<<
>>

Особенности разрешения коллизий в нормотворческой деятельности органов внутренних дел

Наличие в праве формально-логических противоречий отрицательно влияет на эффективность правового регулирования общественных отношений. В.А. Толстик под формально-логическими противоречиями права понимает «...

расхождение в содержании двух или более норм права, регулирующих одно и то же общественное отношение, на одной территории, распространяющееся на одних и тех же субъектов права и применительно к конкретной жизненной ситуации. При этом законодательная коллизия рассматривается как синоним формально-логического противоречия»[195].

В качестве последствий таких противоречий выступают: нарушение принципа законности, возникновение трудноразрешимых конфликтов, дезориентация населения, неурегулированность общественных отношений. В связи с этим актуальность приобретает необходимость исследования причин и способов предупреждения группы противоречий, выявляемых в ведомственном нормотворчестве, а также технико-юридические приемы разрешения данных противоречий.

По мнению Ю.А. Тихомирова, было бы упрощением оценивать противоречия только как сугубо негативные явления.

Он считает, что «коллизии нередко несут в себе положительный заряд, ибо служат свидетельством нормального процесса развития или же выражают законное притязание на новое правовое состояние»[196].

B.C. Жеребин высказывает суждение о том, что отрицательное значение законодательных коллизий не снимает с них некоторого положительного эффекта, поскольку создает соответствующую обратную связь, заставляющую правовую систему преодолеть в своем содержании возникшие формально-логические противоречия и вернуться тем самым в состояние динамического равновесия[197].

Он полагает, что в формально-логические противоречия неизбежны в силу чрезвычайной сложности познания системы права и законодательства.

В современном обществе наблюдается небывалый количественный рост нормативных правовых актов, что усложняет их содержательный обзор, а, следовательно, затрудняет решение вопроса о логической согласованности вновь принимаемого закона с уже действующими нормами права[198] [199].

Вопрос, касающийся причин возникновения коллизий, в юридической литературе решается неоднозначно. Наиболее распространенным является деление причин на две группы - объективные и субъективные.

Объективные причины не зависят от воли и сознания законодателя. Мы присоединяемся к позиции Н.А. Власенко, что при изучении данного рода причин следует исходить из двух факторов: специфики фактических отношений, подпадающих под правовую регламентацию, и особенностей правотворчества. В рамках первого фактора им называется три причины правовых столкновений:

- связанные с динамикой правоотношения во времени (коллизия во времени);

- связанные с протяженностью отношения в пространстве (пространственные коллизии);

- необходимость дифференцированного регулирования отношений (содержательные коллизии).

Рассматривая второй фактор, то есть особенность самого процесса правотворчества, Н.А. Власенко называет главную на его взгляд причину - множественность нормотворческих органов, способных регламентировать одно и

то же общественное отношение .

Как справедливо отмечает В.А. Толстик, возникает вопрос: обоснованно ли рассматривать в качестве причин возникновения формальнологических противоречий объективные причины?[200] Как нам представляется, причинами коллизий может быть только сознательная деятельность субъекта правотворчества, или, в частности, субъекта ведомственного нормотворчества. Даже стремительно и кардинально изменяясь, общественные отношения сами по себе не могут привести к возникновению законодательных коллизий. Ни смысл юридической нормы, ни текст нормы сами по себе не изменяются вследствие изменения общественных отношений. При использовании историко-политического способа толкования субъект официального толкования не вправе «подкорректировать» смысл устаревшей нормы под новые общественные отношения, его целью является лишь установить тот смысл, который был вложен в норму субъектом правотворчества в момент ее принятия.

В такой ситуации следует ссылаться на возникновение противоречия между возникшим общественным отношением и устаревшей правовой нормой, что является не формально-логическим, а диалектическим противоречием.

Считаем, что указание на множественность нормотворческих органов в качестве обоснования объективной природы причин возникновения коллизий является недостаточно оправданной. В том случае, если два субъекта нормотворчества по одному и тому же вопросу принимают нормы, противоречащие друг другу, то основной причиной возникновения формальнологического противоречия будет являться нарушение нормотворческой компетенции одним из субъектов нормотворчества. Бесспорно, на лицо субъективная причина возникновения законодательной коллизии.

