<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Право узуфрукта или право пользовладения как его стилистический синоним возникло как личный сервитут в римском праве, основным назначением которого являлось материальное обеспечение близких к собственнику социально и экономически слабо защищённых лиц, как правило, связанных с правообладателем семейными узами.

Непосредственная связь данного права с личностью подчеркивалась в самих римских источниках. Основания его возникновения были весьма многочисленны: начиная от завещания и устного соглашения до приобретения по давности и решению суда. Широким являлся и перечень объектов (вещей), на который он мог быть установлен, круг которых изначально был ограничен вещами не потребляемыми, а в дальнейшем перешел и на потребляемые вещи (квазиузуфрукт).

Основное содержание пользовладения (узуфрукта) составляло право пользоваться чужими вещами и извлекать из них плоды с сохранением в целости субстанции вещей. Причем, главенствующим в этой связке было право на извлечение плодов, превалирующее над пользованием.

Содержание Дигест не закрепляло за узуфруктуарием правомочие владения вещью, как составляющую узуфрукта. Владение не входило в его устойчивую правовую конструкцию и рассматривалось римлянами как фактическое состояние, как аналог собственности. Однако при этом управомоченное лицо имело фактическую связь с вещью при осуществлении своего права и проявляло над ней своё господство и власть при пользовании и извлечении из неё плодов.

Право узуфрукта не передавалось, поскольку он являлся личным сервитутом, но могло передаваться право его осуществления, причем, за плату и неограниченное количество раз. Само право обладало свойством следования и не прекращалось в связи со сменой собственника вещи.

Из узуфрукта выделились и развились сходные с ним личные сервитуты, отличающиеся более узкими правомочиями и устанавливаемые на строго определенные объекты - узус и habitatio.

Habitatio являлся правом проживания, объектом которого выступали только жилые помещения. Данное право носило алиментный характер и рассматривалось как форма оказания материальной поддержки малоимущим лицам. Это право являлось сугубо личным, предназначалось исключительно для проживания члена семьи или близких к семье людей, и только на поздних этапах своего развития его обладатель получил возможность пересдавать в наем предоставленное жильё за плату.

Узус, как личный сервитут, предполагал пользование плодоносящей вещью и присвоение плодов только для личных нужд. Объектом узуса могли выступать различные вещи, в том числе и жилые помещения. Данный личный сервитут не предполагал его передачу за плату в аренду или наем.

Эти личные сервитуты осуществлялись их правообладателями отдельно от собственника и членов его семьи.

Обязанность по содержанию вещи в данных сервитутах распределялась в зависимости от права на извлечения из неё плодов: если собственник был его лишен, то имущество содержалось совместно и им, и сервитуарием, но конкретных размеров участия каждого Дигесты не указывали. Основания возникновения и прекращения были идентичны узуфрукту, за указанными исключениями.

Институт узуфрукта был реципирован странами Западной Европы, а в дальнейшем воспринят многими законодательствами стран романо-германской правовой группы. В процессе эволюции претерпели изменение существенные характеристики пользовладения.

Прежде всего изменился объект, на который может устанавливаться данное право. К вещам добавились права (требования) и имущество (имущественные комплексы). Помимо своей социальной функции узуфрукт стал эффективным инструментом хозяйственного оборота.

Субъектный состав узуфрукта также претерпел изменения. Помимо физических лиц, основных носителей данного права, узуфрукт стал устанавливаться в пользу юридических лиц без ограничения целей их деятельности, но с возможностью ограничения срока пользовладения. По сравнению с римским узуфруктом, утрата дееспособности для физического лица не влечет за собой прекращение его прав.

Содержание сервитутного правоотношения осталось неизменным: это право субъекта пользоваться вещью и извлекать из неё всевозможные выгоды (доходы). Владелец служащей вещи не обязан совершать каких-либо активных действий, а напротив обязывается что-либо претерпевать или чего-либо не делать.

