое право - Наследственное право - Природоресурсное право; аграрное право; экологическое право - Римское право - Страховое право - Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право; право социального обеспечения - Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность - Финансовое право - Юридические науки -