Признание причинами возникновения коллизий исключительно сознательную деятельность субъектов правотворчества позволяет сделать вывод о том, что наблюдается недостаточный уровень правовой подготовки субъекта нормотворчества. Тем более, имеет место умышленное принятие нормативных правовых актов, нормы которых вступают в противоречие с действующим законодательством[201].

Под субъективными причинами понимают те, которые связаны с волей законодателя. Традиционно, к субъективным причинам, определяющим возникновение законодательных коллизий, относят:

- нечеткое разграничение компетенции между субъектами правотворчества;

- отсутствие планирования;

- несовершенство организационной работы в процессе подготовки и принятия нормативных правовых актов;

- недостаточность правовых знаний;

- игнорирование правил законодательной техники[202].

Выявление и исследование причин, обусловливающих возникновение законодательных коллизий, имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Соответственно, наряду с разработкой правил и способов выявления, устранения и преодоления уже имеющихся формально-логических противоречий, должны отрабатываться различные варианты максимально возможной нейтрализации способствующих их возникновению причин.

Увы, этому вопросу уделяется недостаточное внимание, в ряде случаев проблема только лишь обозначается. Однако, первостепенной, все-таки остается цель, как отмечалось выше, направленная на повышение уровня правовой подготовки субъектов правотворчества или, в частности, субъектов ведомственного нормотворчества.

Проблема выявления коллизий в ведомственном нормотворчестве является весьма актуальной и остается мало исследованной. Необходимо разграничивать особенности выявления формально-логических противоречий на этапе нормотворческой деятельности, когда нормативные правовые акты еще не приняты либо не вступили в действие, и специфику тех ситуаций, когда нормативный правовой акт вступил в действие и начал непосредственно регулировать общественные отношения.

Как нам представляется, основным технико-юридическим приемом выявления формально-логических противоречий на первом этапе должна стать научно-правовая экспертиза нормативных правовых актов.

Обозначим основные принципы научно-правовой экспертизы правовых

актов:

Всеобщность. Экспертизу необходимо проводить по всем без исключения законам, а также всем подзаконным нормативным правовым актам, затрагивающим права и свободы человека и гражданина, а также актам, которые устанавливают правовой статус организаций.

Профессионализм. Эксперты, привлекаемые для проведения экспертизы, должны быть признанными специалистами в регулируемой области общественных отношений.

Независимость субъектов, проводящих экспертизу, от субъектов нормотворчества. В качестве независимых экспертов могут привлекаться ученые и иные специалисты, которые не принимали участия в подготовке соответствующего проекта и которые не работают в организациях, подчиненных конкретному субъекту нормотворчества.

Ответственность экспертов. Эксперты, ненадлежащим образом выполняющие свои обязанности по выявлению противоречий, не должны впредь привлекаться для проведения экспертизы нормативных правовых актов. Должностные лица государственных органов, проводящие правовую экспертизу нормативных правовых актов ненадлежащим образом, должны привлекаться к дисциплинарной ответственности.

Обязательность результатов экспертизы для субъекта правотворчества. При наличии в проекте нормативного правового акта положений, противоречащих нормативным правовым актам более высокой юридической силы, данный проект не может быть принят, до тех пор, пока он не будет приведен в соответствие с действующим законодательством.

На сегодняшний день относительно полно приведенные принципы реализуются применительно к правовой экспертизе нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти. Таким образом, способом выявления формально-логических противоречий на первом этапе является экспертиза правовых актов. Практически полное исключение законодательных коллизий в действующем законодательстве может быть достигнуто только при стопроцентном результате качества научно-правовой экспертизы. Данный идеальный вариант был бы свидетельством торжества юридической техники. Однако повседневная реальность неидеальна, приведенные нами причины возникновения формально-логических противоречий не дают оснований для утверждения о возможности существования полностью непротиворечивого действующего законодательства.

