<<
>>

§ 1. Сущность и понятие организации в органах предварительного следствия и дознания системы МВД России взаимодействия со средствами массовой информации

Приступая к исследованию любого объекта, в том числе организации в органах предварительного следствия и дознания системы МВД России взаимодействия со СМИ, согласно научной логике следует определить его сущность и понятие.

С этой целью необходимо рассмотреть признаки такого объекта, которые проявляются в соответствующих категориях, образующих понятийно-категориальный аппарат теоретических основ научного исследования. При этом, как совершенно верно отмечается в научной литературе, корректность понятийно-категориального аппарата не только предопределяет правильность построения тех или иных суждений, умозаключений, концепций, теорий, но и обеспечивает ясность понимания, разумность и целесообразность человеческой деятельности и ее социальных последствий[4].

Применительно к теме настоящего исследования, уясняя сущность организации в органах предварительного следствия и дознания системы МВД России (далее - ОПР) взаимодействия со СМИ и формирования соответствующего научного понятия, следует раскрыть содержание таких категорий, как «организация», «взаимодействие», «органы предварительного следствия», «органы дознания» и «средства массовой информации».

Понятие «организация» по своей природе многоаспектно, поскольку и как научная категория, и как самостоятельный предмет исследования рассматривается в самых различных областях научных знаний. Существующее многообразие определений организации в работах, посвященных управлению, социологии, кибернетике, философии, экономике, а также другим сферам научных знаний, является ярким тому подтверждением и заслуживает отдельного внимания. В соответствии с предметом диссертационного исследования рассмотрим понятие «организация» с научных позиций, присущих сфере управленческих наук.

В работах, посвященных управлению, среди ученых нет единства мнений в трактовке термина «организация», возможно, вследствие его универсальности и сложности как результата исторически обусловленного процесса проникновения организационных аспектов практически во все области деятельности личности, общества и государства.

Анализ существующих точек зрения в теории социального управления на понятие «организация» показывает многообразие подходов к его определению.

Одним из распространённых подходов к осмыслению понятия «организация» является рассмотрение его как социального образования (социальной системы, института или объекта), то есть объединения людей, созданного для совместного достижения поставленной цели (целей), действующих в рамках определенной структуры и на основе установленных правил, и процедур[5].

Наряду с приведенным подходом существует позиция, согласно которой организация определяется как процесс создания объекта и предварительных условий воздействия на него или атрибут объекта, характеристика степени упорядоченности его внутренних элементов[6]. В первом контексте как процесс создания объекта и предварительных условий воздействия на него организация означает определенную целевую деятельность, включающую в себя распределение функций, налаживание устойчивых связей, их координацию. В данном значении понятие «организация» в известной степени совпадает с управлением, хотя и не исчерпывает его.

Во втором контексте как атрибут объекта, как характеристика степени упорядоченности его внутренних элементов организация рассматривается в качестве определенной структуры, строения и типа связей, как способ соединения частей в целое, специфический для каждого рода объектов[7]. По мнению В.Г. Афанасьева, «надо различать организацию как состояние объекта или субъекта управления, то есть определенную упорядоченность, целостность того или другого в структурном и функциональном отношении»[8] Тем самым автор уточнил, что подобная характеристика распространяется и на субъект управления.

Согласно третьей позиции организация рассматривается как функция управления, представляющая собой специфическую деятельность людей, направленную на создание состояния упорядоченности, иначе говоря, «организовывание»[9], формирование и приспособление субъекта и объекта управления к выполнению поставленных задач[10], как обеспечивающая функция управления, нацеленная на создание необходимых условий для достижения целей, содержание которой состоит из формирования структуры организации и обеспечения ее деятельности финансами, оборудованием, сырьем, материалами и трудовыми ресурсами.

При этом некоторые авторы связывают определение организации как функции управления не с деятельностью, а с процессом упорядочивания в организованных системах[11]. Объясняется это, как представляется, тем, что организация является одним из направлений социального управления.

Особенного внимания заслуживает позиция авторов, рассматривающих понятие «организация» как результат процесса упорядочивания, отражающий состояние функционирования объекта и субъекта управления, то есть организованность[12]. Возможность подобного определения организации в научной литературе обусловлена процессом превращения неупорядоченного явления в упорядоченное и, как следствие - относительно неизменный результат этого процесса[13]. Однако, как справедливо отмечает А.В. Шмонин, процесс организации не прекращается с появлением объекта организации, поэтому ее разделение на процесс и результат зачастую условное[14].

