<<
>>

Организация координации деятельности органов внутренних дел - отечественный и зарубежный опыт

Система координации правоохранительной деятельности в органах внутренних дел России построена с учетом федеративного устройства и административно-территориального деления Российской Федерации[103].

Территориальный принцип является базисом максимального приближения органов власти к населению и управляемым территориям. Федеральные органы исполнительной власти формируют территориальные органы (окружные, межрегиональные, региональные, межрайонные, городские или районные органы)[104] [105] [106].

Так, Министерство внутренних дел Российской Федерации включает в себя центральный аппарат, территориальные органы и другие различные органы и подразделения, созданные для выполнения задач и осуществления полномочий, возложенных на органы внутренних дел . При этом система Министерства основана на принципе сочетания отраслевого и территориального начал в управлении органами внутренних дел (территориально-отраслевом принципе).

Относительно этого аспекта И.Ю.

Захватовым отмечено, что территориальное и отраслевое управление имеют собственные цели и задачи, а органам отраслевого и территориального управления в ходе реализации своих полномочий

^ з

свойственно действовать автономно, исходя из своих интересов и предпочтений .

Из-за этого возможно расхождение во взглядах на степень и характер подчиненности объекта, предмет его деятельности и других вопросах. Названные противоречия образуют задачу по поиску общего согласия, что, по нашему мнению, приводит к необходимости координации деятельности территориальных органов МВД России.

В настоящее время они делятся на четыре вида: на окружном, межрегиональном, региональном и районном уровне[107]. Диссертант полагает, что выражение «межрегиональный уровень» шире смысла понятия «окружной уровень» (в рамках которого объединены несколько субъектов Российской Федерации в федеральном округе), включая последний.

Таким образом, к межрегиональным территориальным органам МВД России можно также отнести первую пару органов из четырех. Их выделение обусловлено спецификой деятельности, которую они осуществляют на территориальном пространстве в рамках условноопределенного (или формального) круга территориальных единиц России, тогда как оставшиеся два вида органов относятся к конкретным административнотерриториальным единицам.

Помимо этого, подразделения на окружном и межрегиональном уровнях наделены координационными полномочиями в отношении территориальных органов МВД России на региональном и районном уровнях.

Имеется также следующее характерное отличие: несмотря на обособленность межрегиональных подразделений от центрального аппарата МВД России, начальник ГУ МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу, к при- [108] [109] меру, пользуется правами заместителя Министра внутренних дел России. При этом оперативные бюро и центры специального назначения до 2010 года входили в состав центрального аппарата МВД России и их статус «территориальных органов» был изменен в рамках оптимизации структуры МВД России[110].

Отмеченные обстоятельства позволили выдвинуть гипотезу о наличии иного, отличного от территориального и отраслевого, начала в координации деятельности органов внутренних дел.

Так, Г.А. Туманов утверждал: «Все территориальные органы внутренних дел могут рассматриваться как отраслевые органы государственного управления, действующие в сфере охраны общественного порядка и борьбы с преступностью; комплекс функций системы органов внутренних дел выполняет целостная система управления, организованная по территориальному принципу»[111] [112] [113].

При этом в ходе исследования деятельности территориальных органов МВД России диссертантом установлен фразеологизм «экстерриториальный принцип». Это позволило предположить, что в настоящее время образовался новый специфический подход к управлению органами внутренних дел.

По результатам анализа мнений об этимологии термина «экстерриториаль-

-5

ность» (работы С.Б. Крылова, М.М. Богуславского, М.С. Строговича, Л.А. Лунц) установлено, что его нормативная природа относится к международным, межго-

4

сударственным отношениям .

Вместе с тем, практика подтверждает, что вопрос о действии правовых норм имеет место также в рамках одного государства. К примеру, с января 2013 г. в Москве применяется экстерриториальный принцип предоставления государственных услуг в сфере социальной защиты[114]; в октябре 2013 г. вступил в силу Административный регламент МВД России , согласно которому гражданам предоставлено право регистрировать транспортное средство в любом подразделении ГИБДД любого региона страны.