Соответственно, есть необходимость в исследовании способов выявления противоречий на втором этапе, когда нормативный правовой акт вступил в действие и начал непосредственно регулировать общественные отношения. В подавляющем большинстве случаев коллизии выявляются в процессе правоприменительной деятельности.

Действующая на сегодняшний день система нормоконтроля не является безупречной. Существует целый ряд нормативных правовых актов, в отношении которых ни один орган государственной власти не вправе по своей собственной инициативе провести проверку на предмет наличия в них формально-логических противоречий и вынести соответствующее решение. К таким актам относятся федеральные конституционные законы, федеральные законы и указы Президента РФ. Даже Конституционный Суд РФ не вправе по своей собственной инициативе решить вопрос о соответствии указанных выше нормативных правовых актов Конституции РФ. Представляется, что в том случае, когда имеют место очевидные противоречия, Конституционный

Суд РФ самостоятельно должен признавать такие акты не соответствующими Конституции РФ со всеми вытекающими из этого последствиями.

Более широким спектром возможностей действующая система нормоконтроля обладает в области выявления законодательных коллизий в нормативных правовых актах федеральных органов исполнительной власти и актах, обладающих меньшей юридической силой.

Как и на первом этапе, о чем говорилось ранее, так и на втором, особое место занимает Министерство юстиции РФ, на которое возложена обязанность направлять в федеральный орган исполнительной власти представление об отмене или изменении принятого федеральным органом исполнительной власти нормативного правового акта, противоречащего законодательству Российской Федерации. Помимо этого, Министерство юстиции проводит юридическую экспертизу нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации на предмет их соответствия Конституции Российской Федерации и федеральным законам. По результатам юридической экспертизы нормативного правового акта составляется экспертное заключение о соответствии либо несоответствии его действующему законодательству.

Особая роль в выявлении формально-логических противоречий на втором этапе принадлежит Прокуратуре РФ. В соответствии с п. 2 ст. 1 Федерального закона «О Прокуратуре Российской Федерации» Прокуратура осуществляет надзор за исполнением законов федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций, а также за соответствием законам издаваемых ими правовых актов[203].

Особенности предупреждения коллизий следует рассматривать параллельно с процессом формирования структуры и содержания нормативного правового акта. Основные субъективные причины возникновения исследуемого нами правового феномена связаны с соблюдением не в полном объеме формальных условий принятия нормативного документа в процессе нормотворческой деятельности. В связи с этим, необходимо определить критерии оценки нормативного правового акта, а также сформулировать правила, призванные предупредить появление коллизий на стадии его принятия. Общие критерии предопределяются конституционными основами правовой системы общества, практическими аспектами теории разделения властей, положением федеральных органов исполнительной власти в иерархии управленческих структур. Специфические субъективные критерии оценки нормативного акта с целью предупреждения коллизий связаны с особенностями той или иной сферы правового регулирования и особенностями места, занимаемого определенным органом исполнительной власти в структуре государственной власти.

В нормотворческой ведомственной деятельности, анализируя и оценивая проект нормативного правового акта, необходимо определить:

- относится ли вопрос, которому посвящен данный акт, к предметам ведения данного федерального органа исполнительной власти;

- каким конкретно актом вышестоящего государственного органа (наименование акта, его номер, дата принятия, источник опубликования) подтверждается право министерства (ведомства) на принятие данного вида нормативного акта;

- если акт принят по поручению вышестоящего государственного органа то, от какого конкретно органа исходило поручение (вид правового документа, его дата) и на основании какого нормативного акта, определяющего правотворческую компетенцию государственного органа, дано соответствующее поручение;

- предоставлено ли данному органу исполнительной власти право конкретизации (детализации) нормативного акта на основании (во исполнение) которого принят нормативный акт данного ведомства;

- подлежат ли правовые нормативы акта вышестоящего государственного органа обязательной или факультативной конкретизации (детализации).