Таким образом, в теории социального управления понятие «организация» определяется как социальное образование, процесс создания объекта и предварительных условий воздействия на него, атрибут объекта, характеристика степени упорядоченности его внутренних элементов, определенная структура, функция управления, результат процесса упорядочивания. С данных позиций можно рассматривать и организацию в ОПР взаимодействия со СМИ.

При обращении к исследованиям в области теории управления правоохранительными органами выявляются следующие подходы к формированию понятия «организация»: определенное образование[15]; состояние согласованности, упорядоченности, целостности субъекта или объекта управления, их способности к достижению целей[16]; совокупность сознательных процессов и действий, направленных на образование, совершенствование (упорядочение) взаимосвязей между частями целого, то есть организация как функция управления[17].

Некоторые ученые рассматривают понятие «организация» одновременно с нескольких позиций.

Так, В.Д. Малков, анализируя понятие «организация» как функцию управления, отмечает, что в процессе ее осуществления обеспечивается достижение запрограммированных результатов, успех функционирования социальной системы в целом. При этом ученый обращает внимание на то, что понятие «организация» имеет различные функциональные аспекты - организация систем и организация процессов управления. Организация систем управления предполагает формирование в них управляющей и управляемой подсистем, создание таких организационных отношений, которые были бы способны обеспечить наиболее эффективное достижение поставленных целей. Организация процессов управления состоит из сложного комплекса мероприятий, обеспечивающих успешное функционирование системы (организация взаимодействия, обучение, воспитание кадров, контроль и проверка исполнения поставленных задач и др.)[18]. Развивая приведенную позицию, А.М. Кононов отмечает, что организация процессов управления состоит в обеспечении выполнения социальной системой конкретных работ, реализации конкретных задач[19].

Исходя из позиции В.Д. Малкова и А.М. Кононова, можно сделать вывод о том, что сущность понятия «организация» является комплексом определенных мер, направленных на обеспечение успешного функционирования системы, в том числе системы организации в ОПР взаимодействия со СМИ.

Исследуя содержание понятия «организация» с позиции теории управления органами расследования преступлений, Е.А. Ефремова пришла к выводу, что организацию расследования преступлений можно определить как: 1) процесс создания ОПР; 2) внутреннюю упорядоченность, согласованность взаимодействия отдельных элементов или частей ОПР в соответствии с их структурой; 3) деятельность субъектов управления (руководителей ОПР), направленную на создание состояния упорядоченности данных органов; 4) результат процесса упорядочения ОПР, отражающий состояние функционирования как всего ОПР, так и объекта и субъекта управления в целях реализации функций досудебного производства. С учетом выявленных позиций ею предложено под организацией понимать обеспечение субъектами управления деятельности подчиненных органов или их должностных лиц, осуществляющих досудебное производство по уголовно наказуемым деяниям, в целях упорядочивания данной деятельности[20].

На наш взгляд, мнение Е.А. Ефремовой ошибочно, полагаем, что целью обеспечения не может являться упорядочение, так как оно является однопорядковым признаком, характеризующим организацию.

Д.А. Влезько, рассматривая проблемы организационных функций начальника следственного отделения (отдела) в расследовании, определяет организацию как создание условий для деятельности данных отделений (отделов) путем структурного, методического, научно -технического, материального, кадрового и иного их обеспечения[21]. В целом следует поддержать мнение автора о том, что целью организации является создание условий деятельности соответствующих органов. Однако, полагаем, что средствами организации служит не только обеспечение, но и упорядочение, так как и то и другое направлено на создание условий деятельности объекта организации, но обеспечение связано с предоставлением (снабжением) таким объектам соответствующих ресурсов (материальных, технических, информационных и т.п.)[22], а упорядочение - с разработкой и принятием организационно-распорядительных документов[23].

Таким образом, рассмотрев различные подходы к понятию «организация», объективно констатируем: оно не имеет единого общепринятого универсального значения, а каждый из приведенных выше подходов отражает его специфику в различных аспектах.