Использование в настоящее время понятия «экстерриториальный принцип» этими примерами не ограничивается (обсуждались вопросы о введении судей по этому принципу; в управлениях Росреестра осуществляется прием документов на госрегистрацию прав на недвижимость). При этом отсутствуют научнообоснованные характеристики этого принципа, хотя некоторые попытки имеют место: «Экстерриториальный принцип действия нормативных актов предполагает распространение правовых актов какого-либо субъекта правотворчества за преде-

3

лы территории его юрисдикции» .

Таким образом, установлено, что международно-правовой аспект использования понятия «экстерриториальность» не требует своего понятийного расширения, тогда как в сфере внутригосударственного управления понятие «экстерриториальный принцип» в настоящее время не сформулировано.

В связи с этим применительно к теме исследования автор пришел к следующему выводу: Экстерриториальный подход к координации правоохранительной деятельности органов внутренних дел образован за счет осуществления в рамках федерального округа либо нескольких субъектов Российской Федерации специализированными территориальными подразделениями МВД России на окружном и межрегиональном уровнях координации территориальных органов на региональном и районном уровнях, уполномоченных на это соответствующими правовыми актами.

Также функционирование в структуре МВД России подразделений окружного уровня предопределило исследование природы образования федеральных округов в России.

Формирование межтерриториальных образований происходит из необходимости выполнения задач центральных либо региональных органов, и основано на принципе управления «сочетание централизации и децентрализации»[115]. Принято считать, что децентрализация способствует реализации региональных интересов, расширению полномочий отдельных территориальных образований. Существует и иное мнение: для решения общенациональных задач важна централизация, следствием которой становится некоторая потеря автономии регионов.

Об этом свидетельствует тот факт, что в целях повышения эффективности управления территориальным развитием субъектов Федерации в 2000 году Президентом России, в рамках его конституционных полномочий, было осуществлено административное деление территории России на федеральные округа[116], повлекшее образование института полномочных представителей Президента Российской Федерации в федеральных округах, что на тот момент вызвало

определенный общественный резонанс[117].

Поскольку мнение руководителей субъектов Российской Федерации оказывало определенное влияние на формирование внутренней политики государства, событие также имело значение для органов внутренних дел при решении вопросов организации их деятельности. Определенные затруднения существовали при их двойном подчинении: руководству субъектов Федерации и центральному аппарату МВД России. Кроме того, имелась необходимость выведения подразделений по борьбе с организованной преступностью из-под контроля региональных органов власти, в ряде случаев коррумпированных и имевших криминальные связи, что становилось предпосылкой конфликта интересов при организации оперативно-розыскной деятельности.

В целом, изучением федеральных округов как новых образований в сфере государственно-территориального деления[118] [119], занимались многие исследователи: М.Я. Гохберг, В.В. Кистанов, В.М. Манохин, А.А. Муравьев, С.И. Некрасов, Р.Ф. Туровский, К.В. Черкасов и другие. Так, А.Л. Бредихин отметил: «Здесь отсутствуют собственные органы государственной власти, наделенные правом самостоятельного нормативно-правового регулирования, нет собственной территории и населения. Пространственные границы федеральных округов изменяются главой государства без согласования с какими-либо органами власти»[120].

При этом интересна зарубежная практика образования федеральных округов. В государствах с федеративным устройством (США, Бразилия, Венесуэла, Мексика, Аргентина, Австралия) они представляют собой особую административно-территориальная единицу, на территории которой размещается столица федерации. В Аргентине федеральный округ называется федеральным столичным округом, в США - федеральным округом Колумбия, в Австралии - столичной территорией и т.д. Федеральный округ может либо входить в федерацию наравне с другими субъектами (Бразилия), либо быть лишь составной частью, но не субъектом федерации и управляться непосредственно федеральным правительством (США, Мексика, Венесуэла)[121].

В ходе сравнительного анализа автором сделан вывод: в России федеральный округ - территориальное образование, основанное на иных принципах, не имеющих аналогов в других странах. При этом отсутствует нормативное закрепление и определение понятия федеральных округов. На основе изучения

л

различных трактовок понятия диссертант полагает: федеральный округ России - это политико-административная единица, локализованная в рамках географических зон страны на территории близко расположенных субъектов Российской Федерации, являющаяся надсубъектным управленческим уровнем, следующим за федеральным.