Исследование причин возникновения коллизии норм свидетельствует о необходимости всесторонней оценки эффективности нормы, подлежащей принятию. В связи с этим потребуется комплексная специализированная и профессиональная оценка проекта нормативного акта. Представляется необходимым в целях создания единой и непротиворечивой системы законодательства Российской Федерации совершенствование процесса подготовки нормативных правовых актов. Так, во избежание дублирования правового регулирования однородных общественных отношений в правотворческой деятельности необходимо применять текущее и перспективное планирование.

В программах правотворческих работ следует указывать наименования и виды актов, а также органы, ответственные за разработку нормативных правовых актов и сроки их подготовки. В перспективных программах могут определяться направления развития законодательства, мероприятия по кодификации и иному упорядочению нормативных правовых актов, подготовка систематизированных изданий. Одновременно необходимо учитывать, что принятие и утверждение программ правотворческих работ не исключают подготовку и внесение нормативных правовых актов, не включенных в них.

Таковы, на наш взгляд, некоторые условия предупреждения коллизий, связанных с несоблюдением формальных условий принятия нормативного документа в процессе нормотворческой деятельности. Перечень их, безусловно, не является исчерпывающим. Так, Н.И. Матузов приводит следующие способы разрешения коллизий:

- толкование;

- принятие нового акта;

- отмена старого;

- внесение изменений или уточнений в действующие;

- судебное, административное, арбитражное рассмотрение; систематизация законодательства, гармонизация юридических норм;

- переговорный процесс, создание согласительных комиссий;

- конституционное правосудие[204].

По мнению Ю.А. Тихомирова, можно обозначить шесть юридических средств для предотвращения и разрешения юридических коллизий: планомерное, системно-упорядоченное развитие законодательства; последовательный курс на реализацию закона; переговорный процесс; применение коллизионных норм; рассмотрение юридических споров; восстановление прежнего или создание нового юридического состояния[205] [206].

Автор также приводит классификацию коллизионных норм, предназначенных специально для преодоления возможного противоречия между ними:

- нормы-доминанты, выражающие юридический приоритет в случае «столкновения» различных норм;

- нормы-запреты и ограничения, с их помощью предотвращаются коллизионные ситуации;

- нормативно установленные процедуры преодоления разногласий и разрешения споров;

- 3

- нормы санкции, применяемые в случае нарушений названных норм .

Н.А. Власенко называет три способа разрешения коллизий: нормотворческий, толкование норм права и правоположения. При этом автор считает, что устранение коллизий происходит в двух случаях. Во-первых, когда правотворческий орган:

- отменяет одну из конфликтующих норм (законов); если в коллизию вступают более двух норм, то орган упраздняет все, кроме одной;

- изменяет, уточняет предмет (объект) регулирования претендующих на реализацию нормативно-правовых предписаний;

- отменяет все сталкивающиеся юридические нормы и издает новое нормативно-правовое предписание.

Во-вторых, когда принимаются коллизионные нормы права, то толкование и правоположения он относит к способам преодоления коллизии[207].

При этом следует отметить, что под устранением формальнологических противоречий понимается ликвидация расхождения между нормами права вообще. Это исключение противоречия из правовой системы. Преодоление же не ликвидирует, не исключает противоречие, оно продолжает существовать. Однако в каждом конкретном случае субъект правоприменения с помощью определенного технико-юридического приема указывает, какая из противоречащих друг другу норм должна быть применена. С учетом проведенного нами анализа рассмотрим технико-юридические приемы устранения формально-логических противоречий.

Во-первых, таким приемом может выступать отмена противоречащей нормы или норм. Любой субъект правотворчества обладает таким правом в отношении принятых им норм - это аутентичная отмена. Информация о необходимости избавления от формально-логических противоречий в нормативных правовых актов поступает субъектам правотворчества от тех органов, которые выявляют противоречия на втором этапе. Сокращению периода существования формально-логического противоречия способствует нормативное закрепление обязанности устранить его в течение строго определенного срока.