В то же время, как несложно было убедиться, рассматриваемое понятие связано с категорией «управление». Характеризуя данную взаимосвязь, В.Б. Коробов указывает на то, что «в течение многих веков управление из бессознательной деятельности превращалось в обычай, традицию, общественный институт с помощью устойчивой социальной структуры, которая из поколения в поколение передавала навыки управления. Таким образом, социальное управление

- это во многом продукт социальных организаций. С другой стороны, организация

- это объект управленческих усилий, поскольку именно с помощью организаций осуществляется целенаправленное, систематическое воздействие субъекта управления на объект управления»[24].

Ранее на признаки данной взаимосвязи обратил внимание В.Д. Малков, отметив, что «по мере все большего разделения труда в обществе управление приобрело относительную самостоятельность. Его задачи нашли свое концентрированное выражение в функциях особых социальных институтов - органов управления»[25]. Однако, несмотря на взаимосвязь понятий «организация» и «управление», они являются достаточно автономными.

При существующем многообразии подходов к трактовке понятия «управление» единство взглядов прослеживается в указании на его главное свойство - воздействие. По мнению одних исследователей, это воздействие связано с деятельностью людей[26] Например, с точки зрения Г.В Атаманчука, социальное управление - не одностороннее воздействие управляющей социальной системы на управляемую, а диалектическое взаимодействие между его субъектом и объектом, состоящее из многообразных прямых и обратных связей между ними[27]. По мнению других исследователей, это воздействие субъекта (субъектов) на объект (объекты)[28]. Третья трактовка - воздействие на определенные социальные системы и весь социальный организм в целом[29]

В.Д. Малков, рассматривая сущность и содержание социального управления, определил управление как объективно необходимую разновидность социальной деятельности, состоящую в сознательном и целенаправленном организующем воздействии субъектов управления на различные социальные системы для повышения эффективности их функционирования, приведения его в соответствие с объективными закономерностями развития. При этом автор подчеркнул, что управление органов внутренних дел рассматривается в двух аспектах. Во-первых, имеется в виду управление этой системой как объектом со стороны государства. Во-вторых, учитывается управление, осуществляемое внутри системы, при котором объектами являются сотрудники службы, подразделения, а субъектами - руководители и управленческие аппараты, действующие на соответствующих уровнях и составляющие в своей совокупности управляющую подсистему всей системы данных органов в целом и каждого из них в отдельности[30].

А.С. Петров, применяя функциональный подход к раскрытию понятия «управление», определяет его как специфическую функцию деятельности человека, посредством которой устанавливается цель трудовых действий и реализуются сами действия[31].

В узком смысле, на наш взгляд, рассмотрено управление в трудах

B. Я. Кикотя и Д.И. Грядового как процесс принятия решения[32], что не отражает в полной мере его содержание и сущность, а сводится лишь к алгоритмизации определенных операций, необходимых для принятия решения.

С.В. Валовым проанализировано управление с точки зрения воздействия. Разделяя позицию ряда авторов[33], он полагает, что понятие «воздействие» является наиболее адекватным и отвечающим сущности управления, так как определяет момент влияния на сознание, поведение и деятельность людей, обеспечивая реализацию какой-либо цели. В этой связи С.В. Валовым предложено следующее определение: «Управление есть основанное на познании объективных закономерностей, знаниях, размышлениях и воле субъекта управления целенаправленное систематическое воздействие, выработанное им в ходе управленческой деятельности и представленное в адекватной к передаче, восприятию и усвоению форме - управленческих решениях и действиях, реализуемых в общественных отношениях, результатом которых становится деятельность по удовлетворению определенной общественной потребности, скорректированная в соответствии с целью субъекта управления и выполняемая на основе сознания и воли управляемого объекта»[34].

Таким образом, неразрывная взаимосвязь между понятиями «организация» и «управление» проявляется в общности их цели - эффективное функционирование социальных систем, а специфика выражена в их содержании. Если управление - это воздействие, то организация - это упорядочение и обеспечение социального объекта, процесса и состояния.

В этой связи следует критически отнестись к мнению отдельных авторов, которые в соотношении данных понятий не усматривают разницы, используя слово «организация» в качестве синонима понятию «управление»[35] С данной позицией нельзя согласиться, поскольку природа рассматриваемых категорий, как было ранее заключено, неоднозначна. Несмотря на тесную взаимосвязь, каждое из них обладает своей обособленной индивидуальностью.