При этом автор солидарен с мнением Э.М. Коломейцева: «Роль федеральных округов в трансформации федеративных отношений в современной России предопределяет теоретическую и практическую актуальность концептуального изучения основных тенденций усиления централизованного управления региона-

ми России с целью повышения его эффективности» . Такой формат территориального деления дает возможность построить конструктивную систему взаимоотношений государственных органов власти посредством консолидации усилий по наиболее важным и значимым вопросам. Так, в функции полномочных представителей Президента России в федеральных округах входит обеспечение координации деятельности федеральных органов исполнительной власти и анализ эффективности деятельности правоохранительных органов. Для этого образованы Советы[122], также выполнение вышеназванных функций обеспечивается аппаратом полномочного представителя Президента, в том числе главными федеральными инспекторами по субъектам Российской Федерации, находящимся в пределах федерального округа, и другими структурными подразделениями.

По наиболее важному вопросу, затрагивающему интересы более чем одного федерального округа (противодействие экстремизму), в мае 2011 г. проведено совещание Президента России с участием руководителей некоторых субъектов РФ, правоохранительных органов и полномочных представителей Президента России в федеральных округах; в 2013 году - семинар-совещания по вопросам организации правовой работы руководителей правоохранительных органов Сибирского, Дальневосточного, Уральского, Приволжского и Северо-Западного федеральных округов. Такой формат способствует эффективному управлению федерального центра субъектами Федерации, координации усилий периферии.

При изучении предмета настоящего параграфа автором проведен анализ типового деления страны, который позволил выделить основные его цели и составить его краткую характеристику (Таблица № 2):

Таблица № 2

Типы деления Цель Краткая характеристика
Админист

ративное

Административ- но-территори- альное деление государства Построение структуры управления в соответствии с официальным делением государства Конституционно закрепленная форма деления территории страны на равноправные субъекты Федерации
Муници

пальное

Местное самоуправление Повышение качества жизни населения, благоустройство городов и сел, развитие общей инфраструктуры Конституционно закрепленная самостоятельная форма управления, не входящая в систему органов государственной власти
Экономи

ческое

Т ерриториальное разделение труда Экономическая эффективность для наиболее производительного использования имеющихся ресурсов экономического района Территориальнопроизводственный комплекс, сложившийся по отраслевому принципу на основе соответствия хозяйства экономического района его природным и экономическим условиям
Военное Деление на военные округа Проведение мероприятий по подготовке страны и ее вооруженных сил на случай войны; удобное управление Территориальное общевойсковое объединение воинских подразделений и учреждений
Политико-

территори

альное

Деление по федеральным округам Координация деятельности территориальных органов федеральной исполнительной власти, упрочение вертикали власти, оптимизация системы государственного управления, контроль за исполнением федерального законодательства Конституционно не закрепленный, законодательно не определенный тип управления, составляющий промежуточное звено между центральным и региональным уровнями федеральной исполнительной власти

Как следует из таблицы, первые два типа деления основаны на конституционных положениях, третий - базируется на отраслевом экономическом развитии, четвертый - строится на соображениях военной безопасности страны. В основу последнего заложена функция координации.

При этом отметим, что многочисленность субъектов в России - одна из предпосылок образования более крупной единицы территориального образования, какими стали федеральные округа. Проведение аналитических, других исследований по большому количеству административно-территориальных единиц всегда затруднено и осложнено, вызывает стремление их группировки

по различным параметрам[123].

Как следствие, общую картину криминальной ситуации в государстве конструктивно строить на основе анализа статистики в федеральных округах. Диссертантом на временном отрезке 2005-2015 годов составлен аналитический обзор на основе изучения практики органов внутренних дел по противодействию организованной преступности (приложение № 8), на основании чего сделан вывод:

- сравнительный анализ преступности в федеральных округах и результатов деятельности органов внутренних дел по противодействию ей предопределяет приоритетные направления совместных усилий территориальных органов МВД России;

- противодействие организованной преступности - одна из важнейших задач правоохранительной деятельности, ее актуальность не снижается и обнаруживает необходимость совершенствования координации действий специализированных подразделений территориальных органов МВД России;

- немногочисленность уголовных дел по статье 210 Уголовного кодекса Российской Федерации (относительно общих результатов работы по выявлению и раскрытию групповых преступлений) объясняется сложностью процессов закрепления результатов оперативно-розыскной деятельности, их доказывания, мобильностью преступной среды (что отмечается экспертами), активно оказываемым ею противодействием правоохранительным органам, и другими факторами, что также актуализирует межрегиональную координацию.