По мнению В.А. Толстика, «целесообразным представляется введение института приостановления действия противоречивого нормативного правового акта. Приостановление должно осуществляться субъектом правотворчества автоматически с момента получения информации о наличии противоречия от уполномоченного субъекта и действовать до его полного устранения»[208].

Помимо аутентичной существует легальная отмена - это предоставленное законом тому или иному органу государственной власти право отменить действие нормативных правовых актов, принятых иными (как правило, нижестоящими) субъектами правотворчества.

Следующим приемом может быть устранение формально-логических противоречий посредством уточнения предмета регулирования противоречивых норм. Данная задача может быть решена как самим субъектом правотворчества, так и субъектом толкования в результате интерпретационного способа. При этом необходимо обратить внимание на то, что толкование не обладает правотворческой природой, в процессе этой деятельности нельзя изменить, дополнить или отменить тот или иной нормативный правовой акт. Основное назначение толкования состоит в уяснении и разъяснении того смысла толкуемых норм, который в них вложил законодатель на момент их принятия. Следовательно, в отличие от субъекта правотворчества, сталкиваясь с наличием формально-логического противоречия, субъект толкования не может отменить или изменить ту или иную норму, а может в зависимости от компетенции субъекта толкования использовать один из следующих вариантов преодоления формально-логического противоречия.

В первом варианте субъект толкования интерпретирует волю законодателя таким образом, что в результате удается верно направить действие внешне противоречащих друг другу норм по необходимому временному, территориальному, субъектному или иному признаку. В таком случае имеет место мнимое противоречие, которое правоприменяющие органы принимают за истинное и обращаются к субъекту толкования. Другой вариант представлен тем, что субъект толкования включает в акт официального нормативного толкования коллизионную норму, определяющую приоритетность той или нормы права при наличии между ними коллизии.

Преодоление формально-логических противоречий в отличие от устранения, как уже было отмечено, не ликвидирует противоречащие нормы или одну из них, а лишь указывает на ту, которая должна быть применена в данном случае. В связи с этим, преодоление осуществляется, прежде всего, в процессе правоприменительной деятельности. Коллизионные нормы и коллизионные принципы (правоположения) являются основными техникоюридическими приемами преодоления формально-логических противоречий.

Выделим коллизионный принцип, в соответствии с которым последующий нормативный правовой акт, принятый одним и тем же субъектом правотворчества по тому же вопросу, отменяет действие предыдущего. В общей теории права этот принцип называют фактической отменой. Сам по себе принцип ничего не отменяет, он лишь указывает субъектам правоприменения нормативный правовой акт, которым они должны руководствоваться. Данный принцип предполагает два возможных варианта его применения.

Во-первых, речь идет о тех ситуациях, когда вновь принимаемый нормативный правовой акт заменяет точно такой же ранее действовавший. При этом в новом акте ничего не говорится о предыдущем. Отмена ранее действовавшего акта в данном случае как бы предполагается. В такой ситуации можно говорить лишь о формальном нарушении правил юридической техники. Каких-либо негативных последствий процессу правового регулирования причинено быть не может, поскольку у субъектов правоприменения не возникает вопроса о том, какой акт следует применять в данном случае.

Другая ситуация возможна, когда новый нормативный правовой акт принимается не взамен ранее действовавшего, а параллельно с ним. В целом его нормы регулируют самостоятельный круг общественных отношений, но ряд из них как бы накладывается на предмет регулирования ранее принятого закона и в тех случаях, когда нормы нового закона устанавливают иной порядок регулирования, положения «старого» закона фактически считаются отмененными. Понятно, что в этом случае считать их отмененными нельзя и именно это обстоятельство вносит дезорганизацию в процесс правового регулирования. Выход из такой ситуации видится в информировании заинтересованных лиц о приостановлении действия одного из актов. Мы считаем, что эффективность преодоления формально-логических противоречий может быть существенно повышена, если коллизионные принципы приобретут статус норм права.