Важной особенностью современных узуфруктуарных отношений стала возможность осуществлять уступку данного права путем его отчуждения в ряде законодательств (Франция, Италия, Нидерланды, Австрия), хотя в некоторых - с согласия собственника имущества. В других законодательствах (Германия) подход к передаче права остался неизменен, за исключением правопреемства в случае реорганизации юридического лица. Такой подход многих законодательств свидетельствует о широкомасштабном включении узуфрукта в хозяйственный оборот.

Сформировался в зарубежных законодательствах и общий принцип несения расходов по содержанию вещи. Пользовладелец несет расходы на проведение текущего ремонта, поддержание вещи в соответствии с её хозяйственным назначением, обеспечение её сохранности, уплачивает ежегодные платежи, налоги, страхует вещь, если страхование соответствует надлежащему ведению хозяйства.

Собственник осуществляет капитальный ремонт, но может нести расходы и по текущему содержанию в случае совместного пользования вещью. Уклонение одной из сторон от обязанности содержать вещь даёт другой стороне право требовать соответствующего возмещения понесенных ею расходов.

Основанием возникновения пользовладения в настоящее время является воля человека, выраженная в различных правоустанавливающих документах (завещание, договор), и закон. Некоторые законодательства (Г ермания, Франция, Австрия) сохранили возможность установления узуфрукта по давности.

Основным отличием в основаниях возникновения пользовладения от римского права является его обязательная регистрация в публичных реестрах, поземельных книгах и иных регистрационных органах, а также требования к форме сделки (например, нотариальная во Франции).

Параллельно с узуфруктом в европейских законодательствах развивались и сходные с ним личные сервитуты - узус и habitatio, которые сформировались в качестве самостоятельных прав и обременений, получивших личную и социальную (жилищную) направленность. Испытывая близость к узуфрукту, эти права сохранили в себе общие с ним характерные признаки: основания возникновения, прекращения, отношение к вещи в процессе использования, несение расходов на её содержание.

Habitatio сохранил в качестве объекта жилое помещение или его обособленную часть для проживания управомоченного лица самостоятельно или с членами своей семьи и необходимым обслуживающим персоналом. В некоторых законодательствах предоставление в пользовладение всего жилого помещения переводит эти отношения в разряд узуфруктуарных (Австрия).

Это жилищное право стало полностью непередаваемым, включая его осуществление, хотя отдельные кодексы предусматривают возможность определить при его установлении последовательность проживания ряда лиц при выбытии первоначального получателя права (Польша).

Современный жилищный сервитут в отличие от римского habitatio прекращается в случае его неиспользования.

Право проживания вне зависимости от вещного или сервитутного характера сохранились как личные сервитуты, которые неразрывно связаны с личностью получателя, и их осуществление ограничивается удовлетворением его потребностей и сроком его жизни.

Право по ограниченному владению и пользованию чужим недвижимым имуществом, аналогичное узуфруктуарным, существовало и в русском (российском) праве. Сходные узуфрукту правоотношения ("прожиток", "кормля") содержались в нормах феодального наследственного права и предусматривали предоставление имущества во временное владение и пользование лицам, не вступающим в наследство (вдовы, дочери, несовершеннолетние дети). Эти отношения носили социальный и обеспечительный характер, были непосредственным образом связаны с личностью получателя, ограничивались сроком его жизни, не предусматривали права распоряжения имуществом. Объектом этих прав выступали, в основном, недвижимые вещи.

Система ограниченных вещных прав складывалась в отечественном праве на протяжении длительного времени и была сформирована и приобрела цивильные формы только в современном законодательстве.

Право владения и пользования чужим имуществом первоначально было закреплено законодательно в Своде Законов Российской Империи, предусматривающем полное и неполное право собственности в случае изъятия из него отдельных правомочий по владению, пользованию и распоряжению имуществом и передаче этих прав другому лицу. Примеры такого владения и пользования чужой вещью содержались в Своде Законов, но система вещных прав законодательно сформирована не была.