Таким образом, выполнение задач по охране прав и свобод граждан и государства предопределяет организованное и комплексное объединение усилий компетентных представителей органов внутренних дел, согласование и упорядочение их деятельности, в том числе на межрегиональном и межведомственном уровнях, которое может быть обеспечено какой-либо структурой, наделенной координационными полномочиями. Полагаем, в системе МВД России необходимы подразделения с функциями межрегиональной координации, поскольку существуют различные чрезвычайные обстоятельства межрегионального характера. При этом экономическая и организованная преступность стремится к объединению, в преступной среде сложилась субкультура с такими качествами как межрегиональность и транснациональность, которая нацелена на совершение наиболее социально опасных видов преступной деятельности: незаконный оборот оружия и наркотиков, терроризм, экстремизм, мошенничество, торговлю людьми. Для активного противостояния преступности правоохранительными органами необходимо согласование их совместных усилий.

Так, криминальная среда делит страну на сферы криминального влияния и имеет свои принципы территориального деления, образуя своеобразные органы управления криминальными сферами влияния, как в местах лишения свободы, так и на определенной территории (районы, города, порты и транзитные населенные пункты, произвольные округа, включающие некоторое количество субъектов, или выходящие за пределы страны). Помимо этого, преступность организована и по отраслевому принципу - контроль за легальным и теневым бизнесом, топливно-энергетический комплекс, рыбная и лесная сферы, и др. Деятельность организованных преступных групп нарушает национальную безопасность и в целом является потенциальной угрозой государству и обществу.

Как нами ранее отмечено, Главным управлением МВД России по СевероКавказскому федеральному округу[124] осуществляется межрегиональная координация в целях обеспечения консолидированного противодействия терроризму и экстремизму, представляющих реальную угрозу спокойствия в обществе[125]. Причинные комплексы терроризма не удалось нейтрализовать до настоящего времени. Оперативная обстановка на территории округа продолжает оставаться напряженной. Здесь регистрируется абсолютное большинство преступлений террористического характера и сохраняется активность членов незаконных вооруженных формирований. Так, по результатам работы за 2016 год в Северо-Кавказском регионе зарегистрировано 1572 преступления террористического характера (+34,6%) и 152 преступления (+5,6%) экстремистской направленности, по России соответственно: 2227 (+44,8%) и 1450 (+9,1%)[126]. В остальных федеральных округах России количество преступлений террористического характера в разы меньше. Однако это не уменьшает значимости проводимой там в этом направлении работы.

Приведенные данные подтверждают, что для успешной борьбы с терроризмом и экстремизмом необходимы установление и ликвидация источников их финансирования. Так, И.В. Щеблыкина предлагает «совершенствовать формы взаимодействия между следственными и оперативными подразделениями всех субъектов ОРД, крепить международное сотрудничество по борьбе с терроризмом

Л

и его финансированием» . Это предложение актуально и для межрегиональной координации.

Помимо Главного управления, в координации участвуют другие подразделения на окружном уровне: управления на транспорте МВД России по федеральным округам, которые имеют равное статусное положение с территориальными органами МВД России на региональном уровне. Это следует из проведенного автором сравнительного анализа положений о них, идентичных по большей части.

В ведомственных приказах у них одноуровневый статус исполнителей в качестве объектов управления со стороны субъекта управления (центрального аппарата МВД России).

При этом, рассматривая организационную функцию руководства территориальных органов МВД России на региональном уровне, А.В. Васёв утверждает, что выполнение ими деятельности по упорядочению, обеспечению эффективности и качества процессов управления соотносится с координацией усилий различных подчиненных ему исполнителей[127]. Придерживаемся аналогичной позиции.

Вместе с тем, практически не изученным аспектом в настоящее время остается роль территориальных органов МВД России на межрегиональном уровне как координаторов, поскольку оперативными бюро МВД России осуществляется координация специализированной деятельности соответствующих территориальных подразделений (на окружном и региональном уровнях).

В отличие от них, Центр специального назначения в области обеспечения безопасности дорожного движения МВД России при решении задач на межрегиональном уровне не наделен координационными полномочиями. Функция же межсистемной координации деятельности федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по обеспечению безопасности дорожного движения выполняется ГУОБДД МВД России и территориальными органами МВД России на региональном уровне.