Особенным технико-юридическим приемом разрешения коллизий является приостановление действия нормативного правового акта, данный прием нельзя отнести ни к устранению, ни к преодолению формальнологического противоречия. Устранением оно не является, так как в данном случае формально-логическое противоречие не ликвидируется из системы законодательства окончательно. Нормативный правовой акт прекращает действовать лишь на определенный период времени до его ликвидации иным, уполномоченным на то субъектом права. Преодоления формальнологического противоречия в данном случае также не происходит, поскольку решение по конкретному делу в период приостановления не принимается. Ситуация «замораживается» до окончательного решения вопроса о нормативном правовом акте.

Таким образом, основываясь на приведенном выше анализе, мы приходим к выводу о том, что формально-логические противоречия между нормами права не могут появиться иначе, как в результате правотворческой деятельности компетентных субъектов. Сами по себе юридические нормы возникнуть не могут. Даже в тех случаях, когда речь идет о такой форме права, как правовой обычай, имеющий некоторое место в системе источников российского права, для его возникновения требуется законодательная отсылка, которая может быть сделана только субъектом правотворчества. Следовательно, как внутренняя противоречивость права, так и ее отсутствие есть лишь следствие сознательной деятельности законодателя.

Из сказанного отнюдь не следует, что названные объективные факторы возникновения формально-логических противоречий не должны исследоваться и учитываться при решении проблем выявления, преодоления или устранения законодательных коллизий. В данном случае речь идет лишь о том, что, в конечном счете, причинами возникновения формально-логических противоречий может быть исключительно сознательная деятельность законодателя, которая, в свою очередь, может быть детерминирована самыми различными факторами, в том числе и объективного характера, которые, безусловно, необходимо учитывать в процессе нормотворческой деятельности.

Рассматривая данную проблему, следует акцентировать внимание на особенностях разрешения коллизий в нормотворческой деятельности органов внутренних дел, которые находятся в зависимости от статуса документа: разрабатываемый или принятый. В первом случае субъект нормотворчества ориентирован преимущественно на юридико-техническую превенцию, во втором - на фиксацию формально-логических противоречий.

Аспекты предупреждения коллизий необходимо рассматривать параллельно с процессом формирования структуры и содержания нормативного правового акта. Нарушение правил юридической техники служит детерминирующим фактором появления коллизий норм права. В связи с этим целесообразно упорядочить систему требований к нормативным актам, коррелирующую с концепцией действия коллизионного механизма. Основным технико-юридическим приемом превентивной направленности должна стать научно-правовая экспертиза нормативных правовых актов.

Однако не всегда удается выявить и устранить формально-логические противоречия на первом этапе и тогда коллизии выявляются в процессе правоприменительной деятельности. Реальность существования и деструктивное влияние формально-логических противоречий на нормальное и эффективное функционирование правовой системы предполагает не только их выявление на первом и втором этапах, но и анализ различных способов их ликвидации и преодоления.

Устранение формально-логических противоречий предполагает ликвидацию расхождения между нормами права. К технико-юридическим приемам избавления от коллизий относятся:

- отмена противоречащей нормы или норм;

- уточнение предмета регулирования противоречивых норм.

Преодоление формально-логических противоречий в отличие от устранения, не ликвидирует противоречащие нормы или одну из них, а лишь указывает на то, какая норма должна быть применена в данном случае. Коллизионные нормы и коллизионные принципы (правоположения) являются основными технико-юридическими приемами преодоления формальнологических противоречий.

Действующая система законодательных актов, имеет существенные деструктивные особенности, логико-структурные дефекты, затрудняющие применение нормативного правового акта. Анализ практики разрешения нормативных коллизий правоприменительными органами позволяет сделать вывод об отсутствии единой системы разрешения нормативных коллизий, а также общей системы предупреждения данных противоречий. Общие принципы разрешения и предупреждения коллизий не имеют формализованного выражения, в связи с этим субъекты правоприменительного процесса нередко пренебрегают уже сформированными общетеоретическими правилами преодоления и предупреждения коллизий норм в праве. Считаем целесообразным объединить общие коллизионные принципы в обобщенном законодательном акте. Отдельные способы разрешения коллизий закреплены в разрозненных нормативных правовых актах, а также в постановлениях пленумов Верховного Суда РФ.