Некоторые авторы понимают организацию как структуру, остов, в рамках которого осуществляются определенные мероприятия, а управление - как совокупность скоординированных действий, направленных на достижение определенной цели[36]. Следовательно, авторы данного подхода рассматривают организацию как «статику» дела, а управление - как его «динамику». К данному положению следует отнестись критически, поскольку организация, как справедливо отмечает А.В. Шмонин, всегда связана с деятельностью, что предопределяет ее динамичность[37].

По мнению А.Ф. Баранникова, «...организация есть самостоятельный, предшествующий управлению, а при длительной мотивации - упреждающе сопутствующий ему процесс человеческой деятельности относительно одного и того же ее предмета, и любой степени детализации. В этом отношении, как указывает автор, процессы организации и управления следует рассматривать относительно достижения определенной цели и одного и того же предмета деятельности. По утверждению автора, для осуществления процесса организации и управления им в свое время понадобилось организовать «управляемое и управляющее устройства, так как в истоке процесса организации и развития сознательной человеческой деятельности всегда остается первичной организация идей в целом, формулировка глобальной цели в самом ее общем виде, в главном, в суще ственном»[38].

Иной позиции придерживается И.П. Можаева, которая исходит из того, что, если понятия «управление» и «организация» представить как самостоятельные категории, то вся сложность проблемы их соотношений обусловлена тем, что управление может быть рассмотрено как постоянно действующее. Объективным критерием такой категории управления является дифференциация его на внешнее и внутреннее. Внешнее управление выступает первоосновой и представляет собой существующую в пространственных и временных связях объективную реальность. В результате управленческой деятельности создается организация. В данном случае управление включает в себя организацию как часть целого. Будучи созданной, организация приобретает относительно автономное значение, она представляет определенную структуру (систему), в которой все элементы взаимосвязаны. Для нормального функционирования и взаимодействия данной системы необходимо управление. В этом проявляется внутреннее управление, которое является частью организации[39].

Однозначный ответ дать непросто: что первично и что вторично - «организация» или «управление», поскольку характер их взаимоотношений намного сложнее, чем подчинение друг другу. Каждая из приведенных точек

зрения по-своему объективна и логически выстроена, разница лишь в подходе.

Данный тезис находит свое подтверждение и среди позиций руководителей органов дознания. В.А. Милехин в рамках исследования провел анкетирование, которое показало следующие результаты: 38% из опрошенных респондентов выразили мнение о целесообразности использования понятия «управление» при воздействии на систему органов предварительного расследования, 62 % отдают предпочтение понятию «организация». Из числа опрошенных руководителей подразделений дознания (организации дознания) и начальников полиции территориальных органов МВД России 6 % высказались за преемственность обоих понятий или не смогли однозначно ответить на поставленный вопрос [40]

Таким образом, обозначенные результаты указывают на то, что для большинства руководителей органов внутренних дел (далее - ОВД) понятия «организация» и «управление» по их содержанию не имеют существенных различий. Однако будет правильным не пытаться разрывать устойчивую связь между такими взаимозависимыми явлениями, как организация и управление, а рассматривать их в комплексе и во взаимосвязи, учитывая их последовательный переход из одного состояния в другое.

Изучив различные подходы к определению понятия «организация» и его соотношения со схожими категориями, опираясь на положения общей теории управления и управления органами предварительного расследования, полагаем возможным рассматривать организацию как упорядочение и обеспечение деятельности социальных объектов. Применительно к предмету исследования такими объектами будут являться должностные лица, которые в той или иной мере осуществляют совместную со СМИ деятельность.

Рассматривая понятие «взаимодействие», следует отметить, что оно представляется одной из философских категорий, отражающих процессы воздействия объектов друг на друга, их взаимную обусловленность и изменения состояния или взаимопереход, а также порождения одним объектом другого [41]

В научной литературе существует многообразие подходов к определению понятия «взаимодействие», в том числе взаимодействия правоохранительных органов, включая ОВД и ОПР, со СМИ. В частности, А.Н. Тюменцев определяет взаимодействие следственных подразделений при ОВД со СМИ как постоянный двухуровневый процесс, осуществляемый как через отделы информации (пресс - службы либо специально выделенных для данной деятельности сотрудников), так и самостоятельно отдельными сотрудниками, например, следователями, на взаимовыгодных условиях для достижения собственных целей[42].

Несмотря на то, что отсутствие общей цели или задач следственных подразделений и СМИ при взаимодействии согласуется с философским подходом к определению взаимодействия, диссертант полагает необходимым при формировании рассматриваемого понятия исходить из определения общих для взаимодействующих сторон задач.