Транспортные подразделения на межрегиональном уровне, ВосточноСибирское и Забайкальское линейные управления МВД России на железнодорожном, водном и воздушном транспорте так же, как и транспортные управления на окружном уровне, координируют деятельность подчиненных органов на транспорте. Их отличает только степень самостоятельности: окружные подразделения находятся в оперативном подчинении ГУТ МВД России, тогда как деятельность межрегиональных управлений последним и контролируется, и координируется. При этом Забайкальское линейное управление находится еще и в оперативном подчинении одноуровневого с ним Восточно-Сибирского линейного управления, образуя таким образом сложносоставную управленческую вертикаль.

Внутренняя координация осуществляется также штабными подразделениями при решении органами внутренних дел межотраслевых и общесистемных задач, направленных на противодействие преступности и обеспечение общественного порядка и общественной безопасности; в ходе контроля за учетнорегистрационной и статистической деятельностью; при проведении федеральных и межрегиональных мероприятий.

При координации деятельности органов внутренних дел по профилактике правонарушений несовершеннолетних сочетаются территориальный принцип и экстерриториальный подход: соответствующие подразделения ПДН в ГУОООП и ГУТ МВД России обеспечивают координацию такой работы нижестоящими подразделениями территориальных органов на окружном (управления на транспорте МВД России по федеральным округам) и региональном уровнях, ВосточноСибирского, Забайкальского линейных управлений МВД России на транспорте, а те, в свою очередь, обеспечивают координацию и контроль деятельности ПДН территориальных органов МВД России на межрегиональном (кроме ВосточноСибирского и Забайкальского линейных управлений) и районном уровнях.

В рамках исследования диссертантом обращено внимание на опыт прокуратуры по координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Первоначально в законе[128] обозначалось только координационное направление (без раскрытия содержательно-целевой и организационноуправленческой сути), помимо борьбы с преступностью предусматривалась координация борьбы с иными, непреступными, правонарушениями. В 1992 году Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» изначально также не содержал функции координации. Однако в условиях резкого роста преступности возникла объективная необходимость ее осуществления на профессиональной основе, вследствие чего был издан соответствующий Указ1, утвердивший Положение о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Несмотря на принятый впоследствии ряд поправок к Указу (25.11.2003, 26.06.2013, 25.07.2014, 07.12.2016), по нашему мнению, документ требует серьезной переработки: не раскрыты механизм осуществления координации, права и полномочия субъекта координации, взаимоотношения правоохранительных органов при реализации совместно выработанных решений, порядок их согласования, ответственность должностных лиц за их исполнение, отчетность.

Согласно сложившейся на сегодняшний день практике в прокуратуре аккумулируется основная информация о состоянии работы правоохранительных органов по борьбе с преступностью, организован учет координационной работы2. На координационных совещаниях при прокурорах рассматриваются наиболее актуальные вопросы по противодействию преступности, укреплению законности и правопорядка. Важное значение отводится созданию следственно-оперативных групп по расследованию особо сложных дел.

Как следствие, организация координационной деятельности получила положительную оценку в межведомственном документе: «Координационные совещания вырабатывают и принимают решения стратегического характера, являются действенным инструментом реагирования на возникающие проблемные вопросы в сфере обеспечения правопорядка. С момента их создания существенно улучшилось взаимодействие органов государственной власти, местного само- [129] [130] управления, правоохранительных органов, более системным стал подход к решению задач в сфере борьбы с преступностью»[131] [132].

На межрегиональном уровне роль координаторов выполняется управлениями Генеральной прокуратуры России по федеральным округам. Однако их полномочия в этой части в Федеральном законе «О прокуратуре» прямо не предусмотрены. При этом с 2011 года ими организуется проведение не координационных, а межведомственных оперативных совещаний. Эти формы имеют отличия: на координационных совещаниях фактически неизменным остается состав участников, при организации межведомственных оперативных совещаний нормативно не закреплены координационные полномочия участников; различаются порядок организации, регламент, периодичность их проведения и значимость рассматриваемых вопросов, требующих согласования усилий правоохранительных органов (тематика межведомственных совещаний носит более «точечный» характер, когда

Л

требуется решение разовых или узко специфичных задач) .