Вместе с тем, отсутствие единого акта по данному вопросу не позволяет правоприменителю разрешать коллизию в рамках конструктивного коллизионного механизма. Безусловно, справедливым представляется мнение некоторых ученых, о необходимости принятия закона «О реализации нормативно-правовых актов РФ»[209]. Целью принятия данного «закона о законах» является обеспечение высокой эффективности законодательного регулирования общественных отношений, в основе которых зиждется единство правовой системы, строгая соподчиненность и согласованность нормативных правовых актов, обеспечение высокого уровня подготовки нормативных актов, а также закрепление механизма реализации правовых норм.

Подводя итог, всему сказанному во второй главе, следует отметить следующее.

Несмотря на то, что федеральные органы исполнительной власти не наделены правом законодательной инициативы, их участие в подготовке проектов федеральных законов является объективно необходимым. Каждый орган, возглавляющий государственное управление в соответствующей сфере деятельности, в силу своих интересов и возможностей обязан участвовать как в проектировании законов, так и в определении правовой политики государства.

Важное значение вышесказанное приобретает для МВД России, которое является многофункциональным органом исполнительной власти. К предметам его ведения относятся разработка, принятие и реализация в пределах своей компетенции мер по защите прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и государства посредством охраны общественного порядка, выявления, раскрытия и расследования преступлений, защиты собственности, поддержания безопасности дорожного движения и выполнения ряда других социально значимых функций. Именно поэтому особенное место среди многочисленных функций Министерства внутренних дел РФ занимает нормотворческая.

В соответствии с Положением о МВД России совершенствование нормативной правовой основы деятельности ОВД является одной из основных задач министерства. Согласно данному Положению, важной функцией министерства является осуществление нормативного регулирования своей деятельности и оказание ОВД практической и методической помощи в организации нормативной правовой работы. Для успешной реализации данной функции МВД России его территориальные органы располагают достаточным научным, информационным, кадровым и организационным потенциалом.

Основополагающее значение для оформления нормативных правовых актов МВД России (и ОВД в частности) имеет, прежде всего, юридическая техника, включающая технические нормы права. Юридическая техника может быть определена как совокупность прав и обязанностей, правил, приемов, относящихся к подготовке, формированию и опубликованию нормативных актов. Юридическая техника охватывает чисто технические права и обязанности по подготовке проектов нормативных актов, носящих прикладной характер, т.е. касающихся только методики оформления таких проектов[210].

Юридическая техника в нормотворческой деятельности МВД (и ОВД в частности) - это система принципов и технических правил оформления нормативных правовых актов МВД России. К принципам юридической техники относятся: определенность юридической формы, исключающая двусмысленность положений, неоднозначность формулировок; ясность и доступность юридического языка; устойчивость общепринятых терминов и выражений; компактность юридических формулировок. Проведение научно-правовой и антикоррупционной экспертиз позволяют создать качественный нормативный правовой акт, который будет эффективно регулировать необходимые общественные отношения.

Вместе с тем, не все нормативные правовые акты ОВД безупречны и очевидно, что нужны дальнейшие усилия по совершенствованию законодательной базы деятельности органов внутренних дел. Обстоятельствами, диктующими данную необходимость, являются моральная и политическая устарелость ряда законодательных актов, низкое качество отдельных из них, появление новых направлений работы, задачи имплементации норм международного права в национальное правоохранительное законодательство.

Несоблюдение правил юридической техники, формальной логики и грамматических правил русского языка в области нормотворчества порождает нормотворческие ошибки. Уяснение общего понятия нормотворческих ошибок является одним из этапов полного и всестороннего познания причин и конкретных видов нарушений, допускаемых нормотворцем. Дальнейшее развитие и обогащение исследуемого понятия может быть осуществлено за счет классификации нормотворческих ошибок и выявления специфических признаков, характеризующих отдельные наиболее устойчивые виды таких ошибок.