Права, аналогичные узуфрукту, были известны и использовались в российском законодательстве под термином "пользовладение". К данному праву в Своде Законов можно отнести: право пожизненного владения родовым имением, предоставленным одним супругом другому по духовному завещанию; право полного и неполного пользования движимым имуществом; право временного владения и пользования благоприобретенным имуществом по завещанию; право пожизненного владения и пользования родителями имуществом и процентами от капиталов бездетно умерших детей; право пожизненного владения вдовой частью имения, оставшегося после смерти мужа в Черниговской и Полтавской губерниях.

Дореволюционное право не производило четкого разделения правомочий владения, пользования и извлечения плодов (выгод), которые зачастую взаимозаменяли друг друга и имели в разных нормах различное содержание.

В советский период право пользовладения сохранилось изначально на практике лишь при наследовании имущества законными наследниками, которым на срок их жизни предоставлялось право проживать в доме наследодателя, но прямой законодательной нормы ГК РСФСР 1922 г. для этих отношений не содержал.

Элементом пользовладельческих отношений можно назвать право проживания в жилом помещении при его отчуждении, когда за продавцом также сохранялось право жить в доме с обязанностью покупателя содержать его (питание, лекарство, одежда). В судебной практике право пользования жилыми помещениями признавалось и за бывшими членами семьи собственника жилья при прекращении семейных отношений.

Особенностью становления и развития прав по владению и пользованию чужими жилыми помещениями в советский период является их совместное осуществление вместе с собственником жилого дома или квартиры и членами его семьи. Данные права не предполагали выдел обособленной части жилого помещения или отдельной комнаты их субъектам.

С введением ГК РСФСР 1964 года произошло законодательное возвращение института легата, который расширил круг отказополучателей и предусмотрел для данного права свойство следования за вещью. Были законодательно введены нормы купли-продажи жилого дома с условием пожизненного содержания продавца, но продажа жилого дома в период жизни получателя ренты не допускалась. Данные права проживания были определены законодателем как право пожизненного пользования и относились к обязательственным правам.

С принятием ЖК РСФСР получили законодательное закрепление права членов семьи собственника жилого помещения, за которыми сохранялось право пользования жильём и при прекращении семейных отношений, с переводом этих прав в разряд отношений найма.

Система ограниченных вещных прав была возвращена законодателем с принятием Гражданского кодекса Российской Федерации. Установленный им перечень не содержал пользовладения как ограниченного вещного права, но законодательно перечень вещных прав не был закрытым, что дало основание ученым причислять к ограниченным вещным правам многие гражданские права, в том числе и складывающиеся по поводу пользования чужим жилым помещением.

В действующем законодательстве ограниченными вещными правами граждан по владению и пользованию жилыми помещениями будут являться: право членов семьи собственника жилого помещения, право отказополучателя, право пользования жилым помещением на основании договора пожизненного содержания с иждивением, право бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения.

Указанным правам, помимо присущих родовых признаков: абсолютного характера, материального объекта права, установление их перечня и содержания только законом, следования за вещью и вещно-правовых способов защиты будет принадлежать (в качестве самостоятельного видового признака) невозможность передачи осуществления и отчуждения этих прав, а также их непередаваемость в порядке правопреемства.

Наличие у указанных прав общих признаков позволяет говорить о возможном объединении этих отдельных прав по владению и пользованию жилым помещением в единое ограниченное вещное право в отношении жилого помещения, которое терминологически можно обозначить правом пользовладения жилым помещением. Данный термин в качестве названия, обобщающего данные права, исторически сложился в русской цивилистике и представляется наиболее предпочтительным для использования в законодательстве.