Представляет научный интерес с точки зрения управления правоохранительными органами определение «взаимодействия», предложенное Р.Р. Алиулловым, под которым ученый предлагает понимать совместное участие и связь сотрудников, подразделений, организаций, органов в процессе трудовой деятельности. Возникающее на основе разделения функций, полномочий, взаимных обязательств; осуществляемая по единому замыслу во имя достижения общей цели совместная деятельность различных, не подчиненных друг другу субъектов[43].

Отдельные исследователи в области взаимодействия органов прокуратуры со СМИ рассматривают такое взаимодействие в досудебном производстве как равноправное, взаимовыгодное, основанное на сотрудничестве с редакциями СМИ использование органами прокуратуры их возможностей, осуществляемое в рамках реализации функций органов прокуратуры в досудебном производстве [44] Можно согласиться с выделением таких признаков взаимодействия, как взаимовыгодное, основанное на сотрудничестве органов прокуратуры и СМИ.

Между тем следует уточнить признак сотрудничества. Как известно, под сотрудничеством понимается совместная деятельность. Сотрудничество - это обеспечение общей цели усилиями всего персонала и каждого работника, в частности. В связи с этим согласиться с доводом, что в основе взаимодействия находится совместная деятельность, а не сама совместная деятельность, невозможно.

Кроме того, взаимодействие между социальными объектами определяется не только совместной, но и согласованной деятельностью, так как решение даже общих задач возможно и в рамках самостоятельной деятельности каждой взаимодействующей стороны. В связи с этим можно частично согласиться с В.П. Шашковым, определяющим взаимодействие следователя со СМИ как основанную на законах и подзаконных нормативных актах, согласованную по целям, месту и времени деятельность указанных субъектов, которая осуществляется путем оптимального сочетания присущих им методов и средств и содействует раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений, а также объединяет усилия в разрешении общих вопросов борьбы с преступностью[45]. Между тем такие признаки, как цель, место и время не могут быть положены в основу определения, так как они не во всех случаях и не всегда совпадают. А выделение такого признака, как общие вопросы борьбы с преступностью является надуманным, так как у СМИ нет такого направления деятельности.

Также невозможно полностью согласиться с позицией В.П. Шашкова, полагающего, что общей задачей следователей и СМИ является «информирование людей по различным вопросам жизнедеятельности государства и общества. Это диктуется необходимостью обеспечения устойчивости власти и СМИ. Здесь СМИ выступают в качестве средства воздействия на сознание людей с целью формирования у них определенных установок, оценок и суждений с тем, чтобы создать положительный стереотип законопослушного поведения граждан, стремления к соблюдению норм права и уважения к закону. В реализацию данной цели органично вписываются решаемые следственными подразделениями задачи входе производства по уголовным делам»[46].

Во-первых, ни у следователя ОВД, ни у следственных подразделений нет задачи информирования людей по различным вопросам жизнедеятельности государства и общества, даже в целях формирования у них определенных установок, оценок и суждений с тем, чтобы создать положительный стереотип законопослушного поведения граждан. Во -вторых, задачи следователя предопределены Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, а задачи следственных подразделений ОВД - ведомственными нормативными актами, которые не могут совпадать применительно к производству по уголовным делам.

Представляет научный интерес точка зрения Ю.В. Наумкина, который определил взаимодействие правоохранительных органов со СМИ как «постоянные, объективно существующие между ними взаимосвязи, обусловленные общими целями, которые достигаются в процессе взаимовлияния и взаимного использования возможностей указанных подсистем для достижения как общих, так и собственных целей»[47].

Рассматривая сущность понятия «взаимодействие» и развивая мысль Ю.В. Наумкина, следует обратить внимание на ключевые слова в данном определении «общие цели» и «собственные цели». Исходя из сказанного необходимо разграничить общие цели совместной деятельности ОПР и СМИ с целями ОПР, достигаемыми в результате такого взаимодействия. В то же время остается открытым вопрос: какие цели ученый относит к общим, а какие - к собственным.