Помимо отечественного опыта в рамках исследования диссертант обратился к правовой базе других стран в части регулирования координации правоохранительной деятельности, в том числе на межрегиональном уровне. Установлена общность подхода российских и зарубежных правоохранительных органов при стремлении к эффективному выполнению своих обязанностей и достижению наилучшего результата.

Например, наименьшее из существующих федеративных государств,

Швейцария, разделено на 26 кантонов с суверенной юрисдикцией, действующих как независимые государства, для которых актуальна межкантональная координация в сфере полицейской безопасности[133] [134]. Полицейские корпуса подписывают соглашения о конкретном сотрудничестве, называемые «конкордатами». Причем такой инструмент межрегионального сотрудничества существуют и в других сферах общественного устройства (экономика, политика, образование).

Для США террористические атаки 11 сентября 2001 года стали отправной точкой для образования при Министерстве внутренней безопасности и Управлении программами в Министерстве юстиции США фьюжн-центров по обмену информацией (или координационных центров) на межрегиональном уровне между федеральными агентствами, штатными и местными правоохранительными органами, которые полагаются важным средством борьбы с терроризмом2.

Помимо этого представляет интерес обзор по вопросу нормативного регулирования координации правоохранительной деятельности в странах, ранее входивших в единое правовое пространство СССР. Так, на постсоветском пространстве функция прокуратуры по координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью закреплена аналогично российскому опыту среди основных направлений в Республике Беларусь, Республике Казахстан, Республике Узбекистан, Республике Таджикистан, Украине, Республике Молдова, Республике Абхазия, Грузии, Литовской Республике. При этом, координационная функция прокуратуры исключена в Кыргызской Республике, Туркменистане,

Латвии, Эстонии, Республике Армения, Азербайджанской Республике .

Диссертантом отмечено одно из положений Указа Президента Республики Беларусь[135], согласно которому председатель координационного совещания наделен расширенными властно-распорядительными полномочиями: по даче обязательных для исполнения письменных поручений, заслушиванию отчетов, поручению подготовки материалов к совещанию. Решения этих координационных совещаний являются обязательными для исполнения (тогда как в аналогичном российском документе определено, что решения носят рекомендательный характер).

В странах Европы также осуществляется координация правоохранительной деятельности. Так, в Испании исследование опыта работы двух блоков полицейской силы (Каталонии и Мадрида) посвящено вопросам согласованности и координации действий полиции, других государственных ведомств, политических сил, прокуроров, судей страны в важных вопросах защиты общества от таких сложных социальных проблем, как терроризм, организованная преступность, наркотики, торговля людьми . Авторами затронут вопрос конкуренции между названными органами как неприемлемая форма, поскольку их общей задачей является предоставление услуг гражданам. Выход видится во взаимодополняемости и взаимном урегулировании деятельности между формально независимыми органами.

Для Италии также актуальна эта задача для полиции и карабинеров (самого мощного подразделения, занимающегося военной и полицейской деятельностью), где образовано Бюро по координации и планированию полицейских сил для обес-

- 3

печения технико-оперативной координации .

При этом в Европейском кодексе полицейской этики[136] правительствам государств-участников рекомендуется руководствоваться закрепленными в нем принципами в своем внутреннем законодательстве, практике и кодексах поведения сотрудников полиции. Так, функция предупреждения преступности относится к общей ответственности государства, для ее эффективности требуется участие всего общества в целом, в связи с чем необходимо координировать усилия полиции, других органов, а также населения.

Из приведенной информации очевидно, что проблемам управления и координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в различных странах отводится серьезное внимание. Интерес представляют пять критериев, установленных в 2009 году Специальным комитетом государственного управления Палаты общин Англии: хорошие люди, хорошие методы, хорошая отчетность, хорошее исполнение и хорошие стандарты[137]. Полагаем, что приняв за ориентир эти критерии при организации деятельности органы внутренних дел России способны выстроить надлежащие взаимоотношения с правоохранительными и иными заинтересованными органами.

Подводя итог, отметим: координация правоохранительной деятельности - многоаспектный и необходимый элемент управления, осуществляемый на разных управленческих уровнях в различных сферах деятельности, что подтверждается как опытом российских, так и зарубежных правоохранительных органов.