Спецификой осуществления данных прав в действующем жилищном законодательстве является совместное, наравне с собственником, владение и пользование жилым помещением без выделения получателю права его обособленной части, что размывает границы (пределы) осуществления прав между собственником и субъектом ограниченного вещного права. Совместное владение и пользование по общему правилу предполагает и солидарное несение расходов, вытекающих из проживания в одном жилом доме или квартире, что также не способствует разграничению права собственности и обременяющих его прав.

Также в ныне действующей законодательной конструкции не все вышеназванные права закреплены как самостоятельное ограниченное вещное право. Так, право членов семьи собственника жилого помещения законодательно лишено свойства следования за вещью, что не позволяет ему участвовать в гражданском обороте в качестве самостоятельного права.

Отсутствует полноценное законодательное урегулирование и права бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения с определением прав и обязанностей, ответственности, оснований прекращения права у данных субъектов. По своей природе и назначению они более всего будут тяготеть и являться аналогичными правам отказополучателя и выражаться в необходимости раздельного проживания с собственником и членами его семьи в отдельной изолированной части жилого помещения.

Основными составляющими элементами конструкции права пользовладения являются правомочия владения и пользования вещью, выделенные из права собственности.

В российском праве категорией владения обозначается и фактическое состояние и правомочие в составе права собственности. В правоотношениях по владению и пользованию чужими жилыми помещениями владение вещью предполагается.

Для жилых помещений владение проявляется как фактическая связь и господство лица над объектом недвижимости или его частью (нахождение в жилом помещении, свободном доступе к объекту, его охрана, публичное информирование через государственные регистрирующие органы о

принадлежности вещи).

Проживание в одном жилом помещении нескольких лиц образует их совместное владение (совладение) данным объектом недвижимости, а в случае проживания лица в изолированной части жилого дома или квартиры он будет осуществлять общее владение жилым помещением с остальными

правообладателями.

Содержание права пользования различно для различных видов прав по поводу жилых помещений. Его конкретные возможности будут определяться тем содержанием прав (правомочий), который получило лицо. Возможно простое ("голое") пользование жилым помещением для удовлетворения личных жилищных потребностей получателя права и членов его семьи. Основным содержанием такого пользования будет являться проживание в жилом помещении, для которого необходимо установить возможные пределы осуществления прав этими лицами, определив, какая часть жилого дома или квартиры будет им предоставлена, какая жилая площадь может быть обособлена в их пользу. Право простого пользования составляет суть и основной элемент пользовладения.

Другим вариантом пользования будет выступать возможность использовать вещь не только для личных нужд, но и для извлечения из неё доходов. Это пользование вещью будет являться полным (квалифицированным), а получение доходов будет достигаться путем совершения с ней актов распоряжения. Для жилых помещений плодами будет являться плата за передачу его в пользование третьим лицам или приобретение дополнительной жилой площади.

В результате развития института узуфрукта в современных законодательных системах право извлечения плодов из вещи вошло в состав права пользования, став его квалифицированным признаком, определяя объем и содержание данного права и придавая ему особую ценность. Именно пользование стало основным структурным элементом и более полного вещного права собственности.

Анализ вводимых в Гражданский кодекс Российской Федерации ограниченных вещных прав личного и социального пользовладения, несмотря на их стилистический синоним - узуфрукт, предложенный законодателем, показал, что в классическом варианте это право владения и пользования чужой вещью с самыми широкими полномочиями нашим законодательством не воспринято. В предполагаемых изменениях речь идет скорее об ограниченных личных сервитутах - узусе и habitatio, как ограниченном праве пользования вещью и праве на проживание в чужом жилом помещении.

Сама правовая конструкция права личного пользовладения, изложенная в проекте предлагаемых изменений Гражданского кодекса Российской Федерации, свидетельствует о том, что законодатель смешал в одном праве два разных и имеющих отличие ограниченных вещных права. С одной стороны, право личного пользовладения содержит в себе право владения и пользования чужим недвижимым имуществом для личных нужд, что роднит его с узусом или правом простого пользования, при которых объект права слишком широк, а объем ограничивается удовлетворением личной потребности субъекта при

использовании вещи.