Как справедливо отмечает Е.А. Дмитриева, основными целями и задачами взаимодействия органов прокуратуры со СМИ является своевременное информирование граждан Российской Федерации о событиях в политической, общественной, международной и иных сферах жизни общества[48]. Обозначенная цель и задачи вытекают из смысла ст. 38 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 21241 о СМИ (далее - Закон о СМИ) о праве граждан на оперативное получение СМИ достоверных сведений о деятельности государственных органов исполнительной власти. С этой целью данные органы и должностные лица указанных органов предоставляют сведения о своей деятельности в СМИ[49]. Отметим, что рассмотренная норма корреспондируется с положениями федерального законодательства, регулирующего отношения, возникающие в связи с распространением государственными СМИ материалов или сообщений о деятельности органов государственной власти, в том числе в сфере внутренних дел[50].

Таким образом, общей целью СМИ и государственных органов исполнительной власти, в том числе органов прокуратуры, ОВД и др., является размещение информации о деятельности этих органов. Другие цели взаимодействия СМИ с государственными органами исполнительной власти отсутствуют, что не исключает общих задач взаимодействующих сторон, которые определяются отдельными направлениями и видами деятельности этих органов. Под взаимодействием в социальных системах можно понимать совместную и (или) согласованную деятельность каких-либо социальных объектов, в том числе ОПР и СМИ.

Переходя к рассмотрению понятий «органы предварительного следствия» и «органы дознания», отметим, что в научных источниках отсутствуют их определения. При этом в уголовно-процессуальном законодательстве используются наравне с данными понятиями так же и следующие категории: «следственные органы», «следственные подразделения», «подразделения дознания» (пп. 38. ст. 5, ст. ст. 40.1, 41.1, п.1.1. ст. 148 УПК РФ). Данное обстоятельство дает основание обоснованно предположить, что: во-первых, законодатель использует понятия «органы предварительного следствия», «следственные органы» и «следственные подразделения» в уголовно - процессуальном смысле как тождественные. Во-вторых, орган дознания и подразделения дознания - это два самостоятельных в уголовно-процессуальном смысле органа предварительного расследования. В-третьих, уголовнопроцессуальное законодательство не содержит понятий «органы предварительного следствия», «следственные органы», «следственные подразделения» и «подразделения дознания». При этом оно определяет органы дознания как государственные органы и должностные лица, уполномоченные в соответствии с уголовно-процессуальным законом осуществлять дознание и другие процессуальные полномочия (п. 24 ст. 5 УПК РФ). Также

конкретизируется соответствующий состав органов дознания. В частности, к органам дознания относятся органы внутренних дел и входящие в их состав территориальные органы, в том числе линейные управления (отделы, отделения, пункты) полиции (п. 1 ч. 1 ст. 40), на которые возлагается производство дознания по уголовным делам, по которым предварительное следствие не обязательно, а также выполнение ими неотложных следственных действий по уголовным делам, по которым предварительное следствие обязательно (пп. 1, 2 ч. 2 ст. 40 УПК РФ).

С учетом изложенного, а также уголовно-процессуального определения понятия «дознаватель» (п. 7 ст. 5 УПК РФ) можно предложить под органами предварительного следствия и подразделениями дознания понимать структурные подразделения государственных органов в сфере внутренних дел и их должностные лица, полномочные и (или) уполномоченные осуществлять расследование по уголовному делу в формах предварительного следствия и дознания.

Анализ законодательства в сфере внутренних дел, регулирующего деятельность органов предварительного следствия и органов дознания, позволяет сделать вывод, что оно также не содержит определения соответствующих понятий. Между тем в нормативных актах определяются предназначение и другие существенные признаки данных органов. Так, предназначение органов предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации связано с обеспечением в пределах их полномочий исполнения законодательства Российской Федерации об уголовном судопроизводстве[51]. В ведомственных актах данное полномочие конкретизировано с учетом вида ОПС, определяемого уровня управления (федеральный, окружной, межрегиональный, региональный и районный)[52]

В рамках отмеченного представляется возможным сделать обоснованный вывод, что с позиции законодательства в сфере внутренних дел подразделения дознания являются структурными подразделениями только территориальных органов МВД России на районном уровне. В связи с этим с позиции теории управления возможно рассматривать данные подразделения как элемент системы органов дознания - территориальных органов на районном уровне. Косвенно данный вывод согласуется с позицией других авторов. Так, В.А. Милехин, исследуя проблемы управления подразделениями дознания МВД России, предложил понимать под такими подразделениями «структурную подсистему органов дознания МВД России разных субординационных уровней, состоящую из сотрудников (должностных лиц), функционирующую в условиях процессуального и административного режимов[53]».