Выводы:

1. Координация правоохранительной деятельности в органах внутренних дел в настоящее время осуществляется на основе принципа сочетания отраслевого и территориального управления, при наличии экстерриториального подхода:

а) отраслевые подразделения центрального аппарата МВД России координируют соответствующие подразделения территориальных органов МВД России, при этом обязательно ориентирование на интересы смежных служб и наличие у каждого субъекта специфических методов и средств работы;

б) территориальные органы МВД России: на региональном уровне, на окружном уровне (УТ МВД России по федеральным округам), на межрегиональном уровне (Восточно-Сибирское и Забайкальское линейные управления МВД России на железнодорожном, водном и воздушном транспорте) координируют деятельность подчиненных подразделений;

в) территориальные органы МВД России на окружном (Г лавное управление МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу) и межрегиональном уровнях (оперативные бюро и центр специального назначения МВД России) на основе экстерриториального подхода координируют деятельность территориальных органов МВД России на региональном уровне в пределах компетенции.

2. Экстерриториальный подход, используемый в последнее время на практике в организации работы органов государственной власти, в настоящее время нуждается в соответствующем научном обосновании.

3. В ходе проведенного комплексного исследования реализации координации правоохранительной деятельности органами внутренних дел, а также координации прокуратурой России борьбы с преступностью и правоохранительных органов других стран установлены общие свойства организации этой деятельности, при некоторых различиях соответствующей компетенции.

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: ИВАЩУК Александра Владимировна. МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ КООРДИНАЦИЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ОРГАНОВ МВД РОССИИ (ПРАВОВОЙ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ АСПЕКТЫ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме Организация координации деятельности органов внутренних дел - отечественный и зарубежный опыт:

  1. Методическое обеспечение межрегиональной координации правоохранительной деятельности органов внутренних дел
  2. Координация правоохранительной деятельности органов внутренних дел как объективная необходимость
  3. Совершенствование правового регулирования механизма межрегиональной координации правоохранительной деятельности органов внутренних дел
  4. Глава 1. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ И ОРГАНИЗАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ КООРДИНАЦИИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
  5. 2.2 Ошибки в нормотворческой деятельности органов внутренних дел: понятие и причины
  6. 3.2. Использование методов противодействия в практической деятельности органов внутренних дел
  7. Глава 2. Кадровый резерв органов внутренних дел: нормативное регулирование и организация
  8. Особенности разрешения коллизий в нормотворческой деятельности органов внутренних дел
  9. ГЛАВА 2. ЮРИДИЧЕСКАЯ ТЕХНОЛОГИЯ В НОРМОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
  10. Понятие и виды контрольно-надзорной деятельности при производстве дознания в органах внутренних дел
  11. 2.1. Теоретические основы формирования юридической техники в нормотворческой деятельности органов внутренних дел
  12. Глава 1. Дознание в органах внутренних дел и контрольно-надзорная деятельность при производстве по уголовным делам
  13. § 1 Организация деятельности органов и подразделений МВДКыргызской Республики по предупреждению и пресечению внутренних волнений
  14. КАДЫРКУЛОВИЛЬЯС РАИМЖАНОВИЧ. ОРГАНИЗАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ И ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛКЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ И ПРЕСЕЧЕНИЮ ВНУТРЕННИХ ВОЛНЕНИЙ ИБЕСПОРЯДКОВ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015, 2015
  15. Ведомственный контроль при осуществлении дознания органами внутренних дел
  16. § 1. Проблемы обеспечения законности, правопорядка и служебной дисциплины среди личного состава органов внутренних дел
  17. Особенности правового статуса и организации аудита эффективности в деятельности высших органов аудита зарубежных стран
  18. ПАВЛОВА Ксения Евгеньевна. ЮРИДИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА КАК АТРИБУТ НОРМОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ). Д И С С Е Р Т А Ц И Я на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Белгород - 2016, 2016
- Авторское право - Административное право, финансовое право, информационное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Гражданский процесс; арбитражный процесс - Гражданское право; предпренимательское право; семейное право; международное частное право - Договорное право - Избирательное право - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право, муниципальное право - Корпоративное право - Медицинское право - Международное право, европейское право - Налоговое право - Наследственное право - Природоресурсное право; аграрное право; экологическое право - Римское право - Страховое право - Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право; право социального обеспечения - Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность - Финансовое право - Юридические науки -