С другой стороны, это право вобрало в себя и ограниченные вещные права по владению и пользованию чужим жилым помещением для личного проживания гражданина, которые уже существуют и известны действующему

законодательству, например, право отказополучателя или право бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения.

Представляется, что эти разновидности пользовладения должны существовать отдельно как самостоятельные ограниченные вещные права.

Право личного пользовладения предусматривает нахождение в веденьи получателя ограниченного вещного права всего жилого помещения или его изолированной части, а также внесение им оплаты за содержание и ремонт жилья и потребленные коммунальные услуги пропорционально занимаемой площади, что представляется правильным.

Введение права социального пользовладения есть не что иное, как законодательная попытка закрепить в виде ограниченного вещного права право членов семьи собственника жилого помещения, которое исторически сложилось, выделилось и существует в гражданском и жилищном законодательстве.

Особенностью такого ограниченного вещного права будет выступать совместное осуществление собственника и управомоченного субъекта действий по владению и пользованию жилым помещением. Представляется, что законодатель должен особо подойти к вопросу регистрации права социального пользовладения, сделав её не обязательной, а возможной по выбору управомоченного лица или его законного представителя. Само право при этом должно признаваться существующим вне зависимости от такой регистрации, но с её введением будут наступать определенные ограничения, например, на совершение гражданско-правовых сделок с такими объектами.

Проект изменений предлагает законодательный критерий для возникновения данного права - обязанность собственника жилого помещения уплачивать алименты в пользу конкретного лица, а также нахождение неких лиц на его иждивении.

Такой подход законодателя в отношении последней группы лиц представляется необоснованным, поскольку делает круг субъектов данного права достаточно размытым и неопределённым. Для установления в действующем праве баланса между интересами собственника и получателя ограниченного вещного права необходимо установить право пользовладения в отношении более узкого круга лиц, которыми должны выступать супруг, родители и дети собственника, а также лица, в отношении которых у собственника существует обязательство по уплате алиментов.

В целях обеспечения интересов собственника жилого помещения, необходимо исключить возможность установления права социального пользовладения в пользу других родственников и лиц, находящихся на иждивении собственника на основании решения суда.

Иное предоставление собственником права владения и пользования жилым помещением лицам, не наделенным ограниченным вещным правом пользовладения, будет происходить в рамках обязательственных прав на основании соглашения между собственником и данными лицами.

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: Самойлов Евгений Иванович. ПРАВО ПОЛЬЗОВЛАДЕНИЯ ЖИЛЫМ ПОМЕЩЕНИЕМ: ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, СОДЕРЖАНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону, 2014. 2014

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. ГЛАВА 2. ПРЕПЯТСТВИЯ К ЗАКЛЮЧЕНИЮ БРАКА И ОТНОШЕНИЯ, ПРЕДШЕСТВУЮЩИЕ ЕГО ЗАКЛЮЧЕНИЮ
  2. 3.1. Место заключения брака, процедура подачи заявления о заключении брака
  3. Препятствия к заключению брака
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. Форма и содержание заключения эксперта
  7. § 2. Понятие и признаки заключения эксперта
  8. Заключение
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. Патоморфологическое заключение
  11. Заключение
  12. § 6.1. Содержание и форма заключений эксперта-строителя и специалиста
- Авторское право - Административное право, финансовое право, информационное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Гражданский процесс; арбитражный процесс - Гражданское право; предпренимательское право; семейное право; международное частное право - Договорное право - Избирательное право - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право, муниципальное право - Корпоративное право - Медицинское право - Международное право, европейское право - Налоговое право - Наследственное право - Природоресурсное право; аграрное право; экологическое право - Римское право - Страховое право - Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право; право социального обеспечения - Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность - Финансовое право - Юридические науки -