Таким образом, органы предварительного следствия и дознания системы МВД России можно определить, как структурные подразделения государственных органов в сфере внутренних дел, осуществляющие и обеспечивающие в пределах своих полномочий исполнение законодательства Российской Федерации об уголовном судопроизводстве.

В то же время деятельность любых органов, в том числе и ОПР, выполняется конкретными сотрудниками, полномочными и (или) уполномоченными вышестоящими должностными лицами, в том числе в рамках взаимодействия друг с другом, а также с иными органами (организациями) и их должностными лицами (сотрудниками, работниками).

Согласно Толковому словарю С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведова под значением слова «полномочие» понимается официальное предоставление кому-нибудь права, какой-нибудь деятельности, ведения дел, а под значением «полномочный» понимается обладающий полномочиями[54]. В юридическом значении термин «полномочие» трактуется как право одного лица (представителя) совершать сделки от имени другого[55]. Следовательно, проведя анализ значений данных понятий в словарях, полагаем, что полномочным должностным лицом является такое должностное лицо, на которое правовыми актами возложены полномочия по осуществлению какой-либо деятельности, а под уполномоченным должностным лицом - такие должностные лица, на которые начальниками (руководителями) возложены полномочия посредством издания организационно - распорядительного документа.

Рассматривая понятие «средства массовой информации» отметим, что оно законодателем не определяется, а раскрывается путем перечисления соответствующих форм в ст. 2 Закона о СМИ, а именно: периодическое печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием).

В научной литературе, посвященной проблемам взаимодействия со СМИ, которая была изучена автором, не приводится указанное понятие. Попытки его определения отдельными исследователями сводятся к следующему. Некоторые авторы рассматривают СМИ как систему, к которой относятся учреждения (или органы) массовой информации, представляющие собой совокупность штатных работников, функционирующих в сфере управления СМИ, в том числе редакции, агентства, комитеты, с которыми органы внутренних дел взаимодействуют как система с системой[56]. Другие ученые - как социальные институты (пресса, книжные издательства, агентства печати, радио, телевидение и др.), обеспечивающие сбор, обработку и распространение информации в массовом масштабе[57]. Третьи исследователи понимают СМИ как институциональные образования (пресса, книжные издательства, агентства печати, радио, телевидение, Интернет и др.), осуществляющие отбор, накопление, тематизацию, стереотипизацию и распространение массовой информации в корпоративных интересах, в интересах личности и общества на основе современных технологий и тем самым оказывающие как целенаправленное, так и спонтанное воздействие на все стороны социальной жизни, на сознание и поведение человека в условиях плюрализма и конкуренции мнений[58].

Следует согласиться с исследователями в части определения СМИ как системы, включающей в себя федеральные, региональные, муниципальные СМИ, которые представлены на федеральном уровне - государственными, федеральными СМИ, учредителем которых выступает федеральный орган государственной власти; на региональном уровне - государственными, региональными СМИ, учредителями которых выступают федеральные органы государственной власти совместно с органами государственной власти субъектов Российской Федерации либо только органы государственной власти субъектов РФ и т. д., что находит отражение в законодательных нормативных правовых актах, регулирующих общественные отношения в сфере СМИ[59]. Важно отметить, что кроме государственных СМИ так же функционируют ведомственные и коммерческие. Между тем, определяя рассматриваемое понятие, можно обойтись без указания на систему СМИ.

Таким образом, под СМИ следует понимать формы периодического распространения печатной, аудио-, аудиовизуальной продукции и иных сообщений, и материалов, предназначенных для неограниченного круга лиц под постоянным наименованием (названием).

В то же время для целей настоящего исследования с учетом положений Закона о СМИ, которым регламентирована деятельность СМИ, в том числе в сфере взаимодействия с государственными органами, представляется целесообразным раскрывать сущность организации в ОПР взаимодействия со СМИ посредством указания на представителей редакций таких СМИ, под которыми понимаются организации, учреждения, предприятия либо граждане (объединения граждан), осуществляющие производство и выпуск соответствующих форм периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием).

Завершая рассмотрение сущности организации в ОПР взаимодействия со СМИ, следует обратить внимание на следующие обстоятельства. Несмотря на то, что задачи ОПР и СМИ, как было отмечено, частично совпадают, что и обусловливает возможность взаимодействия между ними, тем не менее при определении искомого понятия необходимо определить цель деятельности ОПР, которую возможно достичь лишь в рамках взаимодействия со СМИ. Такой целью является информационное сопровождение исполнения законодательства РФ об уголовном судопроизводстве ОПР в пределах своих полномочий. Исполнение этого законодательства непосредственным образом отражается в решении задач на стадиях досудебного производства по уголовным делам и связанной с этим производством иной оперативно-служебной деятельности.