Проведенный нами анализ свидетельствует о том, что качество законодательства Российской Федерации, регулирующего сферу внутренних дел, не в полной мере соответствует современным требованиям. Оно содержит значительное количество бланкетных, а также дублирующих и противоречащих друг другу материальных и процессуальных норм права. Имеют место пробельность и коллизионность в нормативно-правовом регулировании оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел. Не завершен процесс систематизации, консолидации и кодификации нормативных правовых актов МВД России.

В то же время, современная юридическая наука и практика располагают широким спектром технико-юридических приемов по предупреждению, выявлению, преодолению и устранению формально-логических противоречий, которыми успешно пользуются в деятельности органов внутренних дел, как нормотворческой, так и правоприменительной. Юридическая техника, в свою очередь, содержит достаточно развитую систему требований, ориентирующих на правильный выбор юридических средств в процессе проектирования законов. Однако не всегда эти требования находят творческое применение и обеспечивают подготовку эффективно действующих законов.

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: ПАВЛОВА Ксения Евгеньевна. ЮРИДИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА КАК АТРИБУТ НОРМОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ). Д И С С Е Р Т А Ц И Я на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Белгород - 2016. 2016

Еще по теме Особенности разрешения коллизий в нормотворческой деятельности органов внутренних дел:

  1. 2.2 Ошибки в нормотворческой деятельности органов внутренних дел: понятие и причины
  2. 2.1. Теоретические основы формирования юридической техники в нормотворческой деятельности органов внутренних дел
  3. ГЛАВА 2. ЮРИДИЧЕСКАЯ ТЕХНОЛОГИЯ В НОРМОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
  4. ПАВЛОВА Ксения Евгеньевна. ЮРИДИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА КАК АТРИБУТ НОРМОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ). Д И С С Е Р Т А Ц И Я на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Белгород - 2016, 2016
  5. Организация координации деятельности органов внутренних дел - отечественный и зарубежный опыт
  6. 3.2. Использование методов противодействия в практической деятельности органов внутренних дел
  7. Методическое обеспечение межрегиональной координации правоохранительной деятельности органов внутренних дел
  8. Координация правоохранительной деятельности органов внутренних дел как объективная необходимость
  9. Понятие и виды контрольно-надзорной деятельности при производстве дознания в органах внутренних дел
  10. Совершенствование правового регулирования механизма межрегиональной координации правоохранительной деятельности органов внутренних дел
  11. Глава 1. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ И ОРГАНИЗАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ КООРДИНАЦИИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
  12. Глава 1. Дознание в органах внутренних дел и контрольно-надзорная деятельность при производстве по уголовным делам
  13. Герасимова Нина Павловна. УСТАНОВЛЕНИЕ ФАКТИЧЕСКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА В ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (НА ОСНОВЕ МАТЕРИАЛОВ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2000, 2000
  14. Ведомственный контроль при осуществлении дознания органами внутренних дел
  15. § 1. Проблемы обеспечения законности, правопорядка и служебной дисциплины среди личного состава органов внутренних дел
  16. Кадровый резерв в органах внутренних дел: ретроспектива правовых и организационных основ
  17. Современное состояние дознания в органах внутренних дел и перспективы его развития
  18. ГЛАВА 3. МЕХАНИЗМ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ФУНКЦИИ ГОСУДАРСТВА ОРГАНАМИ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
  19. Анкета социологического опроса сотрудника органов внутренних дел
  20. Организационные основы формирования кадрового резерва органов внутренних дел: общие подходы и учет специфики его уровней
- Авторское право - Административное право, финансовое право, информационное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Гражданский процесс; арбитражный процесс - Гражданское право; предпренимательское право; семейное право; международное частное право - Договорное право - Избирательное право - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право, муниципальное право - Корпоративное право - Медицинское право - Международное право, европейское право - Налоговое право - Наследственное право - Природоресурсное право; аграрное право; экологическое право - Римское право - Страховое право - Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право; право социального обеспечения - Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность - Финансовое право - Юридические науки -