Таким образом, под организацией в органах предварительного следствия и дознания системы МВД России взаимодействия со средствами массовой информации понимается деятельность полномочных и (или) уполномоченных должностных лиц структурных подразделений государственных органов в сфере внутренних дел по упорядочению и обеспечению совместной и (или) согласованной деятельности подчиненных подразделений и (или) их должностных лиц с представителями организаций, учреждений, предприятий либо гражданами, объединений граждан, осуществляющих производство и выпуск соответствующих форм периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием), в целях информационного сопровождения решения задач уголовного судопроизводства и связанной с ним иной оперативно-служебной деятельности.

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: КОРНЕЕВА Марина Петровна. ОРГАНИЗАЦИЯ В ОРГАНАХ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ И ДОЗНАНИЯ СИСТЕМЫ МВД РОССИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СО СРЕДСТВАМИ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2016. 2016

Еще по теме § 1. Сущность и понятие организации в органах предварительного следствия и дознания системы МВД России взаимодействия со средствами массовой информации:

  1. § 2. Факторы организации в органах предварительного следствия и дознания системы МВД России взаимодействия со средствами массовой информации
  2. § 4. Система организации в органах предварительного следствия и дознания системы МВД России взаимодействия со средствами массовой информации
  3. § 1. Организация в органах предварительного следствия и дознания системы МВД России взаимодействия со средствами массовой информации в стадиях досудебного производства
  4. § 2. Организация в органах предварительного следствия и дознания системы МВД России взаимодействия со средствами массовой информации при общей профилактике преступлений
  5. § 3. Правовое регулирование как фактор организации в органах предварительного следствия и дознания системы МВД России взаимодействия со средствами массовой информации
  6. Глава I. Теоретические основы организации в органах предварительного следствия и дознания системы МВД России взаимодействия со средствами массовой информации
  7. Глава II. Совершенствование отдельных направлений организации в органах предварительного следствия и дознания системы МВД России взаимодействия со средствами массовой информации
  8. § 3. Организация в органах предварительного следствия и дознания системы МВД России взаимодействия со средствами массовой информации по формированию позитивного и объективного общественного мнения об их деятельности
  9. КОРНЕЕВА Марина Петровна. ОРГАНИЗАЦИЯ В ОРГАНАХ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ И ДОЗНАНИЯ СИСТЕМЫ МВД РОССИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СО СРЕДСТВАМИ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2016, 2016
  10. Глава 1. Система органов предварительного следствия России сквозь призму правового статуса должностных лиц органов предварительного следствия
  11. Понятие и сущность организации правоохранительной деятельности территориальных органов МВД России на районном уровне
  12. Соотношение понятий «веб-сайт» и «средство массовой информации»
  13. Глава 2. Проблемные аспекты процессуального статуса должностных лиц органов предварительного следствия России
  14. §3 Взаимодействие сил и средств правоохранительных органов, силовых структур, органов и подразделений МВД Кыргызской Республики с общественными объединениями по предупреждению и пресечению внутренних волнений и беспорядков
  15. § 2. Формы взаимодействия в приграничном сотрудничестве территориальных органов МВД России с компетентными органами иностранных государств в сфере оперативно-розыскной деятельности
  16. Сущность приграничного сотрудничества территориальных органов МВД России с компетентными органами иностранных государств в сфере оперативно-розыскной деятельности
  17. Глава I. Сущность, правовая основа и современное состояние приграничного сотрудничества территориальных органов МВД России с компетентными органами иностранных государств в сфере оперативнорозыскной деятельности
- Авторское право - Административное право, финансовое право, информационное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Гражданский процесс; арбитражный процесс - Гражданское право; предпренимательское право; семейное право; международное частное право - Договорное право - Избирательное право - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право, муниципальное право - Корпоративное право - Медицинское право - Международное право, европейское право - Налоговое право - Наследственное право - Природоресурсное право; аграрное право; экологическое право - Римское право - Страховое право - Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право; право социального обеспечения - Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность - Финансовое право - Юридические науки -